•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Все еще стыдно, граждане. О памятнике Петру работы Церетели

Все еще стыдно, граждане. О памятнике Петру работы ЦеретелиВ конце этой недели, в пятницу 16 мая, состоится последнее заседание общественной комиссии, решающей судьбу памятника царю Петру Алексеевичу Романову, которого с рулем в руке построил нам скульптор Зураб Церетели. В этот день комиссия рассмотрит данные проведенных в Москве социологических опросов об отношении москвичей к памятнику и на их основе сделает окончательный вывод — нужен нам в городе 90-метровый царь в лодке или его стоит перенести куда-нибудь в другое, более подходящее место.
Судя по всему, принять это окончательное решение комиссии будет непросто. Прежде всего потому, что ждать от социологов однозначного ответа глупо.
Скорее всего, результаты двух исследований, заказанных комиссией, будут столь же противоречивы, сколь противоречива сама комиссия. Она примерно наполовину состоит из сторонников памятника и наполовину — из его противников.
Ценители творчества скульптора Церетели исходят в своих убеждениях из разных соображений. Временами — из сугубо личных. Скажем, журналист Лев Колодный настолько дружен со скульптором, что уже успел стать частью трагедии советского народа. Как признался Лев Ефимович на одном из заседаний, четвертую фигуру в скульптурной группе «Трагедия народов» на Поклонной горе Зураб Константинович делал с него. Я, кстати, специально спросил публициста, не с него ли сделан и Петр, но Лев Ефимович сказал, что нет, не с него.
Другие сторонники грузинского монументалиста приводят в защиту своего кумира и соображения этического порядка.


Все еще стыдно, граждане. О памятнике Петру работы ЦеретелиПо их словам, судьбу произведения искусства нельзя решать при помощи большинства или меньшинства населения.
Сносить памятники, даже если их не любит народ, — безнравственно, поскольку судить об их качестве должна история.
Противники монархического сооружения также пользуются разным набором аргументов. Они говорят, что безнравственно тратить деньги налогоплательщиков на то, что мэр города и скульптор находятся в хороших дружеских отношениях. Также говорится о том, что Петр I был поставлен в Москве-реке совершенно нецивилизованным способом — без каких бы то ни было конкурсов и демократических обсуждений.
Лично я, вполне разделяя точку зрения о том, что референдумом Россию не понять, тем не менее считаю: в случае с памятником Петру I нравственность абсолютно ни при чем. Установленная в центре города конструкция — самая обычная халтура, к которой, наверное, со временем вполне можно привыкнуть, но больно уж не хотелось бы.
Я не буду по этому поводу впадать в глубокие искусствоведческие изыскания,а просто предлагаю вам поглядеть на марку, которую прислал в редакцию читатель-филателист Фрейеров. Это произведение было напечатано 29 декабря 1992 года тиражом полтора миллиона экземпляров и до сих пор продается в отделе коллекционных марок Главпочтамта по цене 200 рублей за экземпляр.
Марка, по словам читателя, внесена в филателистические каталоги Michel (Германия) и Ivert (Франция), которыми пользуются во всем мире. Вот как описывается в специальной литературе смысл изображенного на этой марке: «Макет монумента в честь 500летия открытия X. Колумбом Америки (скульптор 3. К. Церетели) — дар правительств России и Москвы народу США (предполагается установить в Майами у берега, с которым постамент будет соединен эстакадой), государственные флаги России и США».
Я, конечно, понимаю, что опытный искусствоведческий глаз найдет много отличий Христофора Колумба, так и не установленного в Америке, от Петра I, достраивающегося в Москве.
Там мужик получился в хламиде, у нас — в римских латах, у того паруса квадратные, у нас похожи на шторы в правительственной ложе, там собирались соединять с берегом эстакадой, у нас — какими-то мостками. И так далее. Но меня почему-то эти соображения совсем не волнуют. Мне как человеку, привыкшему профессионально делать свою работу, было бы за такие дела просто стыдно. А как рядовому горожанину мне просто стыдно за свой город.
Впрочем, стыд — понятие в наше время эфемерное и глубоко личное. Проку от него, прямо скажем, немного. Ну да ладно. Хорошо по крайней мере то, что редакция получила за последнее время больше пяти тысяч писем от людей, которым тоже стыдно за предпринятое Москвой смелое художественное начинание. И то слава Богу. Можно считать, не напрасно прожили жизнь.
А что до комиссии, то поглядим — подождать осталось немного. Если 16 мая удастся прийти к консенсусу, как сейчас принято говорить о взаимопонимании, бумага с решением заседателей будет отправлена мэру Москвы, и он должен будет принять по ней какое-нибудь собственное решение. Теоретически не исключается, что Юрий Лужков может распорядиться подыскать памятнику более удачное место и перенести его туда. Практически — не знаю.
Поглядим. До встречи с прекрасным, дорогие граждане Москвы!
СЕРГЕЙ МОСТОВЩИКОВ
Журнал «Столица», номер 06 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 5
Номер Столицы: 1997-06
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?