•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

По пятнадцать за каждого Луи XIII

Книга алкогольных рекордов. — Портвейн и коньяк соединяются. — Сержант берет натурой. — О-го-го!
Стоп. Надо остановиться. На время. И зафиксировать. Пускать на самотек факты беспрецедентного запоя преступно. Все необходимо бесстрастно записывать. Запоминать вредно и рискованно: память пьющего — ненадежный инструмент. Так что все заносить в книгу великих достижений! Книгу рекордов «Пиво-разливное-подвадцать-копеек-за-кружку». Для внуков и прочих потомков, чтобы повадно было.
Итак. Самую дорогую в своей практике бутылку я нашел в Банковском переулке, в магазине «Красное и белое». Стоит там среди прочего алкогольного рая коньяк «Ричард Хенесси» по цене 17 300 000 рублей за флакон. Я, само собой, игриво спросил у продавщицы Ани, не пишется ли по ночам наш народ за «Ричардом».
— Зря смеетесь, — строго ответила мне Аня, — этот еще не взяли, а до него был «Луи XIII» по пятнадцать лимонов. Купили три штуки. Причем одна покупательница была женщиной, — почему-то добавила она. — Коньяк-то хороший, спирт двести лет выдержки.


Самым ценным по содержанию напитком я безоговорочно признал «Старку Патриаршую», рожденную в Кировограде. Одна этикетка чего стоит: «Спирт высшего качества 40%. Портвейн.
Коньяк». И все это в одном флаконе. Гуманно. Исполнилась вековая мечта пьющих людей, чтобы все сразу, да еще коньячок в довесок! Самое никудышное место в Москве оказалось на территории детского городка на Тверском бульваре, напротив Литинститута. Там за отчетный период хулиганы 6 раз снимали с меня любимые носильные вещи. Я начал с маниакальной настойчивостью выпивать исключительно там. В финале эксперимента я понял, что место и впрямь никудышное. Но прежде лишился еще одной куртки, пальто, двух футболок, плаща и ботинок. И когда вещи в гардеробе закончились, стал обходить площадку стороной.
Из былого. Самый оригинальный штраф мне пришлось заплатить милиции за распитие спиртного в 78-м году, у стен Зачатьевского монастыря. Все было прилично: водка, портвейн «Иверия», хлеб, колбаса. И вдруг появился младший сержант, известный под кличкой Молдаван. А имел он, кстати сказать, препротивный характер.
Один день он ходил по окрестностям и забирал всех выпивающих студентов, а на следующей день, в свой выходной, пил с ними в пивной под названием «Корпус Г». Народ его не любил.
Так вот, увидев нас, он радостно заверещал и начал настраивать рацию, чтобы вызвать патрульную машину. После нескольких минут уговоров Молдаван смилостивился: «Тогда платите штраф. 5 рублей». Денег не было. Притворно вздохнув, он пошел на компромисс: «Денег нет, тогда я отпиваю».
И, оценив стакан портвейна в полтора рубля, стакан водки в два с полтиной и колбасу с хлебом в рупь, наглым образом оштрафовал за распитие спиртных напитков путем поглощения их же.
Помню и другие факты биографии: самый удивительный заменитель стаканов — пластик от сигарет «Родопи». Мы ими даже чокались! Самая длинная дорога, пройденная мной с дикого похмелья по Москве, — от «Багратионовской» до «Речного вокзала».
Да мало ли... Главное теперь — не упускать из вида новые свершения, которых на моем запойном пути будет, я уверен, о-го-го!
ВОЛОДЯ КАЗАКОВ
Журнал «Столица», номер 08 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-08
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?