•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Пейнтбол. Как я вышел на тропу войны

На фронт меня провожали всей редакцией. Ветераны напоминали, что, прежде чем выстрелить, надо прицелиться, женская сердобольная половина советовала лучше маскироваться, беречь голову и наступать короткими перебежками. В напутствиях, замечу, отсутствовали фольклорные пожелания мгновенной смерти или раны небольшой. Пейнтбол, он хоть и для настоящих мужчин игра, но к повреждению внутренних и наружных органов не приводит.
Если кто ни разу не брал в руки ружье-маркер, информирую: пейнтбол — это такая война понарошку. В противника стреляют шариками с краской. Если вам попали в какой-нибудь жизненно важный орган, вы считаетесь убитым. Убитый и довольный, надышавшись свежим воздухом, вдоволь набегавшись и наприседавшись, вы отправляетесь вместе с безжалостным своим убийцей по домам или вместе выпиваете пивную кружку мира.
Клуб «Пэйнтлэнд» располагается неподалеку от города Щелково Московской области в национальном парке Лосиный остров. Среди деревьев повсюду виднеются домики для отдыха играющих. Стоимость ночевки в двухместном номере — 75 тысяч рублей. Имеется охраняемая стоянка — 25 тысяч в сутки. Само пейнтбольное поле смахивает на загон чуть больше хоккейной коробки. На поле хаотично разбросаны автомобильные шины. Это препятствия-укрепления.
Генеральный директор пейнтбольного клуба обворожительная Ирина Савосина рассказала мне, что расставаться с суммой денег на этой площадке полезно — как для тела, так, собственно, и для души.
Во-первых, игрок все время проводит на свежем загородном воздухе.


Во-вторых, скоротечный бой требует быстрого передвижения по площадке — крепнут ноги и дыхалка. Одним словом, тело становится краше, а это именно то, что мне нужно.
Молодцы канадцы, думал я, изобрели невсамделишную войну! Сначала канадцам пришло в голову метить краской не только деревья, предназначенные к промышленной заготовке, но и предназначенный к промышленной заготовке скот. Потом канадцы стали метить краской еще и друг друга, и вот получилась игра, в которую теперь играют по всему миру. Как правило, конечно, в лесу, но иногда и на специальных площадках, с искусственными укрытиями.
Мне не терпелось сыграть. Дайте ж в руки мне ружье! Однако вместо оружия мне вручили документ без названия, с которым я должен был ознакомиться и подписать. Бумага разъяснила мне, что «пейнтбол требует физического и умственного напряжения и может привести к значительным нагрузкам». Бумага предупредила, что во время игры со мной может произойти всякое и поэтому нужно указать домашний телефон и адрес.
После такой своеобразной присяги мне разрешили экипироваться.
Меня облачили в армейский камуфляж: штаны, куртка и бандана (платочек на голову). Выдали перчатки белого цвета с зелеными пупырышками и специальную защитную маску. А вот и заветный маркер (пейнтбольное ружье), ничего общего не имеющее с реальными орудиями убийства. Боевой предмет выглядел мирно и напоминал пьезозажигалку для газовой плиты.
Моего напарника по игре звали Алексеем, и было Алексею 12 лет.
Родители Алексея, Елена и Николай Тихоновы, считаются сильнейшими пейнтболистами в Москве. Леха быстро объяснил мне, что нам предстоит самое простое — игра на поражение. То есть наших противников — пейнтбольных инструкторов Николая и Максима — мы должны раскрасить раньше, чем они раскрасят нас. Честно говоря, поначалу я был уверен, что, скорее всего, случится второе. Слыхал я рассказы про то, что в «Пэйнтлэнд» часто заезжают представители российских спецслужб — потренироваться. В Лосином острове играли альфовцы и ОМОН. И тех и других пэйнтлэндовские инструктора раскрасили насмерть секунд за сорок.
И вот мы с Лехой на исходной. Наши враги — в другом конце площадки. Свисток судьи, и мой малолетний партнер в мгновение ока скрывается где-то за шинами. Я остаюсь один на один с Максимом, уверенными перебежками двигающимся по направлению ко мне.
Я решил, что просто сидеть за ограждением не годится, и с криком «ура!» пошел в атаку. Пока я закреплялся на ближнем рубеже в деревянных палках и автомобильных шинах, противник укрылся где-то неподалеку. Но я все-таки засек его! Из ближнего ко мне укрепления раздалась невежливая очередь. Это очень неприятно, когда в тебя стреляют. Я разозлился и пульнул в ответ.
Перестрелка могла бы продолжаться вечно, если бы Максиму не пришло в голову сделать обходной маневр. Не теряя ни секунды, я начал палить изо всех сил. Камуфляж противника изошел корявыми желтыми кляксами. Я наблюдал эту картину только левым глазом, потому что правому поле зрения перекрывали мощные подтеки краски. Но, как выяснилось, я не умер. По правилам коммерческих игр, поражение в голову позволяет игроку продолжить войну. И мы с Лехой продолжили. Леха находился уже на другом конце площадки и пытался снять Николая.
Противники вели беспорядочную стрельбу и были в полной уверенности, что я убит. Но не тут-то было. Я иезуитски подкрался сзади и неумело бабахнул в инструктора Колю. Тот от неожиданности обернулся и получил мощную очередь в спину от моего напарника. Полная безоговорочная победа! Правда, может, нам поддавались? Так я открыл для себя экзотический вид спорта. Родные и близкие, видевшие меня в тот день, изумились: «Где его врожденная бледность лица? Куда, скажите на милость, исчезла вялость походки? » — Что случилось, Саша? — прошептала ясноглазая моя любовь Анастасия. — Ты нашел другую? — Да! — смело ответил я. — Я нашел! Нашел другую жизнь, нашел спорт, который мне по душе и который сделал меня здоровым.
Так что идите в пейнтболисты, друзья! Только учтите, что игра, которую придумали канадские лесорубы, дорого стоит. Лично я расстрелял красок и несущих ее шариков на общую сумму 155 американских рублей.
А Л Е К С А Н Д Р ЗИЛЬБЕРТ
Журнал «Столица», номер 04 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-04
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?