•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Куклы идут!

Теперь все будет хорошо: при Союзе художников зарегистрировали Ассоциацию кукольников. Куклы наконец легализовались. К нам они подбирались исподволь, долгие годы. Европа завоевана давнымдавно. Там целые кварталы отданы под кукольные мастерские, кукольные лавки, кукольные ателье. Куклами торгуют на самых престижных аукционах. Скажем, знаменитая Дина Верни (та самая, которая позировала Анри Матиссу и Пьеру Боннару) играла в куклы и собирала их 50 лет. А потом продала коллекцию на «Сотбис» за 4,7 миллиона долларов. Теперь на вырученные деньги она содержит музей французского скульптора Аристида Майоля.
Наш кукольный мир был долгие годы ограничен Домом игрушки и Театром Образцова. Отечественные изделия были жесткие, плешивые, не похожие на людей. Их загнали в резервации культтоваров, про них сочиняли культовые сказки и снимали кино. Суок и Страшила с соломенными мозгами — вот симпатичные, но абсолютно беспомощные герои тех лет. Мы забыли, что бывают нежные девочки с фарфоровыми головами, рождественские восковые фигурки, что есть мастера, балансирующие на грани искусства и ремесла. Больше так не будет: куклы пришли.
Вспомним генералов невидимого кукольного фронта поименно.


Собирала и собирает авторские работы в своем «Кукольном доме» Ольга Окуджава. Скульптор-монументалист Нина Шорчева, ныне покойная, в рабочее время оформляла столичное метро, а на досуге собирала старые фарфоровые головки, мастерила кукол, шила им платья, плела соломенные сумочки. Жутковатый музей восковых фигур, любимая передача про резиновых политиков и «Роза Азора», первая галерея, выставившая на продажу авторских кукол, появились намного позже.
Потихоньку-полегоньку куклы обрастали хозяйством. Искусствовед Елена Павловна Уварова выпустила журнал «Кук-арт» — изящный и совершенно некоммерческий. Александра Кукинова организовала единственную в своем роде фирму «Александра». Авторские работы, малые тиражи, безукоризненные костюмы. Сейчас эти куклы продаются в «Розе Азора» по цене от 1,5 до 7 миллионов рублей. Появились крупные коллекции. У Сергея Романова — домашний музей советской игрушки, более четырех тысяч единиц хранения. У Юли Вишневской — музей уникальных кукол.
Ее коллекция не имеет аналогов и вызывает зависть европейских ценителей.
Марионеточная жизнь так или иначе крутилась преимущественно вокруг «Розы Азора». Закономерно, что ее владелицы — Марина Лошак, Любовь Шакс и Лена Языкова — стали основателями Ассоциации кукольников.
— Ассоциация появилась, потому что была нужна, — говорит арт-директор галереи Лена Языкова. — Куклы — это особый мир, целая индустрия, в Европе кукольников можно сравнить, скажем, с владельцами собак или филателистами.
А у нас ниша несколько десятилетий пустовала. Неестественно.
Почетным председателем Ассоциации согласился стать Тонино Гуэрра. А вошли в нее все, имеющие отношение к куклам, — режиссеры кукольных театров, реставраторы, художники.
Катя Мальшавина, Рудольф и Галя Серажетдиновы, Маша Рыбасова со своими восковыми куклами, Виктор Назарити.
Куклы Лены Горбушиной не имеют пола, зато у них есть сердце. В каждую Лена зашивает пуговицу, бусину, камушек. Они не игрушки.
— Я, вообще, своих кукол не считаю игрушками, — сказала мне как-то Лена. И потуже затянула веревочку, связывающую ноги Красной маске.
А бывший геолог 60-летний Игорь Сергеевич Делицын делает именно игрушки. Наивные и трогательные игрушки своего детства из папье-маше. Несколько лет назад он пришел в «Розу Азора » и принес свои первые работы. А теперь вот стал членом ассоциации (и автоматически членом Союза художников).
В перспективе под эгидой ассоциации планируют создать кукольный микромир. Музей, зал для сменных экспозиций, магазин, где продавались бы не только куклы, но и аксессуары: посуда, мебель, платья. А еще — материалы, парики, запчасти. Хорошо бы там же открыть реставрационную мастерскую. И сдавать студии. Для тех, кому негде работать. Но это все впереди. Сейчас ассоциация перебирается в новое помещение — особняк художников-проектировщиков в Староконюшенном переулке.
А воспрявшие, документально заверенные куклы уже зашевелились, уже сбились в коллективы и потянулись на сцену. В Московском театре теней случилась премьера: детям показали «Руслана и Людмилу ». Сказка Пушкина под музыку Глинки идет почти без комментариев. Всего несколько слов в конце и в начале. Потому что — кукольный балет. И рассчитан на самых маленьких, а им смотреть важнее, чем слушать.
Дети в зале радовались и хлопали в ладоши. По сцене бродил, как положено, кот на цепи, приплясывала, мигая рыжими огнями, изба на курьих ногах, и вообще творились чудеса. Куклы-тени из черных превращались в цветные, увеличивались и уменьшались, выходили на авансцену в полном объеме. Наина легким взмахом головы оборачивалась то Людмилой, то вороной. Холм открывал глаза, поднимал голову и беседовал с Русланом. И летали над Головой совершенно хичкоковские вороны и галки — хищные, совершенно живые, шаркающие крыльями по экрану. Птицы — предмет особой гордости Александра Крупенина, худрука театра, автора кукол и сценографии. Ноу-хау. В отличие от прочих куколтеней его галки — объемные.
Дети в зале птиц испугались, но все закончилось хорошо. Блюда, кубки, волшебные гусли, шапка-невидимка весело отплясывали на свадьбе Руслана и Людмилы под музыку Глинки. Черномора без бороды выносили к столу на блюде.
И дети очень веселились, когда посрамленный злодей подрался с жареным поросенком на соседнем блюде.
Куклы ожили, люди замерли в ожидании: как себя поведут эти, казалось когда-то, игрушки? Какую историю затеют — теперь их не только много, они теперь все вместе.
Колесом воспользовалась ЕКАТЕРИНА КОСТИКОВА
Журнал «Столица», номер 04 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-04
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?