•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Подарок каждому второму

В список независимой общественной комиссии им. Петра Первого меня включили в качестве «архитектора, журналиста ». Против архитектора я особенно не возражал: диплом-то у меня есть. А вот журналиста попросил из себя вычеркнуть. Вычеркнули. Но почему-то архитектора. И остался я в комиссии просто журналистом.
После второго заседания ко мне подошел Лев Колодный (тоже журналист) и сказал: «Ну что же это вы возражаете, Юрий Игоревич: вы же так хорошо пишете. Я читал». Поскольку собственная моя статья про Москву была пару лет назад опубликована в одном японском сборнике, я догадался: Колодный читает по-японски. Ну а журналист Мостовщиков, бывший свидетелем этого разговора, взял да и заказал мне статью про Петра и комиссию. Вот и пишу теперь.
Хотя выразить свои чувства лучше, чем это сделали читатели «Столицы» в своих письмах, вряд ли смогу. Во-первых, потому что все хорошее уже сказано. Во-вторых, потому что невозможно выразить искреннюю боль за уничтоженную Стрелку. «Уникальный памятник и природы, и русского спорта», как ее называли представители школы академической гребли при основанном 130 лет назад Императорском московском речном яхт-клубе.
Пока комиссия работала, я свои чувства старательно скрывал, потому что сразу решил: комиссия — не худсовет, где профессионалы оценивают художественные качества некого произведения. Комиссия — информационный канал между властью и обществом, посредством которого туда-сюда перетекают прямые вопросы и правдивые на них ответы.
Что сказать теперь по поводу увиденного? Просыпается, к примеру, общество утром после дня рождения.
Идет мыться в ванну — бац! — а она занята. Там сослуживцы бронзовый подарок оставили: больше никуда не влезал.


Едет ошалевшее общество на работу и спрашивает там товарищей: «За что, братцы?» А те отвечают: «Во-первых, это красиво. Во-вторых, мы не виноваты, это главный инженер выбирал, а его, как ты знаешь, уже уволили. А в-третьих, на подарок мы вместе скидывались, и у тебя из зарплаты тоже вычли. А тебе что, не нравится? » И тут же обществу, согласно социологическим опросам, говорят, что каждому второму его члену подарок нравится и пусть он там и остается, в ванне, а деньги — черт с ними! Тем более что они из премии, а про премию кто-то мог и вовсе не знать.
Каждый первый член общества, у которого подарок в ванне, тогда говорит, что считает его нелепым, безобразным, и требует переставить его к соседу или вовсе разобрать. Ну и поскольку таких скандалистов много набирается, то власть говорит: «Вот и хорошо. Наш подарок — для всех вторых. А все первые пусть привыкают, мы им другой подарок со временем справим».
Чего ждать от новых подарков? Теперь, предупреждает комиссия, сделать их плохими будет гораздо сложнее. По новому законодательству, которое власти пообещали принять, воздвигнуть произведение изобразительного искусства в городской среде без широкой общественной огласки будет невозможно.
Но уж если оно (произведение) будет создаваться и сооружаться на общественные деньги либо в важном с градостроительной точки зрения общественном месте, то не обойтись без конкурса.
Может быть, это главный итог двухмесячной нашей работы в общественной комиссии, хотя стоит ли он ста миллиардов и бронзового сюрприза, который половина жителей Москвы предпочитает кругом объезжать, — еще вопрос. Тем более что демонтаж, который никак не бывает дороже монтажа, обошелся бы вполовину дешевле неродившегося референдума, то есть порядка шести миллионов долларов.
Что если начать сбор этих денег? Объявить, так сказать, подписку? Скажем, автор этих строк хоть сейчас бы отдал свой гонорар за данную статью в качестве первого взноса. Соберем деньги, демонтируем памятник, допустим, к 851-летию Москвы — вот и сделаем подарок всем первым, кому Петр в исполнении Церетели 3. К. не понравился.
Тогда и волки (они) были бы сыты, и овцы (мы) целы.
Любая выставка имеет свое начало и свой конец. И не было еще в истории художника, который бы потребовал оставить собственное произведение в музее на веки вечные только потому, что половине посетителей это произведение приглянулось.
А ведь Москва больше, чем музей. В той поминавшейся уже японской статье я, правда, сравнивал Москву не с музеем, а с лесом (и строительными лесами), у которого поменялся Хозяин и в котором старые духи уступили место новым русским. В котором меняется прежде всего фауна, а не флора, и в котором архитектура превратилась в археологию.
Бестиарий в Александровском саду эту гипотезу подтвердил. Сцена свидания Ивана-царевича с бройлерной лягушкой — плод наивного сознания, знакомого с лесными обитателями в крайнем случае по зоопарку и детским иллюстрированным книжкам.
Теперь, когда деятельность комиссии завершена, могу признаться: академика Церетели давно воспринимаю как Трофима Денисовича Лысенко нашей культуры. Гельманизм-авангардизм им успешно побежден, Академия художеств в ВАСХНИЛ преобразована, бронзовые и мозаичные гибриды на радость детям и иностранным туристам скоро заполонят всю Москву. В такое время мы живем.
В заключение хочу рассказать о старой науке — геомантии, или гаданию по точкам и линиям земли. В прежние времена с помощью этой науки строились целые города, отыскивались места для церквей.
Так вот. Войско Чингисхана завоевало одну из корейских провинций. Армейский геомант установил, что в этой области должны рождаться удивительно талантливые люди. Но в планы завоевателя не входила селекция талантливых рабов, поэтому Чингисхан велел своему геоманту разрушить местную гармонию. Тот нашел одну таинственную болевую точку, куда солдаты и вбили металлический столб.
И, действительно, никто сколько-нибудь талантливый в этой области с тех пор не рождался. А местные жители по-прежнему пытаются отыскать злополучный металлический столб, чтобы выкопать его.
Инструкция и мораль: наш столб и искать не нужно. Он теперь всегда перед глазами.
ЮРИИ АВВАКУМОВ
Журнал «Столица», номер 07 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-07
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?