•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Утиная охота

В эти первомайские праздники в Подмосковье можно было поохотиться на птиц. По этому случаю все честные охотники отправились стрелять в пернатых обитателей лесов и полей. Вот, например, Глеб Попов, 37-летний работник научно-исследовательского института, с группой своих товарищей поехал охотиться на уток в деревню Шеметово, расположенную в Тульской области на 163м километре Симферопольского шоссе.
Я попала на это мероприятие по вине своей собаки — рыжего ирландского сеттера по кличке Каро. Бедный пес, созданный природой для охоты, вот уже два года тратит энергию на поиски городских собачек и организацию с ними отношений. И вот моя приятельница пообещала с помощью своего папы — известного охотника Глеба Попова — изменить жизненные ориентиры любвеобильного рыжего ирландца.
Таким образом я и мой пес оказались в красной «Ниве» в компании трех незнакомых мужчин. Наш автомобиль летел со скоростью 120 километров по широкой автостраде, за окном в лучах уходящего солнца мелькали пейзажи среднерусской полосы. Глеб Попов, привлекательный охотник с внешностью Адриано Челентано, рассказывал мне о плодородии тульской земли и о том, какие замечательные люди на ней живут.
В правдивости его первого высказывания я смогла убедиться уже через два часа, когда мы съехали с шоссе и сразу же увязли в грязи и навозе.
Посреди навоза стоял столб с табличкой, на которой кто-то криво написал при помощи аэрозольного баллончика иностранное слово Shemetovo.
— Все, приехали. Дальше придется идти пешком, — радостно сообщил Глеб.
Мы взяли ружья, обвешались рюкзаками и, утопая по колено в отечественном черноземе, отправились в деревню. К10 часам вечера, грязные и голодные, мы все-таки добрались до нужного дома. За накрытым столом я увидела двух мужчин, усиленно налегающих на еду. То ли все их скупые мужские эмоции поглотила пища, то ли я основательно пропиталась тульским черноземом, но замечательные обитатели тульской земли не обратили на меня никакого внимания. Впрочем, как и на всех остальных. Они молча достали тарелки с рюмками, так же молча поставили их на стол и продолжили прерванное занятие. Я села на выделенное мне место и стала разглядывать лица моих новых знакомых.


— Не смущайся, — успокоил меня Глеб, — они только на вид суровые, а в душе добрые и отзывчивые.
И рассказал об их нелегкой судьбе. С первых же слов стало ясно, что люди они действительно хорошие, а главное — близкие мне по духу. Один из них, Анатолий Дудько, с улыбкой Игоря Верника и золотыми зубами, оказался неудавшимся насильником малолетних девочек. За что после отбывания заслуженного срока и был выселен из Москвы. Сейчас Анатолий полностью распрощался со своим маниакальным прошлым и стал в поселке заслуженным трактористом.
Другой приятель Глеба — 60-летний Марк Исаакович Волынский — также был выселен из Москвы, но уже за неискоренимую тягу к алкоголю. Пил Марк Исаакович все, что имело хоть какой-нибудь градус, и в любых количествах. За годы тренировок он сделал из своего пристрастия профессию: каждый божий день ездил в Москву и посещал рестораны. Там гражданин быстро отыскивал нужных клиентов и предлагал на спор за 100 тысяч одним глотком выпить полбутылки водки. Посетители, не веря в его способности, давали Марку Исааковичу бутылку и через три секунды лишались своей сотни.
Когда с едой было покончено, с ружьями и одеялами мы погрузились в трактор Анатолия и тронулись в путь. На месте решили, что охотиться еще рано и можно пока просто пообщаться. Чтобы общение проходило в более теплой атмосфере, я привязала свою собаку к трактору, поскольку, совершенно одичав от тульской природы, она металась по лесу, лаяла и кидалась на охотников, видимо, принимая их за уток. Потом мы расстелили одеяла и развели костер, разместив в нем огромное полено под углом сорок пять градусов. Рядом с его выступающим из костра концом прилег отдохнуть Анатолий. Через некоторое время все, включая меня, заснули.
Сон наш был краток. Проснулись мы от того, что над нашими головами раздались выстрелы. Я осторожно приоткрыла один глаз и увидела Анатолия, стоящего по пояс в воде и целящегося прямо в меня.
— Живым, гады, не дамся! — отчаянно кричал смелый мужчина и для убедительности тряс ружьем.
Вспомнив про боевое прошлое тракториста, я решила в случае чего кричать так же.
— Толя, спокойно, свои! — отозвалась я.
Анатолий медленно опустил ружье и вылез из водоема. Нам, естественно, стало интересно, с чего вдруг он решил стрелять в своих товарищей. В результате расследования выяснилось: полено прогорело и упало на голову трактористу. Может, ему в этот самый момент снилось, что он партизан Великой Отечественной войны и скрывается от немецкофашистских захватчиков, может, что-то другое, но от внезапного удара охотник почувствовал себя окруженным злодеями и предпринял оборонительные действия. Толя схватил ружье и, отступив в жидкость, открыл беглый огонь. Когда обстановка прояснилась, мокрый тракторист решил, что с него впечатлений хватит, сел на трактор и уехал.
Мы же стали готовиться к предстоящей охоте. Глеб достал из рюкзака надувных уток и запустил их в воду. Затем велел нам залечь в камыши и затаиться. Сам же принялся издавать странные звуки, отдаленно напоминающие кудахтанье. Через пять минут в воздухе показались живые утки и медленно сели на воду. Глеб поднялся в полный рост и открыл огонь. Я тотчас последовала его примеру. Будучи девушкой сообразительной, стреляла, конечно, в тех, что поближе. Когда пальба закончилась, количество уток на воде резко увеличилось. Настало время проверить способности моего ирландца.
— Каро! Каро! — позвала я его.
На мой зов никто не откликнулся. Оказалось, что в силу своей особенной любви к ближнему я забыла отвязать бедного пса и тот унесся вслед за трактором в деревню. Зато мне посчастливилось лицезреть обнаженного Глеба, который, отважно прыгнув в холодную воду, поплыл за утками. Найдя несправедливым то, что по моей вине взрослому мужчине пришлось раздеться и намокнуть, я разделила его участь. Уже на середине водоема выяснилось, что я довольно метко насмерть перебила всех его резиновых уток. Глеб утешил меня по-мужски: — Не женское это дело — в уток стрелять.
Я теперь тоже так думаю.
ОЛЬГА ДЕМЬЯНОВА
Журнал «Столица», номер 06 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-06
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?