•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Почему не получается диалога между предпринимателем и государством?

Однажды ко мне подошел демократ N (почему — N, читатель поймет позже) и предложил завести в «Столице» рубрику «Шаги-антиреформы». В качестве первой темы он предложил описать свои впечатления от посещения налоговой инспекции. Сам N печатал демократический листок и, как и все истинные демократы, был лично бесстрашен. На страницах своей газеты он критиковал правительство, раскрывал тайны КГБ. Однако, когда мы встретились через месяц и я поинтересовался, как поживает обещанная статья, N вдруг ответил, что писать ее пока не будет, потому что... у его газеты возникли трудности с квартальным отчетом налоговой инспекции... Так что же это за служба такая? Может, мы проглядели какого-то монстра? Ниже мы публикуем эмоциональные заметки экономиста —-профессионального бухгалтера. Настоящая фамилия автора, как в последнее время водится, известна только редакции.
Сергей МИТРОФАНОВ


Существует только одна гигантская машина, управляемая пигмеями, и это бюрократия.
Оноре де Бальзак

Упоминание налоговой службы у представителей бизнеса, как правило, вызывает бурную реакцию. Однотипность претензий независимо от места регистрации предприятия, рода деятельности и его оборота позволяет составить некое общее представление о взаимоотношениях налоговых служб и предпринимателей и само по себе достойно анализа, поскольку налог — это универсальный способ ведения диалога между демократическим государством и гражданским обществом. Нормальное взаимодействие государственных структур и налогоплательщиков обеспечивает успех экономической реформы. Ненормальное — структурный перекос экономики и множество других (запланированных?) неприятностей.
Нет нужды доказывать, что цивилизованное рыночное общество и его политическая и культурная надстройки впрямую зависят от интегрированное™ среднего бизнеса и наличия достаточно консервативного среднего класса Убери эти последние две составляющие, и мы прямехонько двинемся в «латиноамериканский вариант» с мафией, коррупцией и в конце концов — фашизмом. «Государственные люди» как будто всего этого не понимают. Искусственно создана ситуация, когда еще слабые материально и профессионально предприятия малого бизнеса, в условиях постоянно меняющегося законодательства, физически не в состоянии переваривать информационный поток подзаконных актов и инструкций. Чиновничество вновь обрело кувалду, с помощью которой, во-первых, «самоидентифицировало» себя как особый класс, а во-вторых, заглушило комплекс неполноценности, порожденный левым революционным натиском на административно-командную систему. Не случайно одним из первых указов, подписанных в августе 1991 г., Ельцин фактически переподчинил налоговые службы Москвы московскому правительству, активно участвующему в формировании бизнес-структур. Этим указом из собственно нейтральных налоговых служб они превратились в одну из опор «номенклатурной приватизации».
Защиты от налоговых служб практически нет, не предусмотрено. Аудиторские фирмы, предлагающие свои услуги за немалые деньги, не несут ответственность за некачественную информацию, и ссылка на их консультацию не является для ревизора авторитетной. Сами же налоговые инспекторы либо ссылаются на отсутствие указаний сверху, либо укрываются за табличкой «Консультаций не даем». Да и почему они должны их давать? Ведь зарплату инспектор получает у государства, а вот дополнительные заработки согласно указу президента № 340 от 31 декабря 1991 г. формируются из взысканных штрафов. Кроме того, налоговые инспекторы вполне легально получили возмож-ность иметь и хорошие приработки Красноречива реклама, помещения» в «Финансовой газете» (№ 3): всего-навсего за 3970 руб. (куда входи стоимость нормативных материалов i питание) вам предлагают принять уча стие в семинаре, где вы сможете уе нать, какие налоги вас ожидают в текущем году. В семинаре участвуют представители Министерства экономики и финансов России, Государственной налоговой службы, ведущие ученые-экономисты. В ходе семинара, как явствует из рекламы, вы узнаете о новой налоговой политике и получите консультации по интересующим вас вопросам.
Естественно, вне этого семинара никакие ведущие ученые-экономисты ничего разъяснять вам не собираются, а от рядового налогового инспектора прямо-таки безнравственно требовать каких-либо даровых разъяснений. Правда, непонятно (непонятно, если мы верим в реформы и реформаторов), зачем предпринимателю для получения разъяснений по од-ному-двум практическим вопросам три дня сидеть на семинаре, обедать и получать гору нормативных материалов? Но это, как теперь принято отвечать в присутственных местах, его трудности. О любопытной «трудности», например, ' сообщил юрист М.Коваленко из Комиссии по законности Моссовета. В Краснопресненском районе предприятие ставят на учет в налоговой инспекции, если оно получило счет в банке. В банке же заводят счет, если предприятие встало на учет в налоговой инспекции. Как, вы думаете, можно разрубить этот гордиев узел?
Вывод следует сам собой: чем экономика нестабильней, чем смысл реформ запутанней, а порядок — неопределенней, тем успешней реформаторы превращаются в загадочных корифеев, а чиновники — в их преуспевающих жрецов. Если и дальше элементарная информация, необходимая для жизнедеятельности предприятий, будет предметом коммерции (в лучшем случае) или (в худшем) предметом политической спекуляции, то, следуя логике, ее вообще следует засекретить как государственную тайну.
Раздражение вызывает традиционный советский стиль работы налоговых органов с привычным отношением к каждому посетителю как к просителю. Дарение подарков в присутственных местах — норма советской жизни — лишь на короткий романтический миг покинуло кулуары власти. Теперь в инстанциях опять привычно «берут», только по сравнению с прежними временами — без смущения и неловкости. Приходит в привычное состояние и бухгалтерская отчетность, которая за 2 года из простенькой декларации о доходах превратилась в солидный пакет бумаг от 10 до 15 форм, не считая объяснительной записки, которую тоже требуют в отдельно взятых районных инспекциях и каждый квартал. Напрочь забыты пламенные речи борцов с советской бюрократией, замордовавшей трудящихся бесчисленными справками и отчетами. Но и с этим можно смириться, была бы надежда, что процесс формотворчества когда-нибудь закончится.
Эффективный анализ такого объема документов — задача сложная, дорогостоящая и, следовательно, нереальная. Зато зарабатывать на размножении и продаже несметного количества учетных регистров, особенно вновь вводимых, очень даже можно. Цены достаточно высокие: 3 руб. — 1 лист. А какой фронт работ для чиновничьего аппарата! Ведь каждую форму разрабатывают, обсуждают, доводят, пересматривают, словом, все при деле. Только вот квалифицированных бухгалтерских кадров в малом бизнесе хронически не хватает. Бегут с этой работы. Потому, что степень ответственности и нагрузки несравнимо большие, чем в госструктурах, а приличную оплату за этот труд далеко не все предприятия могут предложить. Кроме того, своевременная сдача квартальной отчетности — задача, посильная толь- _ ко физически здоровым людям, так как многочасовые очереди в душном и тесном помещении не все могут выдержать.
А нам тоже есть чем ответить! От бесправного и раздавленного чиновничьим беспределом мелкого предпринимателя нечего ждать серьезной озабоченности состоянием большого народного хозяйства. Он норовит обмануть, обойти закон в надежде, что тот же недобросовестный чиновник не увидит этого, не заметит. Он не желает строить долгосрочные планы, его устраивает сиюминутный эффект. Внимательно изучив «Положение о Государственной налоговой службе Российской Федерации», можно обнаружить только один пункт, регламентирующий обязательства налоговых органов по отношению к налогоплательщикам. В нем сказано, что налоговые инспекции рассматривают заявления, предложения, жалобы граждан, предприятий, учреждений и организаций по вопросам налогообложения. Однако трудно себе представить, что кому-нибудь придет в голову высказывать свои предложения, если даже на вопрос, кому и сколько платить, вразумительного ответа добиться практически невозможно.
Руководители налоговой службы России мыслят только в узких рамках ведомственного эгоизма и не желают видеть другие способы защиты государственных интересов, кроме карающих мер. Глава ведомства Игорь Лазарев на собрании в Екатеринбурге 29 апреля 1992 г. (по данным газеты «Коммерсантъ») высказался за введение некоторых новых налогов и ужесточение штрафных санкций. Но уж коль скоро Лазарев решил наводить порядок, то начинать ему нужно с собственного ведомства, и в первую очередь обязать сотрудников обеспечить условия для диалога государства и предпринимателя. А то ведь не ровен час потенциальный советский бизнесмен (странное словосочетание), стоящий в очереди к очередному чиновнику, махнет на все рукой и пополнит безынициативную толпу нищих или, что еще неприятнее, пойдет на митинг требовать социальных гарантий. И тогда правительство, которое не умеет заставить чиновников выполнять свои прямые обязанности, тоже может оказаться лишним.
Лена ПЕТУХОВА
Журнал «Столица», номер 25 за 1992 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1992-25
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?