•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Депутаты против Сахарова

Депутаты против СахароваНеожиданные последствия одной инициативы посольского работника
В ряд ли можно забыть, как на первом I съезде народных депутатов СССР в июне 1989 г. академик Андрей Дмитриевич Сахаров был подвергнут ожесточенным нападкам за свое отношение к афганской войне.
Конкретно А.Д.Сахарова обвиняли в том, что на пресс-конференции в Оттаве 12 февраля 1989 г. он сказал, что были случаи, когда советские военнослужащие, которые оказывались окруженными моджахедами, якобы уничтожались с советских вертолетов, чтобы они не могли сдаться в плен.
Народный депутат СССР С.В.Червонопиский (от Всесоюзного Ленинского Союза Молодежи): «Мы до глубины души возмущены этой безответственной, провокационной выходкой известного ученого и расцениваем его безличностное обвинение как злонамеренный выпад против советских Вооруженных Сил... Рассматриваем их дискредитацию как очередную попытку разорвать священное единство армии, народа, партии».
Нардеп СССР В.Н.Очиров (Университетский национально-территориальный избирательный округ, Калмыцкая АССР): «Я читал эту информацию, которую давал товарищ Сахаров, и тоже от имени сослуживцев был возмущен... Заявляю, что это клевета и ложь на наших солдат, на честь нашего народа и нашей Советской Армии».
Нардеп СССР Маршал С.Ф.Ахромеев (Бельцкий территориальный избирательный округ, ССР Молдова), тот самый, который после провала переворота гэкачепистов в августе 1991 г. покончил жизнь самоубийством: «Все это чистая ложь, заведомая неправда, и никаких документов академик Сахаров в подтверждение своей лжи не найдет».
Что же на самом деле произошло в Оттаве?


Канадцы ждали к себе в гости Андрея Дмитриевича и его супругу Елену Георгиевну Боннэр. Академика пригласили приехать в Виннипег в госпиталь Святого Бонифация. Инициаторами его поездки стали и научно-исследовательский совет Канады и столичная газета «Ситизен», в частности ее обозреватель Илья Герол, эмигрировавший, в конце 70-х годов из СССР. В Оттаве А.Д.Сахаров и Е.Г.Боннэр должны были получить почетные степени докторов наук Оттавского университета, а в Виннипеге — международную премию госпиталя в знак признания деятельности академика в области прав человека.
Виннипегский госпиталь Святого Бонифация несколько раз обращался в течение 1988 г. в посольство СССР в Канаде с просьбой выяснить, приедет АД.Сахаров или нет. В свою очередь, посольство переправляло эти запросы в Центр, но ответа не получало. После длительных проволочек руководство госпиталя, очевидно устав от нашего молчания, «отстало» от посольства и переключило свои усилия непосредственно на контакты с А.Д.Сахаровым в Москве. Вскоре в канадской прессе появилось сообщение, что академику все-таки разрешена поездка в Канаду. Более того, стало известно, что его примут для беседы премьер-министр Брайан Малруни и министр иностранных дел Джозеф Кларк. Времена в Москве менялись — ограничения на заграничные поездки А.Д.Сахарова были сняты. И вот 11—18 февраля 1989 г. визит состоялся. Посольство не получило никаких указаний о том, как себя вести и что делать. Приходилось действовать, исходя из здравого смысла. На одном из очередных совещаний у посла мне, бывшему тогда советником-посланником, поручили «продумать» возможные мероприятия, связанные с визитом. Необходимо было, чтобы все прошло цивилизованно и спокойно, без скандалов.
В соответствии с оттавской программой пребывания, разработанной газетой «Ситизен», академик Сахаров выступил в здании газеты на пресс-конференции. Посольству тоже пришлось готовиться к ней. На совещании у посла я предложил попытаться использовать встречу АД.Сахарова с Б.Малруни и Дж. Кларком для того, чтобы более активно вовлечь Канаду в решение вопроса об освобождении советских военнопленных, томящихся в плену у моджахедов в Афганистане и Пакистане.
Здесь я позволю себе сделать небольшое отступление. Еще в 1987 г. по инициативе канадской газеты «Кингстон Уиг стандард» правительство Канады пошло на необычную для того времени акцию: оно согласилось с предложением газеты вывезти в Канаду пятерых советских военнопленных, находившихся в руках моджахедов: Сергея Бусова, Николая Головина, Игоря Ковальчука, Владислава Наумова (Машина) и Вадима Плотникова. Тогда этот шаг
был и смелым, и человечным, хотя официальные представители канадского правительства не могли не опасаться непредсказуемой, скорее всего негативной реакции с советской стороны. Надо сказать, что с самого начала посольство в своих документах представляло эту канадскую акцию как гуманную: по крайней мере, пятерым советским солдатам, попавшим в плен, повезло, и они сохранили самое ценное — свою жизнь. Такой подход канадцев укладывался в наши представления о целях и методах начавшейся перестройки в Советском Союзе.
Сразу же после прибытия в Канаду бывших военнопленных посольство поставило вопрос перед МИДом Канады о консульской встрече, желая выяснить, не захотят ли они возвратиться домой. Встреча состоялась. Ребята выглядели несколько «обалдевшими» от привалившего им счастья и... категорически отказались вернуться.
Посольство приняло живое участие в их судьбе. Дважды мы передавали через канадский МИД письма их родственников. Позднее переписка с родными наладилась у них напрямую. Мы посыпали им тексты советского законодательства об амнистии. В июне 1989 г. один из бывших солдат — Николай Головин, оказавшийся в г.Китченере, не вынес разлуки с родными: он позвонил в посольство и сказал, что готов возвратиться домой. Ему посоветовали без промедления прибыть в аэропорт Мирабель: в этот день был рейс самолета Аэрофлота. Я срочно выехал в аэропорт, чтобы встретить Головина и помочь ему с авиабилетом. Минут за сорок до отлета самолета Головин подъехал на такси из другого монреальского аэропорта Дорваля. В представительстве Аэрофлота ему выдали билет, и он улетел. Я встречался позднее с приютившей его в своей семье доброй женщиной из Китченера. Она рассказывала, как Николай метался, страдал и разрывался, понимая, что доставляет родным — матери и сестре массу страданий.
...Но вернемся к пресс-конференции АД.Сахарова. Я подумал — почему бы не попытаться спасти еще нескольких солдат из плена, предложив это сделать А.Д.Сахарову при встречах с канадскими руководителями. Поговорить напрямую с АД.Сахаровым посол запретил, опасаясь нагоняя из Москвы за несанкционированную инициативу. Поэтому я подумал, что советский корреспондент может спросить АД.Сахарова на пресс-конференции, не предполагает ли он затронуть эту проблему в беседах с Малруни и Кларком. На совещании у посла договорились, что такой вопрос задаст корреспондент «Правды» Владимир Шелков. Он согласился.
На пресс-конференции Шелков задал свой вопрос.
И здесь произошло нечто неожиданное. (Даю по моим случайно сохранившимся записям этой пресс-конференции.)
Первой ответила на этот вопрос Е.Г.Боннэр:
— Ох, сложный вопрос. Тому, кто начал войну в Афганистане, не было жалко ни жизни советских солдат, ни жизни афганских детей. Я думаю, что канадское правительство может оказывать помощь в этом вопросе. Наше же правительство должно признать право афганского народа жить без нашего вмешательства, без советников или кого-либо других.
А.Д.Сахаров, перебивая ее, сказал: — А где была «Правда», когда совершалось бесчестное дело — ввод советских войск в Афганистан? Я хочу сказать, что лучшим способом было бы скорейшее урегулирование в Афганистане, проведение прямых переговоров и обмен военнопленными. Я хочу напомнить о том, что было много случаев, когда советские солдаты попадали в плен. И такие группы обстреливались с советских вертолетов, чтобы они не попадали в плен. Советская сторона не признавала за моджахедами права воюющей стороны, что не могло не осложнять положения оказавшихся в плену советских военнослужащих.
Здесь вновь в разговоре приняла участие Елена Георгиевна:
— Ребят надо освобождать. Но вину за занятую позицию надо возлагать не на Сахарова или на меня, вякающую здесь (так и сказала!). То, что было сделано по выводу советских войск из Афганистана, надо приветствовать. Я думаю, что не канадское, а наше правительство должно признать право афганского народа и вести переговоры. Тогда получим живыми наших парней.
А.Д.Сахаров добавил:
— Надо выяснить, кто принял решение о вводе войск в Афганистан. У меня нет доступа к архивам. В политбюро остались еще люди, принимавшие решение. Например, Щербицкий, близкий к Брежневу. Я знаю, как принимаются решения политбюро. Я бывал на них.
Естественно, канадские газеты, радио и телевидение широко осветили это заявление А.Д.Сахарова, а из Москвы в посольство посыпались запросы: что же на самом деле сказал академик. В советской прессе вскоре появились резкие заявления, в основном со стороны военных, в которых акцент делался только на той части высказываний А.Д.Сахарова, где говорилась о расстрелах с вертолетов. Все остальное, и особенно слова об ответственности советского руководства за ввод войск, вроде бы никого не интересовало.
Прошло более трех месяцев, в течение которых состоялись выборы народных депутатов СССР, и А.Д.Сахаров тоже стал народным депутатом. Партийная номенклатура решила отомстить академику за это заявление. И на трибуну съезда вышел инвалид афганской войны Червонопиский, а за ним и все остальные. В ответ А.Д.Сахаров сказал, что речь шла о возвращении советских военнослужащих, находящихся в Пакистане, и что единственным способом решения этой проблемы являются прямые переговоры между советской стороной, кабульским правительством и афганскими партизанами... Он упомянул о тех сообщениях, которые ему были известны по передачам иностранного радио, — о фактах расстрелов с целью избежать пленения. Тактичный академик не назвал имени одного из пятерых бывших советских солдат, с которыми встречался накануне пресс-конференции. Солдат сказал ему (мне говорил об этом позднее Герол), что принял решение сдаться моджахедам в плен после того, как сам стал свидетелем расстрела окруженных моджахедами солдат.
Давно нет уже в живых Андрея Дмитриевича. Давно выведены советские войска из Афганистана. Но афганская трагедия продолжается. Ныне русские парни гибнут на афганской границе в другой стране — Таджикистане. Поэтому самое время вновь вспомнить человека, первым поднявшего свой голос против бессмысленной войны в Афганистане в канун пятилетия со дня его кончины.
Алексей МАКАРОВ
Журнал «Столица», номер 46 за 1994 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 12
Номер Столицы: 1994-46
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?