•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Дружба народов с пивом

Ура! Впервые за всю историю Москвы посетитель бара расплатился русскими деньгами. Историческое событие произошло в баре Doc's Hard Rock Cafe.
Деньги — 50 тысяч рублей одной бумажкой, без сдачи — в виде платы за обед принял у московского корреспондента «Столицы» лично владелец заведения Джим Кеноски.
Дело было так. Зашел я как-то, проголодавшись, в бар к Джимми и употребил стакан красного с порцией равиоли.
— С тебя семь пятьдесят, — сказал Джим.
Поскольку я как раз вернулся в Moscow, PA (сокращенное название штата Пенсильвания) с побывки из Moscow, RU (пусть, чтоб их не путать, будет и такое сокращение от слова Russia), рубли и доллары у меня в кармане были перемешаны. Чтоб их рассортировать, я стал выкладывать бумажки на стойку. 50-тысячная купюра с русским триколором привлекла внимание Джимми. Ясное дело, деньги наши веселые, яркие, а у них тут в Америке все банкноты с виду почти одинаковые, бледные и скучные.
— А что? Это, кстати, девять долларов! Можешь взять. Это тебе за обед. Сдачи не надо, пусть будет на чай, — сказал я Джимми.
— Пятьдесят тысяч! Я таких денег сроду в руках не держал...
— Пятьдесят тысяч! — загалдели посетители.
Бумажка пошла по рукам.
А бар этот — тот самый, где, как помнят читатели «Столицы », MOScowcкaя сборная по бильярду продула в окрестном чемпионате. Это центровое место Москвы. Потому что в доме напротив располагается Моссовет и Мосполиция. А в 20 метрах от бара пересекаются два шоссе, по которым только и можно попасть в этот город — 435 и 690.


Через дорогу, ну, чуть в сторону от бара, — единственная городская библиотека. А другой ближайший бар — на окраине Москвы. На Market Street, и соответственно называется Market Street Inn. До него от центрального бара пилить и пилить — целых 7 минут пешком.
Вокруг Москвы много еще всяких баров раскидано. Но Doc's — всетаки особая достопримечательность. Кроме всего прочего, это самое древнее здание в городе — ему 120 лет. Фактически здешний Кремль.
И приезжие все обязательно стремятся попасть сюда.
На этот бар я возлагал большие надежды. Вот, думал, злачное место, центр ночной жизни, лучшее место для разборок. Надежды мои питались, в частности, и многообещающим объявлением над стойкой: «Кто будет в баре драться, тот будет отсюда изгнан навсегда и более никогда („никогда" подчеркнуто. — И. С.) не допущен ». Я уже совсем было открыл рот, чтоб расспросить про «крышу», узнать, какая команда держит этот лакомый кусочек, сколько Джимми платит, какие тут бывали разборки, но вовремя спохватился.
Но потом все-таки выяснилось: было. Точно, было тут одно событие... Четыре года назад проездом в Москве оказались рокеры из какого-то большого города. Естественно, они ввалились в бар с ножами, бейсбольными битами и орали. По наглости и бесцеремонности они вполне тянули на нью-йоркских. Про них MOSCOWских провинциалы любят рассказывать такой анекдот: — Good morning, sir! — говорит москвич приезжему.
— Fuck you! — отвечает тот.
— А вы, наверное, из Нью-Йорка? Джимми поступил, как герой: достал из-под стойки два пистолета (38-й калибр и 45-й), наставил на рокеров и выгнал гостей Москвы на улицу. То было самое громкое событие в этих стенах за последние 120 лет...
— Ну, это приезжие, — говорю я владельцу бара.
— А местных когда-нибудь выгоняли за драку, как в объявлении? И больше потом всю жизнь не пускали? — Ты что! Москвичи, они же смирные все.
Они точно смирные... Сидят, прихлебывают кислое американское пиво. Есть и «Хайнекен», но для москвичей оно дороговато: один доллар семьдесят пять центов. Смотрят телевизор. Ведут скупые беседы о тихой московской жизни, лишенной происшествий...
Вот мoscowcкий экскаваторный бизнесмен Рассел Линдси. В бар он приходит за человеческим теплом. Потому что человек он в свои сорок холостой.
Не женится, так как еще не заработал секретную сумму, которую определил себе лично для семейного старта. Впрочем, его стали иногда встречать с одной молоденькой незнакомкой...
Вот единственный на всю Москву алкоголик Ральф. Только он выходит отсюда качаясь — серьезно относится к отдыху... Вот этнический поляк Ричард, пенсионер. Он по-соседски, мы ж вроде европейцы, жалуется мне на недальновидность поляков: — Ну почему они опять Валенсу не выбрали? — А я-то откуда знаю? — Валенса в тюрьме сидел за свободу! Он развалил берлинскую стену! — Привет, а Горбачев? — Горби делал, что ему из Варшавы велели. Выполнял указания...
Поэтому только Валенса имеет право быть президентом! — Что? Польша? Америка — самая свободная страна в мире! Кажется, этого зовут Боб.
— А ты где еще был, в каких странах? — Нигде... Но все равно Америка — самая-самая. Мы... несем свободу по всему миру, от Вьетнама до Ирака! — Что, и Вьетнам тоже считается? — Да, и Вьетнам! Мы все умрем за свободу! — Да вы уж лучше поживите...
— Нет, беспокоит меня состояние экономики нашей страны, — снова поднимает свою больную тему Пол Демут, местный миллионер; он заскочил на полчаса и велел бармену всем знакомым наливать за его счет. — Ведь мы, американцы, ничего не производим! Весь товар — привозной! Китай, Тайвань, Корея, Япония, Мексика, Колумбия... А американские бюрократы и волокитчики? А какие у нас налоги кошмарные? Да они вовсе погубят страну! С этим надо что-то делать...
Ну какие темы, а? Чем не московские кухонные беседы шестидесятников? А ведь тут в основном пролетариат: лесорубы, механик, шоферы-дальнобойщики, ну еще мелкие бизнесмены. И еще дым коромыслом — настоящий густой табачный дым! Это нью-йоркские извращенцы распускают про всю Америку слух, что она-де бросила курить, пить, ест одну здоровую пищу и худеет (ха-ха) и вообще чуть не рехнулась.
Но Москва смеется над наивными простачками, которые в это верят! Пьяная, прокуренная Москва расползается в два часа ночи после активного отдыха. Город закрывается. И чтоб вы ни выдумывали, как бы вы ни напрягали мозг, в какие б уголки города ни заглядывали — ни глотка водки, ни бутылки пива не сыскать ночью во всей Москве. Но тот, кто дождется 9.00 утра, выживет. Ему нальет Джимми Кеноски.
Зря он, что ли, стоит за стойкой главного бара Москвы и ждет момента, чтоб осчастливить вас за весьма умеренную плату... Хотя бы и за 50 тысяч российских рублей.
И Г О Р Ь С В И Н А Р Е Н К О
Журнал «Столица», номер 06 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-06
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?