•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Педагог с мужской рукой

Опытный педагог с сильной мужской рукой накажет вашего ребенка по старинной методике. Переходный возраст не предлагать.
Пейджер 207-90-01 для абонента 38 888 газета «Из рук в руки», 23 апреля 1997 года
С хозяином сильной руки я связалась не без внутреннего трепета. А он как будто чувствовал мои опасения. Не успела я и слова сказать, как человек, отрекомендовавшийся Виктором Степановичем, уже заверил меня в своем абсолютном психическом здоровье. Он — всего лишь дипломированный педагог со своим, самобытным взглядом на проблемы детства.
Чтобы окончательно рассеять мои страхи, Виктор Степанович готов побеседовать со мной в людном месте. Договорились? Ну, если в людном, то пожалуй.
Гуманист и просветитель ждал меня у метро «Белорусская». В крепости его организма сомневаться не приходилось — болезненный доходяга ни за что бы не отважился выйти в промозглый весенний вечер вот так, налегке, в тренировочном костюме. И потом эти полковничьи усы! Нет, такое богатство поставляется только в комплекте с сильной мужской рукой. Впрочем, как вскоре выяснилось, хорошая физическая подготовка — это у Виктора Степановича профессиональное. До того как уйти на вольные хлеба, он долгое время служил физруком в школе, время от времени компенсируя собой еще и недостаток учителей английского.
Кстати, с английского все и началось. Или, если совсем точно, то началось все с того, что Виктор Степанович уволился из школы и ударился в палаточный бизнес.
Прогорел и, чтобы расплатиться с долгами, стал давать уроки английского.


Первый же паренек, которому понадобились его услуги, помимо отвратительного произношения, имел еще и задавленную бытом мать-одиночку и необузданный характер. Виктор Степанович никогда ничего подобного не встречал — ни жены собственной, ни детей у него нет, живет спокойно. И тут — на тебе. Мать этому сорванцу — слово, он ей — десять. Да каких слов-то, все больше матерных. Долго крепился педагог, но наконец не выдержал. Взял и влепил мерзавцу затрещину.
— И что же? — спросила я, потрясенная таким рыцарством.
— А ничего, — ответил Виктор Степанович. — Вмиг исправился.
И, главное, не обиделся на меня.
Видно, чувствовал, что за дело я его наказал.
Так или иначе, но с этого момента Виктор Степанович стал разрабатывать оригинальную методику наставления заблудших чад на путь истинный.
— То есть, — уточнила я, — речь идет о том, как на научной основе надрать ребенку уши? — Ну зачем же сразу уши? — обиделся Виктор Степанович. — Хотя, конечно, бывало. Только не думайте, что мне легко. Я ведь не изверг какой.
— Да я и не думаю, — успокоила я педагога. — Расскажите лучше, как вы детей воспитываете, ну... как бы это сказать... в общем, в не самых безнадежных случаях? Оказалось, что система у Виктора Степановича проверенная.
Он всего Спока прочел и Дейла Карнеги. Сейчас вот Фрейда заканчивает.
— Так Карнеги вроде детей драть не велит? — возразила я.
Но Виктор Степанович строго заметил мне, что детей он не бьет, а наказывает. И далеко не всех. Скажем, если ребенок курит, то педагог ненавязчиво сообщает: курение есть зло. Связался юноша с плохой компанией — Виктор Степанович и тут нужные слова подберет. Ну а если выясняется, что парень — матерщинник, то педагог ему расскажет о том, что хамство и мат — форменное безобразие.
— И что, помогают беседы? — спросила я.
Оказалось, помогают. У Виктора Степановича глаз наметанный.
Он на ребенка только поглядит — и сразу видит: впрок ли наставления пошли. И тех, с кем говорить бесполезно, он тоже безошибочно вычисляет. Вызвала его как-то мать-одиночка (у Виктора Степановича большинство клиентов — именно одинокие мамы). Вот, говорит, сын у меня деньги ворует, повлияйте, если нетрудно. Педагог на этого сына поглядел и сразу понял, что перед ним зарвавшийся наглец. Кинулся тогда Виктор Степанович в детскую, переворошил все, деньги ворованные нашел, а маленькому негодяю устроил хорошую взбучку. И уехал.
— А дальше что с ребенком было? — опять спросила я.
Оказалось, что Виктор Степанович последствиями не интересуется. Он так считает: если ребенок окончательно не запущен, то ему одного сеанса общения с опытным педагогом хватит. Ну а если уж кто совсем совесть потерял, то тут педагогика бессильна. Поэтому Виктор Степанович переходный возраст и недолюбливает. Говорит, если к остолопу 15-летнему вызывают, то все ясно: он давно на учете в милиции состоит. Да и почему должен он, Виктор Степанович, родительские просчеты исправлять? Он ведь не отец. Он воспитатель. Вроде тех, что в старину при дворянских семьях жили. Те воспитатели, кстати, детей розгами секли (вот она откуда пошла, старинная методика). И родители ничего, не противились.
Просит Виктор Степанович в среднем по пять долларов за выезд. А с иных — и вовсе ничего.
Если, например, видит, что люди бедные. С тех, кто побогаче, берет побольше — по 50 долларов. Но с богатыми работать сложнее. Вот, например, вызвала его мать 8-летней девочки. Пожаловалась: я уж так для нее стараюсь, а она ноет все: купи то, купи это. А как куплю, например, Барби, так она мне прямо в лицо ее швыряет.
Виктор Степанович диагноз поставил — «синдром обеспеченной семьи». С девочкой этой он пять сеансов отработал. Психоанализом занимался — расспрашивал, не являются ли ей ночью кошмарные чудовищные Барби? Крошка топала ножкой и отвечала, что не являются и вообще пусть дядя от нее отстанет. И тогда Виктора Степановича осенило — мать виновата. Она родительскую заботу подарками подменить пыталась. Так Виктор Степанович и сказал той матери. А работать с девочкой дальше отказался.
На прощание я попыталась выведать у педагога координаты его клиентов. Но Виктор Степанович адресами и телефонами снабдить меня отказался. А жаль. Очень бы хотелось этим пятидолларовым матерям в глаза посмотреть.
ЕКАТЕРИНА МЕТЛИНА, дипломированный педагог
Журнал «Столица», номер 06 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-06
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?