•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

В трех соснах

Николай ТроицкийНиколай ТроицкийСегодня, когда парламентские, а особенно президентские выборы грозят превратиться из мечты в реальность, перед демократическими вождями возникла роковая и губительная дилемма.
По мере приближения к светлому капиталистическому будущему в России растет число политических организаций, относящих себя к разряду демократических. Но количество никак не хочет переходить в качество. Каждый отдельно взятый строитель капитализма, похоже, исходит из принципа, завещанного их общим идейным оппонентом Ульяновым-Лениным: для того чтобы объединиться, надо прежде всего размежеваться. Однако у вождей современных либерал-реформаторов с каждым днем возникает все больше причин для размежевания и все меньше возможностей для объединения.
Единства не удается достичь ни в душном здании Государственной Думы, ни на свежем воздухе партийных съездов. Каждая попытка слиться в едином порыве приводит только к новым обидам, разногласиям и ультиматумам. Трое лидеров фракций, трое крупнейших либеральных экономистов, ставших по совместительству политиками — Егор Гайдар, Борис Федоров и Григорий Явлинский, — не могут договориться друг с другом ни по одному принципиальному вопросу. Но если знатоки еще способны почувствовать разницу между Гайдаром и Явлинским, между Явлинским и Федоровым, то разницу между Гайдаром и Федоровым, похоже, они сами не смогут объяснить. Однако именно «братья-монетаристы», вступив во взаимную перепалку, довели ситуацию до финальной черты: политическая общность, которую привыкли обозначать условным расплывчатым термином «демократические силы», сплочению категорически не поддается.


Этот факт уже осознан всеми участниками процесса и вызывает у них солидарное негодование, но не приводит к солидарным действиям. Почему? Причин так много, что все и не перечислишь.
Во-первых, с политического горизонта исчез общий враг. Реакционного съезда и Верховного Совета больше нет; на новый парламент, где они все заседают, ополчаться как-то нелепо; на правительство, в котором многие из них состоят, дружно накидываться не получается; угроза фашизма воспринимается слишком умозрительно; наступления «красно-коричневых» не заметно и вроде не предвидится; Жириновский и коммунисты, казалось бы, всем равно ненавистны, но оказываются плохими раздражителями.
Во-вторых, на горизонте замаячили выборы. Велика Россия, но ей требуется всего один президент и один глава правительства. Некстати сплотившись, можно утратить шансы занять заметный пост, а амбиции имеются у каждого лидера, и поступаться в пользу другого, пусть и единомышленника, никому не хочется.
Наконец, в-третьих, и это, видимо, главное, на месте объединительной фигуры зазиял пробел. «Демократические силы» и раньше отличались склонностью к дроблению и размножению, но в критические минуты их собирал вокруг себя единый полководец — президент Борис Ельцин. Сегодня, когда парламентские, а особенно президентские выборы грозят превратиться из мечты в реальность, перед демократическими вождями возникла роковая и губительная дилемма. Уже не надо быть политологом, чтобы понять: для успеха будущей избирательной кампании необходимо отмежеваться от нынешнего президента. Вот в чем основная загвоздка.
Явлинский давно уже объявил себя «демократической оппозицией» и гнет самостоятельную линию. Недавно подключился Борис Федоров. За короткий срок он по числу филиппик и инвектив, выпущенных в адрес Ельцина, Черномырдина и всего правящего режима, догнал самую разнепримиримую оппозицию. Но им легко. Явлинский уже три года как выпал из ельцинской команды, а Федоров раньше политикой не занимался. Гайдар, даже если бы захотел, не мог бы последовать их примеру. Он слишком хорошо известен по всей России. Куда ж ему от Ельцина отлепиться? Другой равновеликой кандидатуры нет, а о выдвижении на высший пост самого Егора Тимуровича даже его сторонники говорят лишь в шутку.
Но если вокруг Ельцина объединяться нельзя, то какова альтернатива? Каждый готов сплотить демократов вокруг себя, однако не все демократы на это готовы. В результате как отмежевались, так и размежевались.
Закономерный итог. Но если шли к нему наши герои разными путями и у каждого были свои причины, то последствия будут одинаковыми для всех. Гайдар и его партия, «Демократический выбор России», попали в двусмысленное положение, похожее на то, в каком был два года назад «Гражданский союз» и его духовный лидер вице-президент Руцкой — уже не власть, еще не оппозиция. В народе такое положение характеризуется сочными поговорками о елке, на которую хотят сесть, или рыбке, которую желают съесть. Позиция удобная, но абсолютно бесперспективная, особенно при всенародных выборах.
Федоров и Явлинский выглядят более привлекательно: накануне выборов всегда лучше быть в оппозиции и ругать власть. Но как минимум половина взрослых россиян не видит различия между ними. И отбирать избирателей они станут не у Руцкого с Жириновским, а, увы, друг у друга. Так что и здесь перспективы более чем туманны.
Вот и выходит, что куда ни кинь — всюду клин. И сплотиться нельзя, и разбегаться опасно. Слабым утешением может служить то, что у идейных оппонентов тоже не все в порядке с объединением, тоже много вождей и они тоже никак не сплотятся. Нельзя же строить свою стратегию только на слабости противника. Можно и промахнуться. И не стоит забывать очевидный факт: у бойцов из враждебного стана есть общий враг. Там не признают тактических размежеваний внутри демократического движения. А избиратели, заплутавшие в трех либеральных соснах, могут уйти в другой лес.
Николай ТРОИЦКИЙ
Журнал «Столица», номер 46 за 1994 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1994-46
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?