•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Соблазненные критикой

Литературная жизнь столицы в минувшем месяце была жизнью не столько литературы, сколько критики.
Наиболее ярким событием стала презентация в магазине Shakespeare & Co трех изящно оформленных книг (издательство Ad Marginem). Темный подвальчик в 1-м Новокузнецком переулке напоминал какую-нибудь студию на двадцатом этаже манхэттенского небоскреба. Московские и заезжие интеллектуалы стоя пили вино и курили. Авторы — Маргарита и Виктор Тупицыны плюс Елена Петровская (автор книжки «Глазные забавы») — раздавали автографы и принимали поздравления. Несмотря на всеобщее ликование, Маргарита Тупицына строго всех предупредила, что это первая и последняя ее книга на русском языке.
Книги обоих Тупицыных: его — «„Другое" искусства» и ее — «Критическое оптическое» — полностью посвящены современному искусству. Авторы взяли на себя нелегкую задачу структурировать современный российский авангард, найти на «теле без органов» (по выражению теоретика сюрреализма А. Арто) руки, ноги и голову. По мнению Тупицына, из высказываний художников и писаний о них отечественных критиков складывается, вместо реальной картины культурного процесса, некое «виртуальное бытие, сталкивающее воедино индуизм и ВДНХ, китайскую архаику и сталинизм».
Книги Тупицыных тем более интересны, что, кроме медитаций на культурные темы, содержат большой и уникальный фактический материал. Так «„Другое" искусства» — это сборник бесед автора в период с 1980 по 1995 год с теми, кто делал или описывал неофициальную культуру в России. Среди них — Никита Алексеев, Илья Кабаков, Комар и Меламид, Дмитрий Александрович Пригов, Тимур Новиков и Сергей Бугаев (Африка).


На презентации щедро раздавали бутерброды и обещали приз тому, кто найдет бутерброд с сюрпризом. Но бутерброд этот благополучно был съеден — вместе с мылом, которое положили на хлеб затейники из Ad Marginem.
А эссе-клуб при журнале «Новая юность» проводил традиционное заседание в душноватом зале под располагающей к раздумьям огромной сталинской лампой. Посвящено заседание было, как теперь водится, 850-летию столицы. А именно отражению нашего города в произведениях членов клуба. Заседание прошло в основном за чтением вялых текстов, воспевающих то Казанский вокзал, то Сокольники, то дружбу Лужкова с Юрием Долгоруким. Зал просыпался трижды. На чтении блестящей прозы Рустама Рахматуллина об истории строительства соборов на Красной площади, о белом кречете, Аристотеле Фьорованти и Бог весть еще о чем. На трогательном рассказе архитектора Алексея Балдина о том, как не поддается Москва застройке.
И, конечно, на демонстрации фотостихоглифов Вилли Мельникова — фотографий Москвы, отраженной в лужах, которые скоро выйдут альбомом «Лужеводитель по Москве».
Эссе — жанр отчасти критический. Конечно, наступят времена, когда не надо будет литературе для прикрытия выбирать отстраненную интонацию и довольствоваться малой формой эссе. И развеется тогда самый страшный сон, который может присниться литературе: что она выродилась в критику.
Пока же литература порождает феномены странные и даже экзотические. Такие, как недавняя попытка литературного разоблачения, случившаяся в «стекляшке» — на филфаке МГУ. Событие слишком дерзкое, чтобы остаться в рамках чистой филологии, но в то же время слишком эфемерное, чтобы стать настоящей сенсацией. Связана она с именем профессора кафедры русской литературы МГУ А. А. Илюшина.
Илюшин известен просвещенному читателю как поэт и автор сложнейших переводов, например, стихов Симеона Полоцкого со старопольского на церковнославянский язык в соответствии с канонами XVII века. Также вышел тиражом 20 тысяч экземпляров подготовленный им сборник стихотворений малоизвестного поэта-декабриста Г. Батенькова.
Это издание двадцатилетней давности и стало предметом внимания М. И. Шапира, филолога и стиховеда, славящегося своей верой в применимость методов точных наук в текстологии. Читая лекцию на филфаке, Шапир публично заявил о своей убежденности в том, что треть стихов в указанном сборнике принадлежит перу не Батенькова, а Илюшина.
Дело в том, что треть опубликованных стихотворений приводится по рукописи из бывшего Государственного архива Октябрьской революции, куда и направился усомнившийся Шапир. В архиве данная единица хранения числилась, но во плоти отсутствовала. Текстов не было.
Свою уверенность в фальсификации или, скажем мягче, мистификации со стороны Илюшина Шапир аргументировал не только физическим отсутствием рукописи. С Илюшиным не раз уже происходили странные истории. Например, он подготовил к изданию «Божественную комедию» Данте в серии «Школьная библиотека», и в результате весь «Ад» представляет собой компиляцию из переводов разных авторов, отредактированную Илюшиным. К тому же, он обладает уникальной способностью к стихотворной мимикрии, на чем неоднократно заострял внимание Шапир. Однако, как у всякого поэта, есть у Илюшина свои стилистические особенности, и Шапир разглядел их не только в оригинальных его стихах и переводах, но и в сомнительной части наследия Батенькова.
Надо сказать, что не столько желание поправить историю литературы побудило Шапира взяться за труд разоблачения. Ему гораздо интереснее было проверить силу метода. В течение полутора часов лекции в МГУ испещрял он доску цифрами и таблицами, но смог лишь доказать, что стихи с равной долей вероятности могут принадлежать и Батенькову, и Илюшину. Илюшин тихо сидел в аудитории и слушал, похожий на усталого монаха. Он не поправлял Шапира и не спорил с ним. Я подумала, что, возможно, он просто легко принял разоблачение и сейчас его подтвердит. Но в ответ на мой вопрос он только улыбнулся в бороду: — Вы вводите меня в соблазн. Я бы признал в себе и автора десятой главы «Евгения Онегина», если б мог.
ЕВГЕНИЯ ЛАВУТ
Журнал «Столица», номер 06 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-06
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?