•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Лошадиная песня

— Время пришло, Зильберт! — напугало меня руководство.
— Пора осваивать лошадь. Лошадь укрепляет органы человека, дает уверенность в завтрашнем дне, приносит пользу. Есть даже такой способ лечения — хиппотерапия, поправка организма с помощью конных поездок. Давай, Зильберт, дерзай! Лошадей, признаться, я побаиваюсь. Так что визит в конно-спортивный клуб «Битца » откладывал до последнего. Но ради редакционного задания страх пришлось преодолеть. Приехав по указанному в справочнике адресу (Балаклавский проспект, 33), я наткнулся на громадную вывеску: «Автосалон в Битце». Сначала даже обрадовался: покатаюсь в комфорте. Но выяснилось, что колеса мирно уживаются с копытами.
Человек в камуфляже указал на дверь, за которой меня уже поджидала директор конно-спортивного клуба Ольга Олеговна Соболева.
— Решили попробовать удержаться в седле? — поинтересовалась она.
— В общем-то, да, — сказал я грустно.
— Можно приобрести абонемент на десять занятий начального курса и упражняться раз в неделю группе из шести человек. А хотите — все то же самое в индивидуальном порядке. Сами назначьте удобное время и будете скакать под руководством инструктора.
— Разница, видимо, в цене? — Разумеется. Абонемент обойдется в двести семьдесят тысяч рублей за весь начальный курс. Индивидуальное занятие — сто двадцать тысяч в час. Это для тех, кому больше шестнадцати. Для младших — скидка. Вам, кстати, сколько лет? — К сожалению, больше шестнадцати, — признался я. — И лучше индивидуально. Где-нибудь в середине дня.
— Тогда приходите завтра к двум часам. А пока ознакомьтесь с техникой безопасности.
Сон выдался беспокойным. Мне виделось, что я нарушил все основные заповеди конников. Я подходил к лошади, не окликнув ее предварительно, за что моментально получал удар копытом. Я забывал обращаться с животным спокойно и ласково. Я даже бегал по конюшне и злостно нарушал тишину.


На следующий день, приняв для смелости настой валерьяны, я направился в конюшню. Там меня ждали кобыла Зорька и инструктор Галина. Втроем мы начали осваивать приемы седловки. Голову мою на случай непредвиденных обстоятельств защищал прочный шлем.
Продемонстрировав все тонкости операции, Галина сняла с лошади седло и уздечку и предложила повторить ее действия самостоятельно. Я бочком вошел в денник. Седло оказалось намного легче, чем я предполагал. И дороже — Галя рассказала о его тысячедолларовой стоимости. Ценный конно-спортивный инвентарь я водрузил на лошадь нежно и бережно.
Ласково подтянул подпруги, расправил стремена. Тяжелее всего вышло с уздечкой, которая снабжена множеством ремешков: налобным, нащечным, затылочным, подбородным. Да и про трензеля — железные кольца — приходилось не забывать. Без помощи Галины я промучился бы не час и не два. Сообща мы все же приспособили уздечку, и мне было поручено вывести Зорьку на манеж.
Встав по всем правилам, слева от кобылы, я поплелся на занятие.
— А полезно ли на лошадях ездить? — решил я выяснить по дороге у Галины.
— Спрашиваете! Это очень укрепляет внутренние мышцы бедра, которые развить иным способом практически невозможно.
— А правда, что есть хиппотерапия? — спрашивал я.
— Разумеется. В процессе общения с лошадью у вас появляется душевное равновесие. К тому же поездки в седле помогают излечивать некоторые болезни. К нам приводят детей, больных церебральным параличом. Знаете, какие они в жизни неуклюжие. А как на лошадь садятся — преображаются.
В повседневной жизни я, как кажется, вполне нормальный человек, но на лошади точно выглядел, как паралитик. Держаться за повод, пропустив его между мизинцем и безымянным пальцем, было неудобно.
А тут еще ноги в стременах. И высоко, конечно, очень. Но все-таки я особенно не волновался, потому что Галина пристегнула к трензелю корду — крепкий шнур, с помощью которого контролируются движения лошади, а заодно и мои.
Я учился быть наездником. Гладить лошадь нужно с силой, похлопывая чуть ниже гривы. Останавливать, потянув повод к себе. Чтобы прибавить ходу, надо, держа повод прямо, ударять обеими ногами по бокам. Поворот налево — тянуть повод левой рукой, а ударять правой ногой. Направо — все наоборот.
Не успев толком потренироваться, я услышал самое неприятное: «Ну а теперь попробуйте сами».
Галина легким движением руки отстегнула корду, и я убедился, что лошадь — создание отнюдь не глупое.
Почувствовав свою независимость от Галины, она рванула с места в карьер. Я напрочь забыл все правила управления скакунами и, положившись на судьбу, вцепился в седло. Чудом уворачиваясь от гарцующих вокруг лошадей, я каким-то образом вырулил прямо на Галину. Зорька внезапно остановилась и, стыдливо потупясь, подошла к ней. Мое лечение верховой ездой, к счастью, подошло к концу.
Но хиппотерапия не прошла бесследно. Стертые джинсы, состояние легкого шока. А позлее, сидя за столом, ощущал, что ужинаю на скаку. Но уже на следующий день я чувствовал себя изумительно.
Просто я осознал все преимущества безлошадного положения. А вот жене Настасье абонемент обязательно куплю. Пусть развивает внутренние мышцы бедра. К тому же, может, испытает от хиппотерапии прилив энергии и сил. А какому старательному физкультурнику это помешает.
АЛЕКСАНДР ЗИЛЬБЕРТ
Журнал «Столица», номер 06 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 5
Номер Столицы: 1997-06
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?