•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Москва - город триумфального бесстыдства

Когда меня спрашивают: «Где вы живете?», я отвечаю: «В большом дурдоме под названием Москва».
Доказательства — на каждом квадратном метре.
Недавно в метро мне довелось увидеть следующую картину: женщина лет 35, с заметными уже глубокими морщинами, в детском чепчике (такие обычно носят младенцы или дети с больными ушами), в детской курточке, в валенках на ажурный чулок, с детским ранцем со слониками за плечами, сидела в вагоне и невозмутимо ела яйцо всмятку. Ловкими когтистыми пальцами, напоминающими стальные ножницы, она безжалостно ломала хрупкие стенки яичной скорлупы и отправляла жидкое содержимое себе в рот.
Выглядело это настолько буднично и естественно, как будто подобные явления в московском метро совершенно в порядке вещей.
И тогда я подумал: если с чем в Москве и хорошо обстоят дела, так это с безумием. Столица впала в тихое помешательство и напоминает человека, который оглядывается по сторонам и ничего не понимает: где он находится, что с ним происходит, откуда эти люди, что они здесь делают? Почему они все куда-то торопятся и так отчаянно жестикулируют? У Москвы плаксивое настроение. Она устала. Устала жить. Но, тем не менее, живет, плачет и смеется, вертится в этом колесе цинизма и пошлости, сама не зная почему.


Она делает вид, что занята по горло, что у нее нет ни на что времени, что она ничего не успевает. Но все же понимает, что это не более чем попытка убежать от себя, скрыться от своих собственных проблем, от страха признать, что все ей надоело и чуждо: «Не мешайте мне. Я занята. У меня шок».
С одной стороны, она тихо мечтает о прошлом, когда деревья были большими и всем было хорошо. (Моя соседка по лестничной клетке нынче призналась: «В последнее время я начала нюхать нафталин. Напоминает мне о прошлом».) А с другой стороны, Москва, как провинциальный трансвестит, наводит на себя слишком яркий марафет в стремлении показаться остросовременной.
Налицо шизофреническое раздвоение сознания. Одни ее жители с большей или меньшей апатией пытаются свести концы с концами, полностью потеряв интерес к окружающему и безнадежно утонув в трясине повседневности. Другие — лихорадочно загребают жизненную энергию, сметая все на своем пути.
Ни одна столица мира не отличается такой невообразимой вульгарностью стиля, как Москва. Такой беднотой и запущенностью, и режущей глаза вызывающей роскошью, и галлюциногенной кислотностью. Названная когда-то Третьим Римом (кто, спрашивается, за язык тянул?), Москва повторяет судьбу первого: она триумфально гниет. Она напоминает сваленные в кучу детские игрушки — гигантские кубики и машинки, между которыми бегают испуганные дети. Дети эти заняты совершенно различными вещами: они любят, ненавидят, убивают друг друга. Причем делают это не просто так, а потому, что стремятся к счастью. Хотя, по правде, в счастье они не верят, как не верят и во все остальное.
Каждый из них просто бессмысленно ест свое яйцо всмятку, как та полоумная в 1етро (те, кто покруче, соответственно вкрутую).
Сыро сегодня в Москве и тоскливо. Безвременье, понимаешь.
Слякоть, сквернословие и кашель нагоняют депрессию. Безумие тихо струится в мозги. Безумие становится нормой жизни.
Где-то далеко в тамбовской губернии три сестры Прозоровы, натянув на себя зеленые лосины и турецкие кофточки с люрексом, подмигнув друг другу безвкусно накрашенными косыми глазами, решительно провозгласили: «В Москву, твою мать, сестренки, в Москву...»
СЕРГЕЙ ЕВДОКИМОВ
Журнал «Столица», номер 06 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-06
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?