•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Восстановление потенции в условиях демократии

(Роман в открытых письмах к московской женщине по имени Марина)
Письмо первое, элегическое Дорогая! Тревожные данные о потенции московских мужчин доверил мне «Интерфакс». Представь, а лучше имей в виду: каждый второй из нас — импотент... Еду ли иной раз с московским мужчиною в лифте либо в автомобиле, либо соседствую у общественного писсуара — смотрю на него с жалостью: так вот ты какой, каждый второй! И наворачиваются слезы коллегиального, цехового сочувствия...
Но если так дальше пойдет, с тем же обвальным упадком, то беда неминуче охватит и моего, пока еще каждого первого, а значит, коснется и нас с тобой! И прощайте тогда все подмосковные вечера с нижеследующими завтраками на траве! И беспредельная камасутра на берегах Иваньковского водохранилища! Пока не поздно — надо, надо, надо нам, ребята, что-то делать. Профилактически.
Превентивно. Загодя. Беречь мужскую честь, пока еще осталась! Конечно, есть кое-какие выделения... Вот, кстати, правительство Москвы выделяет на лечение простатита 37 миллиардов 380 миллионов рублей. Но кто знает, много ли это? Хватит ли, на каждого-то второго?! Нет, тут надо всем сообществом, иначе — а как еще, дорогая, препятствовать вашему, женскому, исходу из России?! Вашему паническому бегству к более стойким константам, в более эрогенные зоны?! Статистики сообщают, что вас, россиянок, за один прошлый год стало на тридцать тысяч меньше! Вы покидаете Родину, считай, целыми городками! Раньше огульно считалось, что это вы ради денег. Но теперь, узнав про каждого второго, берем свои слова обратно.
Оргвыводы? Чтоб не досталась ты ни фермеру, ни якудзе — ухожу из дома в город. Ухожу с ревизией: готов ли город спасти мою, а стало быть, свою последнюю потенцию? На что может положиться мужчина в Москве? На какую медицину, науку и технику? Что делается для оживления павших? Письмо второе, медикаментозно-химическое Первые стопы, сама понимаешь, куда. В туда, где лежит на поверхности, хотя и базируется в полуподвалах. В секс-шопы, милая, в секс-шопы! Квадратных их метров на Москву немного, не больше ста — считая на Белорусской, на Кузнецком, на Арбате, на Садовом.


Новинка сезона — ожерелье прямо на дамские перси. Впечатляет, но это же только для статичных поз. Да и не по нашему поводу.
Бельишко обогатилось кожаными корсетами с такими амбарными замками, о которых, наверное, мечтал Василий Иваныч Чапаев, уходя на рать и оставляя Анну наедине с Петром.
На радость садомазохисту широк ассортимент пластиковых наручников, хлыстов, веревок и каких-то на вид гестаповских приборов неизвестного назначения.
Но это же все-таки аксессуары, прилагательное. Борьба с импотенцией и недопотенцией представлена на витрине различными каплями, мазями, таблетками и настойками.
Продавщиц притом сразу две, и ведут они себя как-то даже чересчур спокойно при такой-то продукции. Как бромированные.
— Что порекомендуете москвичам для повышения? — Для повышения? — Для повышения и усиления.
— И усиления? — И учащения! Докладываю, дорогая, что мне с апатией было вывалено на витринное стекло: йохимбин, это из коры какого-то африканского дерева, вытяжка. Мази — по женской части, мужчине не поможет. Шпанская мушка в разнообразных вариациях. Действительно мушка была, потом засушили, помололи, протерли, смешали. Дозировка крайне важна. При овердозе может совершенно отпасть. Перед этим, конечно, сколько-то недель агонизирующе продержится на подъеме. Но потом все равно отпадет.
Многое успели немецкие фармацевты, сконцентрировавшись в основном на таблетках — кофеин, кодеин, то да се. Я взял для пробы пару облаточек, с хохочущей пейзанкой на обложке. Таблетки подкупили строевым названием — «Иммер крафт унд иммер махт». Сказано, что с двух таблеток взлетает, как «Люфтганза » в хорошую погоду. Гарантированы эксцессы числом не менее трех (сексуальный эксцесс, дорогая, — это «повторный половой акт, совершаемый в пределах суток, при непременном условии, что каждый акт носит завершенный характер, то есть заканчивается эякуляцией»). Впрочем, тебе это известно не понаслышке, я мог бы и не цитировать справочник по сексопатологии. Но вдруг кто-то из земляков не в курсе, что возможно и такое?! До кучи прикупил пузырек с какими-то капельками зеленого цвета, но продавщицы так и не признались, как оно употребляется: — А вам по обоюдному согласию? — А как еще бывает? — А еще бывает молодежь берет для тайного обольщения: незаметно капнут в вино — и готово дело.
— А если для явного? — Для явного такое не покупают. Лучше цветы купите с датским кексом. Чисто по-женски советуем, безо всякой задней подоплеки.
Но не послушался я женщин, нет. Купил капли. Ты спрашиваешь, где же они и прочий фармацевтический арсенал? Почему не применяю при тебе по обоюдному согласию? Видишь ли... Верный журналистскому принципу все лучшее сперва испытывать на себе, я испытал... Потому что — мало ли какие побочные явления... Вдруг что-нибудь такое со мною стрясется, что отпугнет тебя от меня навеки... Вдруг я, допустим, околею? Или, наоборот, в какой-нибудь части тела обрету убийственные, доселе невиданные масштабы? Ну, засек пульс. Прислушался к сердечной мышце. Нацедил стакан отфильтрованной воды. Капнул туда 20 капель зелененьких, из пузырька. И этим запил еще пять таблеток «Крафта унд Махта». Будь что будет. Начал ждать результатов.
Через пятнадцать минут сидеть наскучило.
Прошелся по комнате — ничего нового. Главное, неизвестность — а что, собственно, должно произойти? С какой стороны ждать метаморфоз? Через полчаса — те же показатели.
Видишь, куда, в какие бездны глупости занесло меня банальное мужское тщеславие! А вдруг передозировка?! Вдруг наступила полная нейтрализация?! Но через восемь часов в пределах досягаемости появилась ты — и результаты тут же превзошли предыдущую аптеку...
Кинулся я к специалистам, в Федеральный центр по вопросам сексопатологии, при Институте психиатрии — почему таблетки не действуют? А простая бледнолицая женщина производит без труда неизгладимое впечатление? Где же ваши хваленые, чудодейственные элексиры?! И рассказали мне сексопатологи, ученики могучего по данной части корифея проф. Васильченко Г. С. Такое рассказали, что лучше бы не знать. Потому что была до того последняя иллюзия, что хотя бы в интиме не вся гармония поверена алгеброй.
Теперь иллюзий нет. Всех нас посчитали.
Письмо третье, разоблачительное Да, дорогая, теперь я знаю, что такое УФР, СФМ, ХГ и даже «трохантерный» индекс.
Между прочим, зря щуришься, это напрямую касается нас. Потому что ешь хоть таблетки, хоть кору йохимбина тоннами жуй — а все равно трохантерный индекс не перепрыгнешь. То есть мы от рождения обречены на ту или иную половую жизнь. Человека антропометрически замерить, сопоставить со шкалой, и все про него известно: э-э, батенька, да тебе больше раза в месяц не светит... Такая у тебя, брат, конституция! Такой тебе УФР звездами прописан! Ты спрашиваешь, дорогая, что такое УФР? Ах, УФР! Это кому печаль, кому радость. Это, в сущности, половой рацион москвича.
Условно Физиологический Рефлекс с большой буквы. Означает — сколько часов спустя мужчина готов к повторению подвига. Есть средние ориентировки по Москве. Не знаю, порадует тебя или огорчит то, на что ты можешь законно рассчитывать: три раза в неделю. В среднем через каждые 72 часа россиянка имеет полное медицинское право обратиться к россиянину. Насчет частоты встречных обращений медицина почему-то умалчивает. Но это, видимо, по факту.
Но прежде чем претензии предъявлять, надо все-таки узнать партнерову конституцию.
У сексопатологов для классификации человека, для получения его СФМ (сексуальной формулы мужской) такие протоколы, такие заготовлены анкеты и опросники, что куда там госбезопасности! Оказывается, все имеет тайный смысл: и оволосение лобка по особому типу, а типы разные. АЗРЗ совсем не то, что A0P0. Первые оргазмы, энурезы и даже, извини, процентность оргастичности коитуса. Особенно же сексопатологи гордятся изобретением трохантерного индекса. Звучит, конечно, угрожающе. А на самом деле — всего-то соотношение конечностей к длине туловища. Специальные индексы рассчитаны, я хотел тебе их сообщить, но потом подумал: зачем? Зачем тебе знать, что высокий индекс — больше 2,09? А очень низкий — меньше 1,85? Тем более я сексопатологов прямо спросил: что полезнее, с точки зрения потенции, длинные ноги или вытянутое туловище? Прямо мне не ответили сексопатологи.
Сказали, что с кондачка такие вопросы не решаются, надо еще сравнить с «нейрогуморальными составляющими». Да неужели же мы с тобой опустимся до нейрогуморальных составляющих? Нешто нам нечем больше заняться? Куда очевиднее на первый взгляд казалась ситуация с длиной полового органа. На основании антропометрических исследований 1226 мужчин уже выведены показатели. Вот они, ма шер: очень высокие — свыше 13,1 см; высокие — 11 см; выше средних — 10 см; средние — 8,6-10 см; ниже средних — 7,6-8,5 см; низкие — 5,6-7,5 см; очень низкие — 5,5 см.
Как всегда, дорогая, под рукой не нашлось линейки! Но что же, пытал я сексопатологов, что же следует из этих замеров, возможно ли на базе их оценить свои способности? Можно ли хоть что-нибудь повысить? Нет, говорят. Зато на базе замеров можно определить, отчего у человека импотенция. То есть если у него с замерами порядок, каждая длина соответствует росту, то значит, сексуальные у него проблемы, скорее всего, умственного, головного происхождения. Стрессы, тяжкий и нервно-паралитический бизнес доводят московских мужчин до потерь...
Что в таких случаях рекомендуют ведущие сексопатологи? Если размеры и трохантерные индексы в норме? Рекомендуют не валять дурака, а бросать бизнес, идти домой, у кого есть, и делать, делать и делать, что предписано природой! Не могу не сообщить напослед тебе еще одну цифрочку, которая меня лично шокировала: средняя продолжительность фрикционной стадии копулятивного цикла (это именно то, о чем ты сразу подумала) — две минуты две секунды. Или 270 фрикций, причем за фрикцию при этом принимается только поступательное движение полового члена.
Да... Невесело и недолго живут средние москвичи и москвички...
Письмо четвертое, технологическое Так и не найдя в ученых кругах конкретного рецепта по спасению Москвы от угрозы импотенции, я пошел к технарям.
В центре «Эволюция» на бульваре Рокоссовского мне предложили возложить все четыре конечности на пластины из цветных металлов. Проводки от тех пластин подсоединены к аппарату, на котором сказано: биорезонатор. А уже от аппарата проводки ведут к компьютеру, на котором шевелятся какие-то шкалы. Когда меня, возложившего ступни и ладони на пластины, тыкали специальной палочкой, то шкалы начинали шевелиться с особым подъемом.
— Что происходит? — спросил я.
— Происходит замер активности точек, которые отвечают за потенцию. Биорезонансные показатели снимаем.
— А что за точки? — Вот точка половых желез и надпочечника. Слева, под ногтем, на безымянном пальце.
— Как она там? — 64 единицы.
р — Норма. А вот и точка предстательной железы меридиана мочевого пузыря. На ноге, возле мизинца.
— Что с ней? — 65 единиц.
— Норма? — Она.
— Откуда вам это знать? — Международные стандарты. Чтобы не ниже 50. Но и не выше 65.
— В чем измеряется? — В единицах.
После замера, если захочешь дальнейшей эволюции, необходимо подставиться точками под разнообразное воздействие. Параллельно кушать гомеопатические шарики и вести здоровый образ жизни. Постепенно все чакры и биополя организма придут в согласие, гармонию и консенсус. И половая жизнь воспрянет. Пациенты, в том числе офицеры и банкиры, уже близки к победе. Разве так уж важно, в каких единицах она измеряется?! Единственное препятствие на пути к эволюции — норма.
Письмо пятое, фаллософическое И тут я узнал про Ярило.
Нет, про Ярило кое-что знавал я и прежде...
Как волочился Ярило по всему свету, полю жито родил, людям детей плодил. А где он ногою, там жито копною, а куда он взглянет, там колос зацветает... Что тут скажешь — главный у славян по плодородию и сексуальной мощи.
На праздник Ярилы, в ярилкин день, совершались игры, угощения, пьянство, кулачные драки и, чего греха таить, невестились девчата напропалую. Костры опять же горели всю ночь. В Воронеже до сих пор скажут: он, Ярила, любовь одобрял. Народ не обманешь, народ о нем даже загадку сложил: «Выбежал Ярилко из-за печного столба, начал бабу ярить, только палка стучит» (помело).
Поэтому как узнал, что изобретен чудесный аппарат для восстановления мужчины под названием «Ярило», сразу двинул к нему навстречу. Базировался он, как и следовало ожидать, в женской консультации. Где же еще?! Меня встречал чрезвычайно бодрый и на редкость оптимистичный Евгений Александрович Мишанин, оказавшийся и владельцем патента, и вообще человеком в белом халате с большой буквы. Как я увидел его, сразу почему-то повеяло надеждой — мол, не все потеряно, когда такие люди есть.
Не откладывая разговора о главном, он постелил на стол красочный постер, с детальным изображением предстательной железы: — Второе сердце мужчины. Кузница его побед и поражений.
Вкратце дело так обстоит. Золотая наша железка выделяет жидкость, которая смешивается со спермой в момент эякуляции.
Но очень, очень затаенное место! Слушай же: криптообразность слизистой выводных протоков железок, или ацинусов, приводит к затруднению оттока простатического секрета. Прости, дорогая! Но другими словам этого не передать! Самое страшное, самое ужасное для предстательной железы — застой. «Сексуальная абстиненция» — так и выразился Евгений Александрович, за что ему отдельное спасибо. Особливо вредна нерегулярная половая любовь! Если уж начал, то будь добр, заверши любым способом! Потому что: не избавился от секреции — накопилась она, тиною покрылась, закисла.
— Накапливаются бактерии, дальше прямая дорога в простатит. Вывод? «Ярило»! Аппарат АЭЛТУ-1! Именно в этот воодушевленный момент обе ассистентки Евгения Александровича внезапно сбросили белые халаты и, переодевшись в верхнее, распрощались. Я посмотрел им вслед, не скрою, с тоской. Потому что мой путь лежал в другую степь, а именно в стерильную комнату, где мужчина обнажается по пояс снизу, натягивает музейного типа бахилы и карабкается на кресло, которое я бы отнес к безусловно гинекологическому.
Рядом, на столике, стояло оно самое, «Ярило». Такой железный ящичек отечественного производства. А какого ты хотела? Другого и быть не может, ибо «Ярило» — сугубо наше, доморощенное, неведомое остальному миру.
— Через уретру катетерами вводим в предстательную железу специальные детали, потом с внешней стороны воздействуем! Лазерным излучением! А также электромагнитным! И предстательная железа очищается от лишнего! Пациенты у нас уже через одну процедуру чувствуют облегчение от простатита! Оргазм усиливается! — А у кого простатита нет? — Я таких почти не встречал. Простатит у восьмидесяти процентов москвичей. Так что, попробуем? — А что после «Ярилы» делать? После катетеров? — Здоровый образ жизни. Обоюдное общение с благорасположенной партнершей.
И тут я не выдержал, дорогая! Смалодушничал! Вместо того, чтобы прямо в женской консультации ввести себе катетеры, я напрямую бросился к тебе, минуя «Ярило». Зачем окольные пути, если есть благорасположенная партнерша?! И бежал я мимо Елоховской церкви с именем Ярилы на устах: благодарю тебя, Ярило. За то, что почти в одиночку сражаешься с застоем. За то, что искореняешь сексуальную абстиненцию и провоцируешь занятость.
За то, что призываешь нас в лоно! Письмо последнее, ко всему прогрессивному человечеству Потенция — это оказывается так просто, дорогая! Как же мы довели себя до потери рождаемости и до разводности? Все чаще розовые женщины, все тверже петьки на командных высотах, их девиация косит последних натуралов. Где те благословенные времена, когда спускались женщины в наш трюм, на звук бразильской бахианы, был кадреж при вывернутой лампочке, и контакт эМ и Жо считался синонимом жизни?! О, как наперсники распада, эти постные деляги и снабженцы горят пресечь наши амурные дела, чтоб вместо вздохов при Луне мы всюду клянчили акции и ежедневно шли голосовать! Бром у них в сникерсах, и в бюллетенях бром! Реформа в хронической стадии, бешенство у нее, нормативная любовь изъята, как старые деньги с вождем. Гибель полов, излет инстинктов...
Всей Думой ищут сваю, на что опереть бы Россию, от меморандумов пробу ставить некуда. Да что за проблемы, господа?! Дом начинается с пола и не с фюрера. Вот почва, вот согласие, вот цемент: два сапога пара, он и она, они-то, в смысле мы, и должны взять власть в свои руки! Уж у кого-кого, у нас-то легитимность стопроцентная! Жизнь коротка. Ветхое либидо надо заштопать, пока не поздно... Нисколько не стыдясь архаики своих позиций. На фоне последних достижений нет ничего смелей и скандальней, чем просто сказать «я люблю тебя » и сделать это, тем более недолог век УФР, ох недолог! Куда короче политической активности и права быть выбранным в сельскую думу. Так не лучше бы все это задвинуть на квелую пору, когда у организма не будет уже других фрикций, кроме голосованья и спасенья России, и уже никакой Ярило не поможет?! Мадам, покуда мы в соку, подпишемте договор о намерениях! Кворум с нами, июнь в разбеге, вы видите — Сущевский вал и мы в обнимку! Я пестик вам напоминал, вы мне — тычинку...
ИГОРЬ МАРТЫНОВ
Журнал «Столица», номер 07 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 5
Номер Столицы: 1997-07
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?