•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Все мячи ушли на базу

В бейсбол я начал играть еще в безоблачном саратовском детстве. У моего школьного друга — тучного Вадика Прохницкого — имелась дома вратарская хоккейная ловушка. А у меня — залежи теннисных мячей. Отыскать на родной Рабочей подходящую палку не было проблемой. Вот и рубились мы с ним по вечерам в то, что нам тогда казалось бейсболом.
Вадик накидывал мне мяч, я пытался отбивать , палкой, да так, чтоб Прохне было сподручно поймать мяч в ловушку. Правила, как видите, незатейливые. Интереса, вроде, никакого. Но мы с однокашником представляли, что играем с подлыми американцами и каждая удачная f, комбинация — это пусть маленькая, но победа советского спорта над империалистическим. Мы балдели.
А еще мы носили бейсболки, и это было чуть ли не главным в нашем спортивном развлечении. В сущности, бейсболки тогда носили все поголовно. Это было писком школьной моды. Но только мы с Вадиком сознавали, что носим эти культовые кепки по праву.
И лишь недавно я узнал, что настоящий бейсбол намного затейливей школьной забавы.
Свежий воздух, наличие биты и ловушки — это все, конечно, верно. Но играют в бейсбол не вдвоем, а вдесятером. Да и бегать там, оказывается, надо резво, чтобы занимать базы. Все это мне показалось настолько захватывающим, что я решил попробовать оздоровиться с помощью настоящего, мужского бейсбола. Пусть воплотится моя детская мечта, и я подержу наконец в руках профессиональную биту, которая, как выяснилось, даже отдаленно не напоминает саратовскую палку с улицы Рабочей.
Спасибо, спасибо вам громадное, господин Сигэеси Мацумаэ, за то, что я нашел в Москве настоящий бейсбол! Мир Вашему праху! Именно покойный Мацумаэ — ректор Токийского университета и президент Всемирной ассоциации студенческой бейсбольной лиги — подарил Москве эту игру. Взял и в рамках культурного обмена между его университетом и МГУ построил за три миллиона долларов на Ленинских горах лучший в Европе бейсбольный стадион на три тысячи зрителей, который теперь носит его имя. На этом-то спортсооружении и предстояло мне заняться полезной во всех отношениях игрой, которая, как известно, во многом походит на русскую лапту.


Заниматься бейсболом в столице, уважаемые москвичи, — дело, между прочим, нешуточное. Просто так прийти с друзьями и поиграть на «Мацумаэ» не удастся. Стадион перегружен. Днем дети тренируются, во второй половине дня — матчи чемпионата России. А с утра искусственную поляну приводят в порядок. Но даже если вы и договоритесь с милым директором стадиона Еликовым об аренде, то перед вами, безусловно, во весь рост встанет проблема снаряжения. Его в Отечестве не только не выпускают, но и не продают. Придется сгонять на Запад за стодолларовой железной битой (деревянной играют только суперпрофи), пятидесятидолларовой кожаной ловушкой и пятидолларовыми 140-граммовыми мячиками. Мячик-то, между прочим, особенный.
Нитками и пробкой набит да кожей обшит. Все остальное — маски и щитки — можно приобрести в спортивных магазинах. Так же, впрочем, как и шиповки, которые бейсболисты почему-то именуют спайками.
Мне, однако, повезло. Обмундирование и снаряжение любезно предоставил игрок московского бейсбольного «Спартака».. Его команда как раз проводила предматчевую разминку. В тот вечер они играли с чемпионами — ЦСК МВО.
Я быстро включился в спартаковскую подготовку. Первое тренерское задание не вызвало никаких затруднений. Короткая пробежка мне, теперь уже умудренному опытом физкультурнику, далась легко. Потом мы разбились на пары. Партнер кидал мне мяч, я должен был поймать его в ловушку и тут Ж же отпасовать обратно. Ловить мяч левой рукой непривычно, но, думаю, что и с этим я справился на славу. Лишь четыре раза шарик пролетал мимо.
Третий этап подготовки к важному матчу обещал быть самым тяжелым. В числе игроков основного состава я расположился в позиции «квадрат». На самой дальней второй линии. Это была маленькая репетиция предстоящей битвы. Ну а поскольку с правилами меня никто не ознакомил, то я имел смутное представление о своих обязанностях.
Хотя что-то я все-таки уловил. Тренер битой выбивал мяч в разных направлениях, а спартаковцы пытались поймать его в ловушку и скоренько переправить в так называемый «дом» — исходную точку. В мою сторону мяч почему-то так и не прилетел.
В самой игре я, конечно, участия не принимал. Но остался поглядеть, дабы выяснить, какого удовольствия я лишился.
Удовольствие, доложу, показалось мне довольно сомнительным.
Несмотря на то что за игрой я наблюдал вместе с серьезным профессионалом. С серебряным призером прошлого первенства России, пареньком по имени Макс, который по ходу встречи в меру своих способностей пытался втолковать мне мудреные правила заокеанской игры.
Понять Макса было практически невозможно. Вся терминология излагалась на английском. Мяч •— «бол», мяч в воздухе— «флай».
Вот и все, что мне удалось уловить. Не считая, конечно, русского глагола «осалить», невесть какими путями вторгшегося в правила бейсбола. Все остальное требовало дополнительных разъяснений.
Из них я уяснил только первую фазу игры. Питчер (бросающий) кидает бол по направлению к кэтчеру (ловящему). Перед кэтчером располагается бьющий с битой. Он должен этот бол по возможности отбить. Если он отобьет его за пределы площадки да еще умудрится попасть между двумя белыми стойками, то это будет очко команде нападающих. Если же он отобьет его как-то иначе, то... Во тьме различных вариантов с ходу разобраться не представляется возможным.
В общем, ушел я с этого бейсбола после первого ининга (или как там он у них называется?). В игре их всего девять.
Брел я по городку университетскому и с ностальгией вспоминал наш с Прохней бейсбол, который по мне лучше этого чужого, хоть и профессионального. И — о чудо ! — на ухоженной поляне, возле первого гуманитарного корпуса, увидел: какие-то корейские ребята играют в бейсбол. В мой, школьный бейсбол! Без страйков там всяких и баттер-боксов. Только биты и ловушки настоящие.
— Мэй аи плэй виз ю? — спрашиваю вежливо.
— Плиз, плиз, — говорят.
Разошлись мы затемно. Расстались друзьями. Наверное, потому, что тоже играли против мифических американцев или французов. И представьте: ни грамма усталости. Свежий весенний воздух вдохнул в меня жизненные силы. В отменном настроении я прилетел домой и кинулся к телефону.
— Леха, айда завтра в бейсбол играть! Я с корейцами «стрелу» забил! — гаркнул я в трубку.
А дружок мой ситный — прагматичный Лебедев — подумал, видать, что я спятил. Жаль, Прохня до сих пор в Саратове живет. Он-то меня точно бы понял.
АЛЕКСАНДР ЗИЛЬБЕРТ
Журнал «Столица», номер 07 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-07
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?