•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Московские челюсти-97

Граждане, к нам приехали пираньи. Экзотические свирепые рыбы, проживающие в мутных водах великой реки Амазонки, а ныне надежно обосновавшиеся в столичных аквариумах. Держат пираний, в основном, в офисах. Почему? Алексей, продавец живой рыбы, считает, что полюбилась она новым русским за крутой нрав: маленькая такая, но челюсти мощные — башку кому хочешь откусит. Впрочем, сам Алексей к хищникам относится нежно, кормит их постным мясом. А они кормят его. Одна пиранья у Алексея стоит 100 тысяч рублей. От покупателей отбоя нет.
Дома у Алексея есть три аквариума. В двух барбусы живут, тернеции, черные телескопы. А третий вроде как пустой.
— Попрятались, — любовно приговаривает хозяин. — Меня-то знают, а чужих вот увидели и спрятались. Как дети, ей Богу. А вообще-то их здесь двенадцать штук. Пятьдесят было, да всех распродал. Надо новых покупать.
Пираньями Алексей занялся сравнительно недавно — три года назад. А до этого разводил всякую мелочь — гуппи, меченосцев, тех же барбусов. Как во втором классе аквариум купил, так с тех пор остановиться не может. Рыбы ведь — хороший бизнес. Еще в институте, когда Алексей получал 40 рублей стипендии, он на Птичке на рыбах не меньше 300 зарабатывал. У него тогда аж 20 аквариумов было. Но в один ужасный день, года три назад, случилась трагедия. Пришел как-то раз Алексей домой и увидел, что все его питомцы вверх брюхом плавают. Электричество отключили, компрессоры замерли, воздух перекрыло.
— Восемь килограммов рыбы пропало, — с болью в голосе вспоминает опытный аквариумист.
После рыбного банкротства стал Алексей подумывать, как бы поправить дела. И тут один знакомый предложил ему пираний.


Алексею пираньи понравились.
Они тогда в Москве были большой редкостью. А потом, ведь нетребовательны пираньи в быту — никакого особого корма им не надо.
Едят они вполне человеческую пищу: и хека сырого едят, и треску, и говядину вареную постную. Главное, жирного им ничего не давать и не перекармливать. Они от этого заболеть могут и умереть. Очень уж жадные — сколько ни корми, все в лес глядят. Но и не докармливать тоже нельзя. Пираньи с голоду звереют и начинают друг друга рвать на куски.
— Где ж вы их берете? — поинтересовался я.
Оказалось, что здесь и берет, прямо в Москве. У дилеров, так сказать. Дилеры, в свою очередь, покупают взрослых пираний у туристов-контрабандистов. На развод, по nape-другой. А потомство оптом распродают — таким вот, как Алексей. Так что его, Алексеевы пираньи, по крайней мере, уже во втором поколении — москвичи. И ничего в жизни, кроме аквариума, не видели. Зато вот дедам и отцам их многое пришлось пережить.
Они в Москву тайком приехали.
— Пираний ведь как перевозят, — поделился со мной Алексей секретами рыбной контрабанды, — берут, сажают в большой мешок с водой, воздуха туда побольше накачивают. На таможне офицер вещи рентгеном просвечивает, видит — какие-то скелеты рыбьи на мониторе. Это что у вас, спрашивает. А контрабандист ему отвечает: «Это? Ах, да это я рыбы сушеной с собой захватил. У нас в России, знаете ли, ее с пивом едят».
Секретность такая связана вовсе не с тем, что пиранья — вымирающий редкий вид. Нет, на родине, в Амазонии, их пруд пруди.
Просто, если пиранью через границу везти в открытую, то задержат ее, как и любое другое животное, на карантин — проверить, нет ли заразы. Пока суд да дело — весь товар передохнет.
— Да, так вам, кстати, сколько? — хозяин закончил вступительную лекцию и с сачком наперевес подступил к аквариуму. — Парочку? А аквариум какой? Сто пятьдесят литров? В такой-то и побольше можно. Нет, вы не думайте, я не навязываю. Покупателей хватает.
Вот часа за два до вас ребята приходили, сразу десяток взяли, для офиса...
Ребята к Алексею приходят разные. Но в основном, конкретные. В золотых доспехах. И все в любви к животным признаются. Особенно к страффордширским терьерам. Чуть не каждый второй рассказывает, что есть у него этот замечательный друг человека, а теперь вот хотелось бы еще рыбок завести. Алексей с клиентами вежливо соглашается.
Говорит, что боевых терьеров уважает, но пираньи все-таки лучше.
Эстетичней они, нервы успокаивают, если глядеть на них постоянно, да и выгуливать не нужно.
— Так все-таки парочку? — допытывался аквариумист. — Зря-зря. Товар отборный. К тому же дешево. На Птичке пираньи по двести пятьдесят тысяч стоят. А там и надуть могут. Карася какогонибудь подсунут. А у меня — фирменная гарантия.
Алексей одну за другой ловко поддел в сачок двух пираний и бросил их в мое белое пластиковое ведро. Я внимательно пригляделся к покупке. Действительно, караськарасем, серебристый такой, с красными плавниками. Или вот толстолобик, маленький только, с сигаретную пачку. Челюсти, правда, повыразительней.
— Это еще что, — подбодрил меня Алексей, — это годовалые. А потом подрастут, зубы во рту умещаться не будут. Вы с ними поосторожней. Вообще-то они только стаями нападают, но ведь всякое бывает. У моего знакомого пиранья коту язык отгрызла: полакать решил из аквариума.
Я засобирался домой. Алексей проводил меня до дверей.
— Запомните: постное мясо, хек, треска, — напутствовал он меня. — Ну, иногда мышей можно им бросать, прямо живых. На Птичке купите. И температуру воды, главное, поддерживайте постоянную, двадцать три градуса.
Пираньи теперь живут у меня в аквариуме. Едят постное мясо.
Наслаждаются микроклиматом — я для них специальный терморегулятор купил. Пока все тихо. Но кота я все же к аквариуму близко не подпускаю. И за мышами на Птичий рынок не езжу. Что ж я, фашист, что ли?
ВАСИЛИЙ ШУРИН
Журнал «Столица», номер 07 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-07
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?