•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Прописка бакинца Мамедова

Прописка бакинца МамедоваНа прошлой неделе полку москвичей прибыло. Вот, например, после продолжительных мучений в Москве официально прописался еще один житель — 40-летний Муртузали Мамедов.
Вот какая хорошая у нас столица Третий Рим, порт пяти морей и сердце Родины город Москва. Случается, конечно, что люди покидают ее ради каких-то подозрительных лучших мест, но чаще все-таки дети разных народов стремятся в столицу нашу веселиться и основательно прописаться в ней официальным путем.
Беда только в том, что официальные пути тернисты, и в некоторых случаях даже совсем непроходимы, как Военно-Грузинская дорога в грозу и снегопад. Единственное же отличие Военно-Грузинской дороги от дороги к московской прописке заключается в том, что на горном перевале личные отношения значения не имеют, а в городе нашем имеют и даже очень.
Уроженец солнечного Баку Муртузали Мамедов 20 лет из 40 отдал азербайджанскому коньячному заводу, где работал дегустатором.


На завод приезжали люди со всего союза, в том числе и москвичи.
Они рассказывали ему о прелестях столичной жизни, чем основательно растревожили душу дегустатора. В конце концов коньячный работник не выдержал, собрал все накопленные за сознательную жизнь деньги и уехал на своем старом «Москвиче» в Москву.
В столице Муртузали целый год жил у друзей и изучал московский алкогольный рынок. Оставшись довольным и тем и тем, Муртузали решил окончательно расстаться со своей родиной и стать полноправным жителем Москвы.
Воплотить мечты гражданина Мамедова в жизнь за две тысячи американских долларов согласилась простая русская женщина Зина.
Зинаида Казимировна Зябрикова оказалась женщиной хотя и простой, но активной. За свою 30-летнюю жизнь русская гражданка побывала пять раз замужем, и хотя не завела себе ни одного ребенка, зато стала обладательницей однокомнатной квартиры в Медведково.
Муртузали Мамедов также оказался не промах. Чтобы в загсе фиктивный брак с Зинаидой Зябриковой выглядел прилично и торжественно, сын Азербайджана собирался одеть невесту в фату, купить ей конфет, обнять и поцеловать. Однако свой любвеобильный план г-ну Мамедову пришлось отложить. Столичный загс отказался расписывать его с жительницей Медведково, мотивируя тем, что необходимо сначала встать на муниципальный учет, то есть получить хотя бы временную регистрацию.
После трехдневной очереди жителя Азербайджана временно зарегистрировали. Но чтобы основательно прописаться в Москве, то есть стать совладельцем Зинаидиной квартиры, Муртузали надо было снова возвращаться в Баку и оттуда выписываться. «Москвич» у Мамедова Муртузали к тому времени окончательно сломался, денег не осталось, и ехать в Баку ему стало лень. Поэтому он решил пока вступить с гражданкой Зябриковой в фиктивный гражданский брак и, не регистрируя отношений, порепетировать совместную жизнь на ее территории.
Так и поступили. В тесноте (32 квадратных метра общей площади), да не в обиде. Скромность жилища, как выяснилось почти сразу, сближает. Сын города нефтяников и дочь Москвы сблизились настолько, что родили двух дочерей, которых официально записали Зябриковыми.
Но все-таки прописки г-ну Мамедову в личной жизни не хватало.
Тем более что Зинаида Зябрикова на поверку вышла женщиной меркантильной и требовала дополнительных капиталовложений. Муртузали, устроившегося к тому времени работать в Москве владельцем контейнера на оптовом рынке, потянуло на независимость.
Как раз к тому времени, когда Мамедов съездил наконец-то в Баку, выписался оттуда навсегда, перевел полученные документы на русский язык, заверил их в Азербайджанском посольстве в Москве и получил временную прописку, совместное проживание с гражданкой Зябриковой стало ему казаться результатом безумной ошибки.
Фиктивная семья приступила к разделу имущества. Это оказалось делом крайне трудоемким, поскольку нужно было вспомнить, кто покупал какую чашку, чья именно мама дарила Зябриковой шубу и кого больше любят произведенные на свет девочки. К тому же, страшная история вышла с приобретенной в Подмосковье дачей. Мудрый г-н Мамедов недорого купил эту дачу год назад, по привычке записал ее на жену, но предусмотрительно не рассказал ей, где она находится. Поскольку загородное имение так разделить и не смогли, оно до сих пор является причиной трагедии. Г-н Мамедов не может им пользоваться, а г-жа Зябрикова не знает, как его найти, чтобы продать.
Так или иначе, самую трогательную часть этой истории вам предстоит сейчас прочитать. Как уже было сказано, проблема московской прописки за все прошедшие годы отнюдь не потеряла актуальности для Муртузали Мамедова. Поэтому вконец разругавшиеся русскоазербайджанские народы решили все-таки собрать волю в кулак и официально зарегистрировать свои отношения.
Пару месяцев назад граждане Мамедов и Зябрикова наконец-то посетили загс и расписались. Их брак с этого момента стал понастоящему фиктивным. Музыка в честь этого события не исполнялась, на молодой не было фаты, а супруг так и не подарил ей конфет, не обнял и не поцеловал. А наоборот, вскоре после прохождения процедуры регистрации брака забрал отвоеванные чашки, пианино, три пиджака, семь галстуков, пару туфель 1967 года производства и съехал из Медведково навсегда.
На прошлой, впрочем, неделе г-на Мамедова наконец-то официально прописали на эту оставленную им в спешке жилплощадь. Сын солнечного Азербайджана стал полноправным москвичом. С чем мы его искренне и поздравляем.
ОЛЬГА ДЕМЬЯНОВА
Журнал «Столица», номер 04 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 5
Номер Столицы: 1997-04
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?