•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Ночь. Улица. Подворотня. Продают жилье

Несколько номеров назад «Столица» уже писала о рынке жилья в Москве, о двух его сторонах — «черной» и «белой». Читатели, наверное, помнят криминальную историю конца прошлого года, случившуюся с фирмой «Мосприватизация», которая одной из первых попыталась придать темному квартирному бизнесу оттенок цивилизованности. В результате проделанной работы фирма приобрела... репутацию взяточника, заместитель директора Вадим Бухтияров и начальник коммерческого отдела Сергей Васильев — обвинение по статье 93-1. Последние находятся сегодня под следствием (на воле, но с подпиской о невыезде), а генеральный директор «Мосприватизации» Александр Русаков — в бегах.
Точка в этой истории будет поставлена нескоро. Решение квартирного вопроса Москве тоже пока не светит, рынок жилья актуален для многих. Тем, кто отважился в нем поучаствовать, будет небезынтересно узнать, что новенького и старенького там происходит? Рассказывает подследственный Вадим БУХТИЯРОВ.
Не пугаю, но предупреждаю: каждый, кто вступает сегодня с кем-либо в рыночные отношения, с этих пор ходит «под статьей». Скажем, в нашем «уголовном» деле торговли квартирами жертв нет. Все в разной степени оказались виновны. Причем нет и выигравших — все в убытке.
Продавцы — те просто в дураках. За шесть миллионов мы купили у них пять квартир. Дешево, даже по тем временам, когда еще была наличность. Большую часть этих денег они получили на руки. Меньшую, по уговору, оставили нам до тех пор, пока не выпишутся и не сдадут ключи. Речь шла также о нашем гонорара за услуги из этого остатка, но конкретные суммы не оговаривались.
На том нас, как известно, и повязали. «Настучал» продавец, у которого мы сторговали квартиру за 800 тысяч, отдали ему для начала, пока не принесет ключи, — 600. Остаток — 200 тысяч нам вменили как взятку, отобрали и вернули бдительному клиенту. Далее выяснили, что мы коммерсанты, а не чиновники, взяточниками быть никак не можем, и потому нас быстро сделали «мошенниками» и «расхитителями»: якобы оставшиеся у «Мосприватизации» деньги мы присвоили навсегда путем злоупотребления и обмана. Эту сумму — 2,5 миллиона органы изъяли в качестве вещественного доказательства. Продавец-стукач в итоге оказался полностью при своих деньгах, а другие — в простаках.


Сперва товарищи из ОБХСС пообещали незадачливым продавцам: «так как ваши партнеры — жулики и деньги возвращать вам не собирались, пишите заявления, мол, «надули» вас — тогда мы и привезем остаток». Клиенты все исполнили и стали ждать от правоохранительных органов своих миллионов на блюдечке. Сперва до них не дошло, что они сыграли роль унтер-офицерской вдовы: по этим заявлениям они из участников сделки превратились в соучастников преступления. Ибо если и произошла кража — кого обокрали-то? «Мосприватизацию»! Деньги ведь из кредита, который она брала на покупку квартир. То бишь мы сами себя, в сговоре с клиентами, и ограбили...
Теперь наше дело ведет МВД России. Клиенты по-прежнему надеются вернуть свои деньги. А их таскают на очные ставки. Миллионов им больше не обещают, зато посулили расторгнуть сделку с нами и вернуть проданные квартиры. Года через три, когда «мошенников» посадят. Для этого нужно одно: новые и новые показания против нас. Клиенты начали сомневаться — кто уе их все-таки дурит? Нет уж, отвечают, продано так продано, мы за эти квадратные метры в документах расписались, мы с этими стенами в душе распрощались — хотим свои миллионы!
Но я-то уверен, изъятых миллионов им ни в руках подержать, ни даже понюхать не суждено. «Вещдок» станет госсобственностью. Следователи тоже, очевидно, это знают твердо. И призывают клиентов бескорыстно «биться за правду» до конца (нашего, разумеется). Если, говорят, вы измените первоначальные показания против Сергеева и Бухтиярова — привлечем вас за дачу ложных показаний. Продавцы угодили в железный капкан: денег нет, квартирам своим они тоже уже не хозяева, однако откроешь рот <— попадешь либо в сообщники,, либо в клеветники. Зареклись, верно, до скончания века на наш дикий рынок по нужде захаживать...
А следователи еще новый хитрый ход придумали. Поскольку один из свидетелей успел отсидеть пять лет — его уголовное прошлое удачно вписывается в наше общее «дело». Квартиру продавала нам его мать, была она при этом в полном уме и почти в здравии, хотя числилась на учете в психдиспансере. Сегодня понадобилось, видно, признать ее невменяемой, сына обвинить в сговоре с нами, а всех вместе — в надувательстве бедной старушки.
Боюсь, к помешательству сегодня близки все участники злополучной купли-продажи.
«Мосприватизация» у— на краю долговой ямы. Кредит-то надо возвращать. Он ушел, как в песок, в пять «нехороших квартир», из которых никто не выписывается, зная, что денег все равно не будет. Выселять продавцов через суд? Суды гражданские дела теперь не рассматривают. Отсуживать обратно выплаченные три с половиной миллиона? Ну и будем получать их в течение пятидесяти лет: по 100 рублей ежемесячных отчислений от зарплаты должников.
Лучше всех, кажется, устроился экс-руководитель «Мосприватизации» Русаков. Понял, что «дело» наше — оперативная разработка. (Сегодня следователи этого почти не скрывают. Догадаться было нетрудно. На другое же утро пооле нашего ареста вышли «Куранты» со статьей против «миллионера Русакова».) Просчитал, что всех собак спустят на него и... съехал. Вместе с семьей. Куда? Мы не в курсе. Сейчас решается вопрсс о его всероссийском розыске. Если найдут — нас посадят в полном составе.
Конечно, мы и сами уже сполна хлебнули «свободного» рынка, «начерпались» горького опыта купли-продажи квартир в нашем городе. Типичный пример. Сюжет — почти гоголевский. Мы расселяем большую коммунальную квартиру в центре Москвы. Всем предоставляем отдельное жилье. Один из наших клиентов не очень торопится переселяться в купленную для него квартиру на Ленинском проспекте. Месяц квартира пустует. Наконец, он переезжает. И видит на дверях новые замки, на окнах — занавесочки. Оказывается, бедная учительница, мать двоих детей, очередница района месяц поголодала в префектуре — ей и выписали ордер в первую подвернувшуюся пустую квартиру. Подчеркиваю — частную квартиру!
У нас сделка срывается: мы не можем солидной фирме передать квартиру в центре — старому жильцу податься некуда. Супрефект сжалился, предложил нам другую пустую квартиру того же класса. Снова привозит наш переселенец из центра вещички, а навстречу ему мужичок выходит, я, говорит, тут хозяин. В общем, пока супрефект выписывал новый ордер нашему человеку, этажом выше, в префектуре выдали бумагу на эту же квартиру очереднику-милиционеру. И виноватых нет! { Никто не платит штрафы, не отвечает за неустойку...
Мы были первыми на рынке недвижимости, кто потеснил «черный» бизнес жилья, с его беспошлинными, в обход государства, операциями. Наш имидж на этом рынке сильно пострадал.
Не знаю, может, в нашем городе люди так свыклись с торговлей в темной подворотне из-под полы, что другого рынка —1 при дневном свете — просто никому и не надобно?!
Записала Аэлита ЕФИМОВА
Журнал «Столица», номер 25 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-25
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?