•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Судьба туалета-3

Общественный туалет не вошел еще в повседневную жизнь рядового москвича. Не стал ему надежным товарищем» Два раза (в №№ 0, 2) «Столица» писала о горестных буднях модной электронной уборной, к которой бизнесмены и власти пытаются приучить Москву. Беспрецедентный эксперименту к сожалению, проходит не гладко. Электронный туалет так и не стал для горожан уютным пристанищем. Поэтому наш журнал вновь вынужден затронуть актуальную санитарно-техническую тему.
Санитары города Один из тех, кто всецело отдает себя делу построения электронных туалетов в столице, — бизнесмен Григорий Наумович Заволковский. Не ожидая специальных призывов руководства Родины, Григорий Наумович по собственной инициативе повел мужественную борьбу за создание модного и сугубо отечественного сантехнического оборудования (см. «Судьба туалета» в пилотном номере журнала «Столица»). Деловой мужчина приложил немало усилий для создания опытного и действующего образца автоматизированного заведения для масс. Но Родина не оценила поступка.
Туалет Заволковского показался ей слишком дорогим и сильно напичканным отечественной электроникой, не приспособленной к русской зиме.
Так что не встал общественный красавец-туалет Заволковского на площадях и улицах столицы, в ее парках и скверах. Хотя Григорий Наумович не сдается до сих пор и, по последним данным, ищет теперь понимания у доблестных мастеров Тульского моторного завода. Он верит в торжество умной кабинки, сработанной русскими руками.
Другой же из воспетых журналом поборников общественной и санитарной гигиены — бизнесмен Мамука Гурамович Микашавидзе.


Этот деловой мужчина оказался поклонником западного образа жизни и еще год назад подарил Москве настоящий французский электронный туалет за 47 тысяч долларов (см. «Столица», № 2). В марте его установили на Тверском бульваре напротив «макдоналдса», и мэр Юрий Михайлович был первым горожанином, лично попользовавшимся удобством. Потом туалет, понятное дело, закрыли.
То ли ремонтировать, то ли готовить к 850-летию города.
Еще в марте мы честно, как и положено объективным журналистам, написали, что лично туалетом не пользовались. Не довелось. И даже когда полтора месяца спустя мы устроили субботник по очистке обуви москвичей в непосредственной близости от загадочной чудо-уборной, она оказалась закрыта. Но вот на прошлой неделе, проходя по Тверскому бульвару, ваш корреспондент заметил странное оживление у полюбившегося объекта исследования. Туалет Мамуки Гурамовича работал! Входить по одному У французского туалета, подаренного Москве щедрым сыном Грузии, стояли два московских подростка и не могли решить важную для себя проблему. Вот они бросают два жетона для проезда в метро в специальное отверстие. Так? Вот полукруглая дверь медленно открывается. Так? Вот они входят вдвоем. Ага? А дверь не закрывается.
Перед серо-белой кабинкой стали собираться болельщики. Толстая женщина взяла под контроль происходящее.
— Два жетона бросили? — спросила она у смущенных ребят. — Тогда входите смелей.
Подростки проявили смелость. Но дверь не закрылась.
— Ты прикрой меня спиной-то, — попросил один подросток другого. — Я уже настроился. Уже до «макдоналдса» не добегу.
— А вы по одному входить пробовали? — догадался самый любознательный москвич из толпы.
— Это как по одному? Зачем? Жетона же два бросили! — Да потому что толчок там один, придурки, — стала досадовать толпа. — Видно же. Два жетона за одного надо платить. Вот же написано.
— Так. Дайте парню жетоны. У кого есть? — скомандовала тетка. — А ты дай им три тысячи. Теперь иди.
Дверь закрылась. Толпа настороженно прислушивалась, что же там, за французской автоматической дверью, происходит. Ничего слышно не было. Парень вышел.
— Класс! — сказал он. — Только одному все равно страшно. Вдруг дверь заклинит — так и останешься, или еще хуже — вдруг раньше времени откроется, а ты, например, сидишь...
Следующим зашел его приятель. Потом любознательный гражданин. Потом я. А тетка толстая ушла. Может, испугалась двери, которая автоматически открывается через семь минут. А, может, и не в туалет она хотела вовсе, а так, пообщаться...
Песок и железо — Батоно Мамука! — позвонил я радостно господину Микашавидзе.
— У меня получилось. Поздравляем! Наступило лето. Туалет работает! — Спасибо. Только он уже давно работает. Просто часто на ремонт закрывается. Там ведь компьютер, а посетители всегда по несколько человек собираются зайти...
— Это я знаю! — ...и вместо жетонов железки бросают и песок сыплют.
— А песок-то зачем? — Вот и я не знаю зачем. Дорогие москвичи и гости столицы, — вдруг проникновенно обратился ко мне Мамука Гурамович, — не сыпьте, пожалуйста, песок в отверстие для жетонов французского туалета. А то он портится.
— А я и не сыпал, — попытался возразить я.
Но потом догадался, что так господин Микашавидзе через средства массовой информации обращается к населению города. К тому самому населению, которое, кажется, побаивается туалета-компьютера. Бегает по старинке в «макдоналдс», а когда никого рядом нет, старается повредить дорогую импортную вещь, что смущает Мамуку Гурамовича и приводит в уныние.
— Ведь это же ценное начинание? — спрашивает он у меня про внедрение в жизнь туалетов прогрессивного образца и, получив утвердительный ответ, продолжает: — Я же хотел еще много Москве таких туалетов купить, а теперь задумался. Может, надо попроще, без компьютера? Может, рано в Москве туалетный компьютер ставить? Вот, кстати, и главный специалист московского управления капитального ремонта и строительства Сергей Бурла считает, что все эти микропроцессоры и датчики не для нашей зимы. При минус пяти полетят.
Бабушка и автомат Как назло, судьба туалета на Тверском бульваре не стала торжеством прогресса и научно-технического прорыва. А стала победой человека над машиной, природы над автоматикой.
Всю зиму туалет не работал. Хотя «Мосводоканал» и провел необходимые работы по установке. Но фундамент, что ли, просел. Стали смотреть схему организации технологического процесса. Как им пользоваться-то? Не будка же из досок с дыркой над выгребной ямой и выпиленным сердечком в двери. Французский туалет! Стали изучать схему предполагаемого процесса. Ничего в ней не поняли. Да она и на французском, честно говоря, была. Схему потом потеряли. Мамука Гурамович был как раз по делам в Париже — он финансист, и достаточно серьезный. Но пришлось еще раз искать схему туалета. Нашел. Выслал. Опять ничего не поняли. Оплатили командировку французам. Те приехали. Объяснили. Наши на этот раз все вроде бы поняли, но потом, когда французы уехали, опять забыли.
Наконец, стали сами разбираться.
И вот сейчас, когда разобрались, когда передали флагман столичных туалетов в ведение и эксплуатацию специального ТОО «Эмот» и его руководителям — Виктору Михайловичу Бовтюну и Валерию Геннадьевичу Маркелову, — выяснилось, что москвичам туалет не люб.
Виктор Михайлович с Валерием Геннадьевичем с отчаянья начинают подумывать: а не посадить ли рядом с компьютерным туалетом специальную бабушку, чтобы она деньги с населения брала, жетоны сама опускала, вела среди населения разъяснительную работу, а заодно следила за злоумышленниками. Ситуация в точности, как с фотоавтоматами в метро. Это они только так называются «автоматы», а к каждому обязательно приставлена бабушка, которая выписывает квитанции, просит в них расписаться, отбирает деньги, сама нажимает на кнопки и дает фотографирующимся советы из-за занавесочки: — Улыбаемся! Глаза делаем большие-большие! Вот молодцы! Спинку ровно держим, не моргаем! Вот молодцы! И конечно же, бабушка получает зарплату.
Дорогая французская покупка могла бы окупиться (не считая затрат на эксплуатацию) года за три при ежедневном пользовании. При затратах на бабушку (а их, видимо, придется заводить несколько при круглосуточном режиме работы) еще год придется прибавить. Без бабушки у нас не получается. Вспомните двух подростков, пытавшихся воспользоваться туалетом самостоятельно.
Так что дальнейшая судьба туалета в России загадочна и непонятна. Станет ли он малым архитектурным излишеством, которое когда-нибудь напомнит нашим потомкам о чудачествах прозападнически ориентированных предков? А может, превратим мы его со временем в нечто понятное — сапожную будку или киоск для продажи газировки и презервативов? Или пристроим к павильону каморку для служительницы, чтоб все было по-нашему? Или все-таки когда-нибудь научимся бросать ровно два жетона, входить по одному, не сыпать песок во все щели и заталкивать железяки в прорезь? Поживем — увидим. Московское правительство обещало установить к 850-летию города добрую сотню мест общественного пользования.
Вот тогда и посмотрим, каким оно станет, наше светлое демократическое туалетное будущее. Надеемся на вас, москвичи!
РУСЛАН ОСТУРАХОВ
Журнал «Столица», номер 08 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-08
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?