•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Унитаз с зубами!

Братья и сестры! Кузены и кузины! Деньги больше вам не понадобятся. Деньги вот-вот отомрут, как птеродактили. Банки обанкротятся. Доллары, тугрики, рубли — все сдавайте на макулатуру, пока не поздно. Коммунизм тут ни при чем. Просто «иваны» идут.
Все это я узнал на авторынке в Южном порту, куда меня завела совсем еще молодая автомобильная нужда. Буквально на входе — дядя в бейсбольной кепке, в руках у него картонка следующего содержания: «Произвожу кузовные работы в обмен на уроки английского».
Оказался Владимиром Игоревичем, мастером на многие руки. Денег за кузовные работы не берет принципиально, но не ради чего-то, а исключительно ради собственной выгоды. Владимир Игоревич так скалькулировал, что лучше брать натурой или услугой, в которой на данном этапе жизни есть потребность. На данном этапе жизни у Владимира Игоревича есть, например, потребность в английском языке: сынок его пошел по компьютерной линии и уже прислал приглашение к себе, в Бостон, США. Погостить, а может, и не только.
Столь допотопным обменным способом Владимир Игоревич пользуется не впервые: уже провел себе на дачу электричество и починил несколько ключевых зубов.
— И на сколько же английского потянет кузовная работа? — перевел я разговор на конкретность.
— Это смотря какая. Вообще, все у нас измеряется эквивалентом: один «иван», два «ивана»...
— У кого у вас? — Ну, набираются люди. Многие устали денег ждать. А жить-то хочется.


Схема такая: допустим, ты сантехник. Ты починил дяде Пете кран, но денег не взял. Зато пошел ты к дяде Мите, дантисту, и запломбировали тебе зуб — бесплатно! А дядя Митя за то, что запломбировал тебе зуб, пошел к тете Илоне и научился английскому языку.
Тетя же Илона пошла к братьям Михалковым, портным, и пошила у них комбидрес с рюшечками. А братья Михалковы пошли к тому самому дяде Пете, которому ты починил вначале кран, и взяли у него задаром большую цветную картину, потому что дядя Петя — художник. Круг, таким образом, замкнулся. Каждый кому-то что-то полезное сделал, все довольны. При этом, заметь, никаких денег, никаких налогов.
Измеряются затраты души и сил в «иванах». Пломба, скажем, стоит три «ивана», ремонт клозета — пятнадцать (значит, надо запломбировать пять зубов, чтоб тебе ответно починили WC).
Принцип «ты мне — я тебе», он же бартер, — это не хаханьки, это реальное будущее человечества, с точки зрения Владимира Игоревича и прочих «иванистов». В Москве они находят друг друга по газетным объявлениям, по молве. Число их растет неумолимо, пополняясь безработными профессионалами и мастерами. Пусть врачи, учителя, строители, слесари, профессора не нужны государству — денег-то оно им не платит — зато они нужны друг другу. Значит, для обоюдного выживания нужно просто откинуться на несколько веков назад, в натуральное, меновое хозяйство.
До этого Владимир Игоревич не сам додумался, а услышал от добрых канадских туристов. Там, среди кленовых листьев и поголовного хоккея, горстка смельчаков бросила вызов капитализму. Для чего зарабатываются деньги? Для того чтоб оплатить услуги, которые вполне можно оказывать друг другу так, по-соседски. Сговорились о стоимости услуг, жить стало легче.
Не надо напрягаться на службе, корячиться ради премии, тринадцатой зарплаты. Только на еду и квартплату. Остальное добывать обменом. Так получилась первая колония, которая потом перекинулась в Австралию, Новую Зеландию, Америку, Европу.
У Владимира Игоревича мечта, чтоб было, как в Англии. А в Англии сейчас уже 200 общин. Называются «боббинисты», расплачиваются «боббинами». Взаимные расчеты производят через компьютеры; у каждого члена общины есть личная зачетка, типа чековой книжки.
— Это — по-честному. А чиновники и дельцы — паразиты! кровососы! — пусть останутся за рамками нового общества! — накалялся Владимир Игоревич. — Там, на Западе, уже есть такие зоны, где обменная валюта ценится повыше всех этих паразитических фунтов стерлингов, марок, долларов. Да что! Один умник отстроил на таком взаимном зачете целый микрорайон! Люди-то работают с огоньком, потому что ради друг друга, потому что знают, что будут с этого иметь. Это наш ответ на безработицу. Безработицей нас пугают, как заградотрядом, чтоб вкалывали до пупочной грыжи.
И тут мы — вроде бы безработные, но не бездельники. Живем припеваючи. Главная сейчас наша задача — наладить смычку с сельским хозяйством. Чтоб пищу получать прямо к столу, минуя базы и супермаркеты. А за это оказывать колхознику свою, городскую услугу.
— Какую, например? — А, например, коровку подлечить. Либо усовершенствовать навоз. Или приехать с шефским концертом на скрипках и альтах.
А что, поддался я оптимизму простого московского «иваниста». И заживем душа в душу! И заглохнут политические тяжбы, ибо нечего будет делить. И перестанут грабить на улицах, ибо можно украсть кошелек, но нельзя украсть мастерство и талант. И прекратятся войны, ибо все будут взаимно нужны. Это же так просто! Так у нас почти и было в недавние, застойные, когда ценились не деньги, а связи и знакомства. Были мы, оказывается, почти в раю...
А потом сомнения нахлынули. Хорошо, конечно, Владимиру Игоревичу: у него за душой кузовные работы. А я, судорожно прикинув, не обнаружил в своем арсенале сколь-нибудь обменной специальности. Плетение словес при таком суровом раскладе не котируется.
Впрочем, нельзя преуменьшать. Все-таки я умею поливать традесканцию. И не меньше, чем на пять «Иванов».
Кто мне за это постирает носки?!
ИГОРЬ МАРТЫНОВ
Журнал «Столица», номер 06 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-06
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?