•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Маша и десантник

На прошлой неделе в Москве завершили совместное существование 748 супружеских пар. Вот, например, в субботу в Гагаринском загсе после четырех лет семейной жизни расстались Мария Козелкова, 23 лет, преподавательница истории, и Дмитрий Карничук, 24 лет, ветеран воздушно-десантных войск и работник автосервиса.
О существовании друг друга Дмитрий и Мария узнали в августе 92-го года.
А началось все с того, что как-то поздним летним вечером Маша, тогда еще студентка, возвращалась в полупустой электричке с дачи. Напротив нее сидел пожилой мужчина с ведром яблок. Он предложил девушке покушать фруктов, а заодно и познакомиться. Возраст попутчика и его благообразная внешность не внушили Маше никаких опасений, и она как воспитанная девушка сначала представилась, а только потом взяла яблоко. Дорога была дальняя, за окном мелькали подмосковные перелески, а пожилой садовод и юная студентка нравились друг другу все больше и больше. Когда пришло время прощаться, старик совсем расчувствовался.
— Вы, Маша, просто прелесть. Если бы не возраст и не супруга, я бы сразу на вас женился, — сказал он с некоторой горечью в голосе. — Но у меня есть сын, Дима, вылитый я в молодости. Он сейчас в армии. Десантник, между прочим. Напишите ему.
Добрая Маша узнала адрес защитника Отечества и уже на следующее утро отправила Диме письмо, не забыв вложить в конверт свою фотографию. Далекий военнослужащий человек отозвался автобиографическими стихами: «Госпиталь./ Лежу на нарах./ Подо мной храпит солдат./ Я теперь в бинтах и ранах/ И сжимаю автомат./ Без тебя дышать мне трудно,/ Без тебя мне больно жить./ Только ты мне можешь, Маша,/ Автомат мой заменить».
Образ израненного героя настолько тронул девичье сердце, что она ответила ему просто: «Я дождусь тебя, Дима ».


После этого ничто уже не могло помешать их счастью. Весной 93-го года Дима вернулся из армии. Они встретились и окончательно полюбили друг друга. Через два месяца истинные чувства были скреплены узами брака, и Дима переехал в двухкомнатную Машину квартиру.
Чувствуя ответственность за будущее семьи, молодой муж окончательно забросил литературную деятельность, оставил прежние мечты о высшем образовании и пошел служить арматурщиком в автосервис.
Будучи человеком практическим, Дмитрий не разбрасывался деньгами и все заработанное откладывал на квартиру. Повседневные нужды удовлетворялись за счет стипендии отличницы-жены и гуманитарной помощи, предоставляемой Машиными мамой и бабушкой. С первыми трудностями супруги столкнулись, когда у них родилась дочка Рита.
После этого радостного события муж Дмитрий отчего-то сделался печален и стал возвращаться в лоно семьи не только поздно, но и, как правило, в возбужденном состоянии духа. Общение между супругами происходило примерно по следующему сценарию.
— Когда мы познакомились, ты обещал меня любить и оберегать, — говорила Маша, — а вместо этого ты просто пьешь.
— Пока я пью, ты ешь, — строго напоминал ей Дима.
Так продолжалось три года. После чего супруги с облегчением разъехались и начали новую жизнь. Маша с дочкой поселилась у своего одноклассника Виктора, а бывшего десантника Диму в нелегкой жизненной ситуации поддержала бухгалтер автосервиса Любаня.
Новое Машино счастье было вполне безмятежным. Настолько, что она смогла убедить подросшую дочь в том, что раньше папа у нее был ненастоящий, а настоящий, то есть Виктор, появился только теперь.
Дочка, не знакомая еще с суровыми законами природы и брака, удивления противоестественным ходом вещей не выказывала. Умудренный жизнью Виктор — тем более.
Между тем, сам Дмитрий, которому общение с дочерью было запрещено, вынашивал планы подтверждения своих отцовских прав. Как-то раз, улучив момент, он навестил бывшую жену и грустно поведал ей о том, что вместе с Любаней навсегда собирается уехать в Германию, в связи с чем хочет последний раз погулять с дочкой.
— Но только самый последний, — согласилась Маша.
В условленное время Дмитрий дочку не привел. Не привел он ее и на следующее утро. Бросившаяся на розыски Маша, узнала, что ее бывший муж и Любаня уволились с работы и скрылись в неизвестном направлении. В милиции помочь в поисках отказались, сославшись на то, что дочь находится у отца, а это совершенно естественно и даже гуманно.
Маша была безутешна. Продав кое-что из фамильных драгоценностей, она наняла частного детектива за 50 долларов в час. Дорогостоящий сыщик вскоре выследил похитителя у подъезда Любаниного дома, но справиться с отставным десантником не смог. Отправив детектива в глубокий нокаут, Дмитрий той же ночью вместе с дочерью и подругой бежал из Москвы и схоронился в глухой деревне под Петербургом.
Там они прожили полгода. Чтобы девочка особо не скучала по маме, заботливый отец рассказывал ей о том, что мама, в сущности, ведьма и запросто может ее заколдовать.
Дмитрий вернулся в Москву месяц назад. Почему-то он был уверен, что жена давно прекратила поиски, и надеялся спокойно зажить вместе с подругой и вновь обретенной дочерью. Но он не знал, на что способна мать, которую лишили ребенка. На следующий день после возвращения в Любанину квартиру ворвался ОМОН во главе с разъяренной Машей. В квартире в этом момент находилась только Любаня и девочка. Увидев родную мать, девочка в ужасе забилась под стол и закричала: — Не хочу к маме, она ведьма! Закончилась эта история, можно сказать, благополучно. Дмитрий и Маша наконец развелись официально. Они счастливы в новых семьях.
Вот только маленькая Рита до сих пор иногда просыпается по ночам и плачет. А когда Маша подходит к ней, девочка спрашивает: — Мама, а ты правда не ведьма?
ОЛЬГА ДЕМЬЯНОВА
Журнал «Столица», номер 05 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 5
Номер Столицы: 1997-05
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?