•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Опыты на людях

Любить Родину — занятие для дураков, если страсть эта ограничивается пением национальных песен, покупкой ландышей в подземном переходе и отказом изучать язык суахили как чуждый фонетически.
Прикипеть же к родному, показав кукиш всему дальнему и ближнему зарубежью, смог в Москве пока только один шеф-корреспондент «Столицы» Василий Голованов. Этот бесстрашный человек в течение недели ставил над собой эксперимент: пользовался только изделиями отечественного производства, в результате чего не спал на импортной кровати, не брился и ходил в рванине.
Поступок был по достоинству оценен коллективом редакции. И теперь Голованов Василий на вполне законном основании носит у сердца удостоверение № 001 настоящего патриота Родины. По призыву президента Ельцина и редакции он честно способствовал росту благосостояния России, употребляя в пищу сибирские пельмени, салат «Дальневосточный», выпивая водку «Старая Москва», надевая джинсы Levi's, пошитые в Малаховке, и пытаясь приобрести отечественные штаны.
Чтобы не монополизировать патриотические чувства, «Столица» в шестом номере клятвенно заверила вручить аналогичный документ любому москвичу, который способен расстаться со своей фотографией размером три на четыре и прислать письменный отчет о жизни, в которой не нашлось места изделиям иностранного производства. На призыв сразу откликнулись три читателя, двое из которых, видимо, решили, что хранить фотографии дома все-таки надежнее.


Проживающий на патриотической улице Красного Маяка Сергей Владимирович Большаков, строго глянув на нас сквозь темные очки, попросил рассмотреть его заявление и выдать ему открытый пропуск в мир патриотизма без срока годности. Мы по достоинству оценили его бытовой аскетизм. Если верить присланному читателем списку из 15 пунктов, Сергей Владимирович вполне обходится отечественным кухонным столом и газовой плитой аналогичного происхождения, на которой готовит обед из продуктов, хранящихся в холодильнике «Минск», постоянно сидит на российских табуретках, смотрит в зависимости от настроения на экран черно-белого телевизора «Юность» или навеки ослепшего цветного «Рекорда» и строчит на швейной машинке «Чайка».
Увы, опись домашнего имущества не дает еще права на получение искомого удостоверения, ибо остальными деталями быта г-н Большаков с нами не поделился. А опыт, парадоксов друг, показывает, что, сидя на отечественной табуретке, можно спокойно употреблять «Бурбон», ублажать желудок сыром «Бри» и чувствовать настоящую Америку посредством сигарет «Лаки страйк». И все-таки благородный порыв Сергея Владимировича должен быть оценен по достоинству.
Поиски эпитетов для этого не составили труда. Ведь в квартире Большакова стоит российская стенка с полузабытым названием «Слава». Слава москвичу Большакову! В отличие от специалиста по описи имущества москвич Александр Паньков — исследователь и философ. По странному стечению обстоятельств он проживает в проезде Дежнева, первопроходца, известного своими географическими открытиями, но предпочитает, не отправляясь в дальние странствия, давать советы и размышлять. Резон в том, чем делится с нами г-н Паньков и трое его анонимных товарищей, разумеется, есть. Во-первых, он успокаивает развившего бешеную активность президента, утверждая, что потребление отечественного давно уже стало хорошим тоном у представителей среднего класса, который, по его мнению, уже сформировался.
Эти впередсмотрящие очень любят лианозовский йогурт на завтрак, обожают пиво «Балтика», на дух не перенося «Белый медведь », смело пьют водку «Смирнофф », понимая, что делается она в подвале дома № 8 на улице Ленина в той же Малаховке. Новые буржуа верят, что сегмент рынка, где окопался эдамский сыр, вскоре будет отвоеван, а ножки Буша (увы, дешевые) со временем отправятся своим ходом в Америку, где их не едят.
Во-вторых, г-н Паньков дает потенциальным патриотам дельные советы. К примеру, он наотрез отказался приобретать костюм к свадьбе в «Валдайцентре» на Новом Арбате. Дело не только в тысяче долларов, которым молодожены нашли бы лучшее применение. Просто в магазине «Гименей» брачующийся приобрел почти такой же костюм за 600 тысяч рублей, полюбовался лейблом AKRO collection и, к удивлению, обнаружил синюю печать ОТК «Большевички» на оборотной стороне таблички размеров.
Посетовав, как и Василий Голованов, на отсутствие хорошей отечественной обуви, автор письма предлагает «Столице» впредь оперативно реагировать не только на устные призывы Бориса Ельцина, но и на его указы, даже если их никто не выполняет. В свою очередь он с приятелями будет пристально следить за муками журналистов, полагая, что наблюдать гораздо проще, чем пытаться что-то сделать самому.
Поскольку многие из сотрудников «Столицы» уже связали себя узами Гименея, то в одноименный магазин не побежали, порекомендовав воспользоваться его услугами пока еще не окольцованным приятелям и приятельницам г-ну Панькову поставили твердую тройку, руководствуясь тем, что советы у нас давать умеет каждый.
Сэкономив еще одно патриотическое удостоверение, мы совсем уж пали духом, внимательно изучив письмо Михаила Визеля, который даже координатов своих не оставил. Михаил Визель — явный западник, и последнее время много общается с иностранцами, в основном с итальянцами. Раньше такое поведение активизировало бы известные службы, а теперь активизировался сам читатель.
Более того, в голову ему приходят любопытные мысли, которыми он и делится со «Столицей».
«Не знаю, патриотизм это или нет, но начинаешь понимать совершенно ясно, что они — это они, а мы — это, извините, мы, и с места им не сойти». Закончив цитировать Киплинга, Михаил Визель сообщил, что по прочтении шестого номера нашего журнала он, подобно Василию Голованову, стал немедленно производить инвентаризацию носильных вещей. Анализ происхождения нательного белья и верхней одежды автор письма начал прямо в метро.
Спускать на глазах у публики джинсы и выворачивать трусы в поисках лейбла он счел нескромным. Итальянские же замшевые мокасины он даже и снимать не стал, ибо купил их в Риме, где российской обувью, понятно, не торгуют. Джинсы Rifle, приобретенные в магазинчике на Кузнецком мосту, навели читателя на экономические и исторические размышления. «Я с удовольствием вспомнил нарядный магазин в самом начале обновленного Кузнецкого моста, — пишет он. — А что? Ведь фирмачи сами его отремонтировали, надо думать? А какую, поди, аренду за такое бойкое место платят, а?! Разве это не способствует росту благосостояния нашего любимого города? А то, что здорово его украшает, это уж точно! На Кузнецком испокон веку размещались модные лавки. Они были нормальной частью московской жизни. Так что, купив там предмет гардероба, я, наоборот, выступил в качестве московского патриота, возрождающего старинные городские традиции!» Оригинальный взгляд на патриотизм Михаила Визеля начисто лишал его возможности получить вожделенное удостоверение. Хлопковая рубаха по колено была приобретена им на фестивале газеты «Унита», в сумке лежал фотоаппарат «Самсунг» и леденцы Halls, только что вылечившие владельца от насморка, итальянская книга и номер журнала «Столица» (за что, конечно, отдельное спасибо). И уж попытался он было освободить сумку от всего иностранного, уж вознамерился пройти по тернистому пути Василия Голованова, как вдруг с ужасом увидел на первой же странице нашего журнала четкую надпись, набранную мелким шрифтом. «Отпечатано в Финляндии. Alprint/Tammisto», — информировала она. Повергнутый в ужас Михаил Визель выкидывать из сумки понравившийся ему номер не стал (за что еще раз спасибо).
Распрощавшись с надеждой получить фирменный документ, он пришел домой, включил с горя компьютер, который хоть и был собран в России, но из импортных деталей, набрал на нем текст цитируемого письма и отправил его нам с помощью американского модема.
«Если уж вы не можете без заграницы обойтись, где уж нам, грешным!» — завершил послание Михаил Визель, не забыв пожелать нам всего наилучшего.
Скажем прямо, мы не особенно сетовали на скудость почты по поводу эксперимента, навеянного мыслями президента о потребительском патриотизме. Добавим, что журналисты «Столицы» не ходят на работу в башмаках фабрики «Парижская коммуна» и предпочитают виски произведенной в Северной Осетии водке «Батька Махно». Мы наслышаны об экономической интеграции и не хотим платить бешеные деньги российским монополистам ротационных машин за работу, которая в Финляндии стоит гораздо дешевле. Но мало кто из нас отказался бы от отечественных товаров, качеством превосходящих зарубежные, но более дешевых.
К тому же их на рынке становится все больше и больше. Так что, надеемся, в ближайшем будущем нам не придется ставить опыты на живых людях, чтобы понять, что такое настоящий патриотизм. Сами разберутся.
АЛЕКСАНДР МОСТОВЩИКОВ
Журнал «Столица», номер 08 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-08
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?