•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Церетели по пятницам

В здании московской мэрии по пятницам продолжает заседать общественная комиссия, которая выясняет мнение москвичей о памятнике царю Петру I работы скульптора Зураба Церетели. Заседать осталось немного — еще два-три раза. После этого полномочия комиссии истекут, и она доложит мэру Москвы о проделанной работе.
Мэр тогда рассудит, как быть с 90-метровым царем. Прописывать его в Москве или не давать ему никакой прописки и депортировать.
Даже не изучая никакого общественного мнения, а просто посещая заседания этой комиссии из 25 работников культуры и одного депутата московской гордумы, нетрудно понять, что памятник вызывает у горожан болезненную реакцию. Половина комиссии, едва успев разместиться в креслах, начинает убеждать собравшихся, что Петр I получился у Церетели восхитительным. В то время как другая половина с тем же энтузиазмом настаивает, что металлическая конструкция, возможно, с естествоиспытательской точки зрения, и хороша, но лучше бы Москве не позориться.
Аргументы сторонников Церетели примерно такие, как их формулирует поэт Андрей Вознесенский, член комиссии. Поэт сказал, что художник — это творец, которого не имеет права судить толпа. Тем более в то время, когда работа над произведением еще не закончена.


Признав памятник Петру именно произведением искусства, поэт сказал, что сам его не видел и не собирается смотреть до тех пор, пока Церетели не достроит царя окончательно.
Противоположная сторона сказала поэту, что скульптор Церетели может самовыражаться столько, сколько ему потребуется, но не на средства же налогоплательщиков. Которых, кстати, и не спросили, готовы ли они платить за воображение Зураба Константиновича. Спрашивать их собираются только теперь, когда монументалист уже, собственно, самовыразился без каких-либо препятствий со стороны властей.
В ответ на это выступил журналист Лев Колодный, пресс-секретарь скульптора, пообещавший в скором времени разоблачить в открытой печати особый заговор, которым он объясняет травлю Церетели. Льва Ефимовича поддержали специально приглашенные на заседание ветераны отечественной архитектуры, зачитавшие открытое письмо на имя Юрия Лужкова с просьбой остановить варварскую творческую инквизицию. Драматическое зачитывание обращения к мэру смотрелось несколько странно, поскольку сам Юрий Михайлович на заседании не присутствовал, а, по некоторым данным, в это время находился в отпуске.
Надо еще, конечно, сказать, что в свободное от заседаний время члены комиссии занимались внеклассной работой. 22 марта сторонники Церетели организовали у памятника малочисленный митинг в защиту царя. Там была принята резолюция, распечатанная потом на компьютере, размноженная при помощи лазерного принтера и ксерокса и розданная всей комиссии. В этой бумаге, в частности, сообщалось, что Петр I — выдающийся, оригинальный и уникальный монументальный ансамбль и попытки демонтировать его — диверсия.
Инициативная группа по проведению в городе референдума о судьбе памятника, в свою очередь, вечером 26 марта провела на Арбате тренировочное уличное голосование. Гуляющему населению были розданы 200 бюллетеней, в которых предлагалось решить, что делать с ансамблем дальше. Итоги голосования: 127 человек высказались за демонтаж памятника, 37 — против, пять бюллетеней были признаны испорченными, а 31 бюллетень был москвичами украден или просто выброшен.
Результаты всей этой весьма хлопотной деятельности, похоже, скоро станут более или менее конкретными. Поспорив и почитав приносимые на заседание бумаги, комиссия наконец решила, как она будет реально изучать общественное мнение. Это дело поручено профессионалам — фонду «Общественное мнение» и ВЦИОМу.
Приглашенные из этих организаций специалисты предложили следующий план действий. Фонд «Общественное мнение» попытается спрогнозировать, какими могли бы оказаться результаты референдума, если бы его все-таки провели в Москве. Для этого фонд опросит полторы тысячи человек. Каждому покажут фотографию памятника и спросят, не пошел бы гражданин на референдум о Петре, а когда пошел бы, то за какое решение проголосовал.
ВЦИОМ задумал более глубокое исследование. Пользуясь случаем, социологи решили вообще поинтересоваться художественными вкусами горожан. Для этого они предлагают провести целых три опроса. Первый будет сделан в окрестностях выдающегося памятника. Произвольно отловленных граждан будут спрашивать, москвичи ли они, далеко ли живут, что здесь делают, какое впечатление производит на них ансамбль, правильно ли поступили власти, воздвигнув такое в городе, и правильно ли будет теперь это отсюда убрать.
Второй опрос сделают с доставкой на дом. ВЦИОМ обойдет население в местах его проживания и задаст ему более культурные вопросы. Например, какие именно городские достопримечательности граждане любят посещать, много ли в Москве памятников (варианты ответов: много, мало, достаточно, затрудняюсь ответить), какие передачи они смотрят по телевизору, какие книжки читают и нравятся ли им зарубежная реклама, здания банков, Макдональдсов и прочие атрибуты буржуазного образа жизни.
Наконец, третья анкета будет заполняться профессионалами — архитекторами, художниками и специалистами в области градостроения. Они анонимно выскажутся на предмет того, действительно ли московские власти не дают прохода талантам и мешают здоровому творчеству. Также профессионалам предложат либо заклеймить позором Зураба Церетели, либо признать его выдающимся художником.
Все эти проекты комиссия обсудила и одобрила, но не без горячего обсуждения. В частности, Льва Ефимовича Колодного интересовало, какие именно фотографии Петра I будут показывать москвичам — хорошие или плохие. Фотографии, напечатанные в «Столице» и других средствах массовой информации, журналист признал плохими и не отражающими подлинной красоты царя. На это кем-то из присутствующих было замечено, что, в силу особенностей развития цивилизации, настоящих и качественных фотографий Петра Великого у комиссии не имеется. Все, чем располагает сегодня Москва, — 90-метровый бронзовый плод творческого воображения Зураба Константиновича Церетели. Его-то все и фотографируют.
Вот, собственно, каковы последние сводки с фронта борьбы за красоту нашего города. В сущности, нам осталось еще немного потерпеть, чтобы эта история наконец завершилась чем-нибудь конкретным. Для этого нужно всего ничего: властям — найти около 20 тысяч долларов на оплату социологов, гражданам — подумать как следует и честно ответить на задаваемые им вопросы, читателям — следить за поступающей информацией. «Столица » обещает им в этом поспособствовать. До встречи!
СЕРГЕЙ МОСТОВЩИКОВ
Журнал «Столица», номер 04 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 1
Номер Столицы: 1997-04
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?