•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

В Москву завезли импортную холеру

В Москву завезли импортную холеруК нам в редакцию поступил факс из МосгорСЭС. Скупой канцелярский слог. Никаких эмоций. Просто и без затей: «В Москве зарегистрирован единичный случай холеры. Заболел летчик "Аэрофлота", совершавший рейс из Шри-Ланки». Звучит так, будто у летчика насморк. Но холера ведь не насморк и даже не воспаление легких. Холера это что-то дикое и незнакомое. Болезнь из Средневековья. Мор, горы трупов, опустевшие города. Ужас, одним словом. Пугаться мы поручили корреспонденту Василию Гулину. Василий Гулин, демонстрируя безусловную смелость, ради любимого города посетил заболевшего летчика прямо в больнице.
Бодрый больной 8-я улица Соколиной горы. Бетонный забор, теряющийся за изгибом улицы. Из-за него виднеется желтый двухэтажный дом, похожий на сельскую школу. Это шестой корпус второй инфекционной больницы.
Здесь, в 53-м блоке, лежит занедуживший летчик. Посещение летчика, конечно, строго запрещено. Но не возбраняются передачи. Я купил страдальцу минеральной воды. Больничная нянечка приняла мой подарок и обещала подозвать холерного пациента к окошку.
— Вы кто, собственно? Я никого сегодня не ждал, — с удивлением спросил меня появившийся в раме мужчина лет сорока.
Эта его радость да еще неприлично розовые для тяжелого холерного больного щеки сбили меня с толку.
— Я, видно, ошибся, — сказал я. — Я корреспондент. Мне нужен холерный больной.
— Так ведь я больной и есть, — признался пациент. — Только что обо мне писать-то? Ну заболел — с кем не бывает. А если сигаретой угостите, буду благодарен.
Через открытую фрамугу я передал летчику сигарету и выслушал некоторые его соображения по поводу случившейся с ним беды. Летчик (назовем его Андреем Николаевичем) в своем заболевании ничего страшного не видит. Не повезло ему просто — сам не понимает, где эту заразу подцепил. И ведь не пацан уже: двадцать шесть лет летает и одиннадцать из них — за рубеж. Инструктажи сотни раз проходил: в море не купаться, сырую воду не пить, есть только в ресторанах при аэропортах. Он и не пил. И ел, где положено. Откуда же холера? А черт ее знает! Не повезло.
— Ну а как врачи, долго за вашу жизнь боролись? — поинтересовался я.


Андрей Николаевич даже рассмеялся. Да какое там боролись, скажут тоже! Нет, врачам он, конечно, благодарен, но драматизировать ситуацию не надо. На самом деле все ведь как было? Плохо себя почувствовал Андрей Николаевич, слава Богу, не в небе, а только на следующий день по возвращению на Родину — живот у него заболел. Прохватило, конечно, рвать начало. Вызвал «скорую», привезли его в Боткинскую больницу, там диагноз поставили — «кишечная инфекция», положили под капельницу. А как анализы сделали, выяснилось, что холера.
Андрея Николаевича после этого сразу сюда привезли, на Соколиную гору. И жену его привезли, и врачей «скорой», что его обслужили, и экипаж самолета в полном составе, и всех соседей по отделению Боткинской больницы. Всего 88 человек. Всех быстро обследовали, выяснили, что холеры у них нет, и отпустили по домам. А Андрей Николаевич здесь уже десятый день парится. И чувствует себя при этом отлично. Первые-то два дня, конечно, помучился, но сейчас идет на поправку. Врачи обещают скоро выпустить: вот только результаты анализов будут готовы.
Так что все хорошо. Одно только беспокоит Андрея Николаевича.
Не нравится ему отношение прессы к больным.
— Газеты уж про мой случай раструбили. Чувствую: выйду, люди станут на меня глядеть, как на прокаженного. Не знаю даже, как на работу возвращаться. Станут в спину тыкать. В-о-он, скажут, холерный наш пошел, — от расстройства Андрей Николаевич с размаху затушил недокуренную сигарету о подоконник.
Я забросил летчику в открытую фрамугу остаток сигаретной пачки. Я на воле еще куплю, а в больнице курево в почетном дефиците.
Знаю. Сам лежал. Летчик, похоже, совсем расстроился. Снова стал говорить, что реклама ему ни к чему. Но уж если писать, то писать всю правду. И не о нем, а о самой болезни. А в чем правда? А правда в том, что холера — дело обычное. Поболел — вылечился — на работу. Как грипп, или, скажем, ОРЗ. И нечего здесь страху нагонять. Так Андрей Николаевич считает.
Я, признаться, с больным летчиком не согласился. И пошел выяснять правду в ГорСЭС.
Эль Тор Огава Людмила Родина, заведующая отделом профилактики особо опасных инфекций ГорСЭС, сразу оговорилась: — Холера — одно из трех заболеваний, которые входят в первую группу опасности. Наряду с чумой и желтой лихорадкой.
Что такое холера — для тех, кто не знает. Если посмотреть в микроскоп, то ее вибрион выглядит, как самая обычная запятая. По-научному зараза, которую привез летчик, называется — возбудитель холеры Эль Тор Огава. А по сути, холера — это остро заразное кишечное заболевание. У больного присутствуют все признаки сильного расстройства желудка — боли в животе, понос, рвота. Одно «но ». В отличие от обычного захворавшего животом, у холерного больного температура не повышается, а, наоборот, падает — до 36,3, а то и до 36 градусов. Протекает холера стремительно. Скрытый период — от двух до пяти дней. А сама болезнь длится трое суток. Не госпитализировали больного, не покормили вовремя антибиотиками — пиши пропало.
Организм обезвоживается, наступает кома. А затем — смерть.
— А что, прививок от холеры нет? — расстроился я.
Оказалось, есть: и отечественные, и импортные. Но не слишком-то много от них толку. Гарантии такая прививка не дает — только снижает возможность заражения. А за возможностями далеко ходить не надо. Холера с комфортом живет в сырой пище и воде, передается через рукопожатие. Да что там рукопожатие. Посетили вы, положим, общественный туалет, подержались там, естественно, за выступающие предметы, замечтались, забыли руки помыть. Потом взяли этими руками бутерброд и его съели. А через пару дней заболели холерой.
Откуда, почему? А потому, что вполне возможно до вас за предметы держался холерный больной.
Ничего святого Вообще-то, холера предпочитает жить в теплых странах. Индия, Таиланд, Турция, та же Шри-Ланка. Оно и понятно: климат там теплый, влажный, санитарные условия неважные — рай для вибриона. Но не надо думать, что холера только где-то далеко водится: вибрион неплохо себя чувствует и в Москве, где ежегодно регистрируются один-два случая заболевания.
Вот, например, около двух лет назад случай был. Привезли в больницу бомжа, который кочевал по Люблинским полям аэрации (если кто не знает, на эти поля раньше была выведена вся московская канализация). Бомж, он и есть бомж. Уже в больнице рассказывал, что воду из Москва-реки пил, зубы там же чистил. И вот результат — еле откачали.
Но это единичный случай. А случаются и эпидемии. Самая страшная разразилась в 1994 году в Дагестане. Оттуда тогда около ста человек в Мекку отправились, в хадж. Пять дней на автобусах добирались. Когда вода припасенная кончилась, стали в окрестных селениях набирать. И в самой Мекке святой водой потом запаслись. Сами ее пили, а потом и землякам раздавали. Ничего не поделаешь — традиция. В итоге заразились холерой 1100 человек, восемнадцать из которых умерли.
Кстати, тот хадж аукнулся и в Москве. Два парня из Дагестана приехали в столицу картошкой торговать. Один уже в пути в кому впал, умер в московской больнице. Второго врачи спасли. А весь груз картофельный арестовали и сожгли.
Для борьбы с такого рода эпидемиями существует целая санитарная программа недопущения завоза особо опасных заболеваний.
Суть ее заключается в том, что все командиры воздушных экипажей, все начальники поездов дальнего следования, прибывающих из потенциально опасных регионов, обязаны сообщать медикам о подозрительных случаях, случившихся в пути. Скажем, узнал командир лайнера, что кто-то из его пассажиров весь полет не вылезал из туалета — должен сообщить, куда следует. Нехороший самолет после посадки отгонят на специальную стоянку, подозреваемого оттуда доставят в больницу на предмет освидетельствования — не холера ли? И всех пассажиров, которые с ним в полете общались — тоже.
Эта схема была задействована и в последнем московском случае холеры — с летчиком, прилетевшем из Шри-Ланки. Хорошо еще, что был Андрей Николаевич командиром самолета, с пассажирами напрямую не общался и пользовался отдельным туалетом. Потому и попали в карантин только 88 человек. А вот заболела бы, например, стюардесса, так пришлось бы еще отыскивать всех пассажиров и проверять их на холеру.
Кстати, Людмила Владимировна Родина считает, что заболел Андрей Николаевич по собственной вине. Это он сейчас говорит, что ничего неположенного не ел и не пил. Вполне понятно — зачем ему признаваться, когда он инструкцию служебную нарушил? А на самом-то деле наверняка не удержался Андрей Николаевич — искупался в море, а затем, небось, еще и устриц сырых поел. То есть не продемонстрировал должных гигиенических навыков. А между тем, эти простые навыки позволяют от холеры уберечься. Болеть не хотите? Тогда слушайте внимательно.
Доктор Родина рекомендует Первым делом, доктор Родина советует почаще мыть руки, овощи, фрукты и прочие предметы, которые вы собираетесь употребить в пищу. И обязательно с мылом. Холерный вибрион его не переносит и умирает.
Боже вас упаси пить сырую воду. Пейте минеральную и прочую выпущенную в заводских условиях. Или кипяченую. То же и с молоком. Кроме того, кока-колу со льдом пить надо с опаской — Бог его знает, не изготовлен ли лед из сырой воды? Если уж решили посетить ресторан — посетите хороший, такой, где горячее блюдо вам подадут действительно горячим, хорошо прожаренным (проваренным, потушенным). Но и здесь — держитесь осторожно, сторонитесь подаваемых сырыми морепродуктов. И мороженого, приготовляемого прямо в ресторанных условиях. Если захотели охладиться — потерпите, выйдите на улицу и купите «Лакомку». А лучше, как это ни горько для патриотов, «Марс» или «Сникерс», надежно укрытый от заразы герметичной упаковкой.
И уж конечно, зарубите себе на носу: все эти передвижные хот-доги с напитком «Вишенка » — не для вас. Кто знает, соблюдает ли уличная торговля гигиенические инструкции? Теперь о водных процедурах. Купаться, по мнению доктора Родиной, надо в чистых, хлорированных бассейнах. Сама Людмила Владимировна признается, что с содроганием смотрит на сограждан, беззаботно плещущихся в Москва-реке, — видимо, при этом она вспоминает бомжа с Люблинских полей аэрации. Но если вам все-таки пришла в голову отчаянная идея искупаться в реке или море, то старайтесь, по крайней мере, не набирать в рот воду. Про «глотать» уже и речи не идет.
Да, чуть не забыл. Избегайте частого употребления крепких напитков. Водка, коньяк и прочий сильный алкоголь снижают кислотность желудка и тем самым — сопротивляемость организма вибриону холеры.
Прослушав все эти рекомендации и вспомнив румяного летчика за больничным окном, я, честно сказать, слегка оробел. Осмотрел себя, вспомнил, не брался ли руками за выступающие предметы, не был ли у моря, не перестарался ли вчера с гостями. Кабинет специалиста я покидал в тревоге. Хорошо, доктор напоследок меня немного взбодрила. Оказывается, очень благотворно действует на кислотность в организме сухое красное вино.
Так что, будьте здоровы, граждане! Не отчаивайтесь.
В А С И Л И Й ГУЛИН
Журнал «Столица», номер 06 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-06
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?