•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Дмитрий Быков: Полный приворот кругом

Барин позолотил ручку и... прогадал
В последнее лето рынок оккультных услуг пополнился новым сервисом — «Верну возлюбленных». Тут есть нечто трогательное и вместе таинственное. Более поэтической услуги доселе не предлагала ни одна колонка объявлений, но кто интересовался прикладным оккультизмом — знает, что возвращение возлюбленных принадлежит к числу редчайших колдовских операций. Но, судя по обилию объявлений и разбросу адресов, сейчас почин подхвачен широко и завоевал популярность у несчастных.
Во всем, что касается оккультной практики, доверять чужому опыту опасно. Возможен только эксперимент на себе. Я позвонил по нескольким телефонам, указанным в «Московском комсомольце», и выбрал тот, который привлекал относительной близостью нехорошей квартиры к метро. Расценки везде были одинаковы: разовая консультация — двадцать тысяч, возвращение — сто. Оплата всегда вперед: по факту возвращения возлюбленной брать деньги слишком рискованно. Впрочем, без денег никакое колдовство не действует — это знали еще в раннем средневековье. На предварительную консультацию, помимо денег, необходимо принести фотографию объекта. Для здоровья возвращаемого операция совершенно безвредна, даже если объект усиленно сопротивляется колдовству на подсознательном уровне. Речь может идти не только о внезапном охлаждении, ссоре, измене: возвращают и тех, с кем вы расстались несколько лет назад по причинам, не зависящим от обоих. Сразу после звонка, сулящего такие перспективы, я разложил перед собой фотографии возлюбленных и стал выбирать, стремясь поставить перед колдующей организацией задачу максимальной сложности.


Возлюбленная А. Первая настоящая любовь. Сейчас замужем, работает в фирме. Окончательный разбег случился шесть лет назад. Если вдруг и вернут — говорить будет не о чем. Кроме того, живет через два квартала: несерьезно.
Возлюбленная Б. Год вместе. Оказался свиньей, встретил другую. Только-только вышла замуж, грех вторично ломать судьбу.
Перебирая фотографии, как Штирлиц, и доведя лиризм ситуации до опасных пределов, я остановился на варианте, на котором сломал бы зубы Мерлин. Это была девушка всеобщей мечты, ни с кем не остающаяся надолго. Такие теперь редко остаются в России. Сейчас она два года как в Калифорнии, где, по слухам, бросила очередного мужа.
...Около получаса я блуждал в перекопанных улицах близ Нагорной. Гнездо оккультных сил располагалось в типовой многоэтажке с двумя неработающими лифтами, с Девушка в зеленом, открывшая дверь и предложившая тапки, поинтересовалась, при мне ли деньги. Я был при деньгах. Жестом, лишенным всякой таинственности, хозяйка указала на темные задернутые занавески. Темную комнату едва озаряло дрожащее пламя тонкой церковной свечи. Было бедно. По стенам висели простые иконы — такие можно купить в каждой церковной лавке. За столом, на котором подчеркнуто выбивалась из стилистики кружевная салфеточка, сидела едва различимая в полутьме миловидная, несколько провинциальная женщина лет двадцати пяти. Перед ней — как раз на салфетке — высилась хрустальная ваза с чистой водой, по виду святой. Рядом лежали крест, кольцо на ниточке и стояли еще три иконки, отрезвившие меня окончательно и бесповоротно. Где колдуют при иконах — там не читали не то что Папюса, но даже «Князя Серебряного». К наговорам, приворотам и прочему ведовству официальная церковь искони непримиримей, чем к сектантству. Хочешь привораживать — всех святых выноси. Меня ждали: при моем появлении женщина за столом зажгла вторую свечу и пригласила сесть. Я уселся в кресло напротив, мучительно жалея ведьму: молодая, хорошенькая, на пальце кольцо обручальное — зарабатывает, бедная, на семью.
— Как вас зовут?
— Дима. А вас?
— Марина, — простенько так. — Вы на консультацию?
Чисто регистратор районной поликлиники!..
— Да, знаете, мне бы вернуть...
— Вы принесли фотографию?
— Вот, сейчас... Только верните, пожалуйста: она последняя.
— Я отдам сразу: фотография — просто матрица, с которой считывается информация. (Тут я мысленно провозгласил полное пропало, поскольку где в одной каше варятся православные, оккультные и физико-технические термины, не то что возлюбленную, а и денег не вернут. Как стыдно обирать и без того брошенных!) Никакого вреда вашей девушке не будет. («Препарат не имеет противопоказаний, применять по назначению врача».) Я окончила специальные курсы, могу показать диплом...
— Покажите, пожалуйста. Я верю, просто интересно.
Грамота, на таких раньше писали под Лениным — «Победителю районного конкурса чтецов». «Диплом. Выдан Марине Н. в том, что она окончила курсы гипноза, гадания, целительства и магии в лицее магистра белой магии такого-то. Имеет право заниматься целительной и магической практикой. Печать». К этому бы диплому — вкладыш с оценками по основным оккультным дисциплинам: порча и снятие порчи, приворот и отворот, общение с духами стихий. Отпечатано типографским способом. Красиво.
— Вы давно не виделись с этой девушкой?
— Около двух лет.
— Сами прекратили общение?
— Нет, она ушла. Полюбила другого.
— Вы вместе работали, я вижу?
— Да. (И как ты только догадалась, милая! Наверняка считала энергетическую информацию. На этой фотографии мы сидели за явно служебным столом, вблизи пишмашинки.) И тот, другой... тоже там работал.
Здесь я должен покаяться: начиная с этого момента лгал напропалую в надежде быть уличенным. Меня занимал гипотетический ход мысли.
Окунула пальцы в воду, поднесла руку к свече, подержала у огня, взяла колечко на ниточке и стала покачивать то надо мной, то над ней.
— Да, вижу, другой работал с вами... По-моему, он был вашим начальником. Выше вас по положению и богаче — верно?
Лажануть, не лажануть? Все обнажается. Конечно, раз полюбила коллегу, то уж, разумеется, вышестоящего. Карьера, деньги... Я милосердно кивал.
— Мне кажется, она очень домашняя... хотя легко может обходиться без дома. Очень ранимая, но владеет собой. Умная, но не книжным умом, а таким... внутренним. И с небольшими ясновидческими способностями. Добрая, но, когда надо, умеет быть злой. Да?
Тэффи, где ты, Тэффи? В твоей прозе ясновидящий сказал, что в детстве ты однажды болела... Да у кого же не прямой нос, не русые волосы?.. Все с тобой ясно, ведьмочка.
— А что вы собираетесь делать?
— Я навешу ей биоэнергетическую подвеску, которая будет ей о вас постоянно напоминать. Что вы улыбаетесь?
— Нет. Так. Представил ее с биоэнергетической подвеской — почему-то в носу.
— Нельзя смеяться, иначе ничего не подействует. Вам я тоже навешу подвеску, чтобы вы не думали о ней плохо. Понимаете, нас ведь окружает биоэнергетика. Я расчищу каналы, по которым идет психическая энергия, и уберу из них вашу злобу. Тогда она поймет, как вы ее любите, и вернется. По фотографии я вижу, что она сейчас не очень далеко от вас — верно?
— Верно. (Пол-экватора — пустяки какие.)
— Если вы действительно хотите вернуть эту девушку, вам надо будет прийти послезавтра с деньгами, — заученно заговорила она, снова окуная руку в воду и поднося к свече. — Вы должны будете принести иголку, на которую я наговорю. Эту иголку положите на фотографию, направив к сердцу вашей девушки. Около кровати поставите зеркало — это христианский символ души. Каждый вечер будете в зеркало говорить этой девушке несколько ласковых слов. Сделайте в квартире влажную уборку, чтобы расчистить ее от отрицательной информации. И обязательно сходите в церковь. Вам это... можно? То есть ограничений для вас — нет?
— Можно. (На самом деле ни один человек, причастный к колдовству, добровольно в церковь не пойдет. Это единственное, чего я не сделал. Так пойти — пожалуйста, даже люблю. Но не во время такого эксперимента.)
— Возлюбленная должна вернуться в течение двадцати одного дня. Обычно всегда возвращаются.
— Скажите, Марина, а к вам часто приходят по объявлению? (Я мог и не спраши вать — телефон чирикал в кухне каждые пять минут, ассистентка брала трубку и записывала желающих.)
— Очень часто. Сейчас почему-то многих бросают возлюбленные.
— А кого больше — мужчин или женщин?
— Женщин, конечно.
— Вы только возвращаете или?..
— Нет, я еще привораживаю, гадаю и исцеляю. На целительство меня еженедельно благословляет Московская Патриархия. (Вранье. Московская Патриархия отвергает возможность бесоизгнания людьми, не имеющими сана.) А гадание, с точки зрения церкви, — грех, поэтому я гадаю только дважды в месяц. По двенадцатым и двадцать пятым числам. В дни, когда это является меньшим грехом. (На самом деле, разумеется, никакой закономерности тут нет. Видимо, это просто дни перед зарплатой, когда люди надеются узнать хотя бы у гадалки, выплатят ли деньги.)
— А мне вы можете погадать? Бесплатно?
— Ну, прошлое свое вы знаете, настоящее — тоже... Могу руку посмотреть. У вас тоже развиты ясновидческие способности. И скоро в вашей жизни что-то изменится. К лучшему. Но это зависит от того, насколько вы готовы изменить свою жизнь.
— Хорошо, Марина. Я приду послезавтра.
Я пошел — исключительно для очистки совести. Дело в том, что никаких сомнений относительно шарлатанства Марины у меня не было давно. И всем, кто еще в чем-то сомневается, я хочу преподать краткий курс идентификации колдунов.
Во-первых, нет смысла напоминать о том, что всякое колдовство есть так или иначе сделка с дьяволом и никакого отношения к православию не имеет. Во-вторых, разговоры о расчистке биополя или засорении каналов, как будто это своего рода биоэнергетическая канализация, работают на одном из самых прочных, боюсь, бессмертных заблуждений частного человека. Психологи утверждают, что возможность физического, конкретного вмешательства в нематериальные области сильно греет душу личностям, склонным к депрессии. Человека вообще тянет к уюту, он ощущает его почти подсознательно. Многим легче представлять себя в шаре (в кубе), под энергетическим «зонтиком» и прочая: именно так советуют себя вести, когда вы идете по темной улице, а навстречу вам — теплая компания. В представлении нормального человека из всех материальных стихий к энергии ближе всего вода: ее можно направлять потоком, можно от нее заслоняться энергетической «шляпой», можно плавать в ней, как в ванне, и прочая. Всегда, когда вам сулят расчистить канал или вырубить из вашего биополя чужую отрицательную информацию, можете быть твердо уверены, что имеете дело с надувательством, даром что наблюдатель хорошо понимает «психологию уюта». Вот вам расчищают что-то, вот что-то выметают, вот убирают дурной глаз, глядящий на вас с биоэнергетической подвески, — и вам легче, ей-богу, легче. Нам проще представлять биополе как нечто манипулируемое, как осязаемую реальность, вроде хламиды, окутывающей все тело с головой. В ней прорехи порч, заплаты самозащит, рваные дыры сглазов, и вся она в биоподвесках — дурных и хороших. Понимаю, как это успокоительно — ибо любая конкретика успокаивает. Но что такое биополе — никто понятия не имеет, ибо привычка прятаться за слова, спасаться заклинаниями так же неискоренима в человеческой природе, как стремление списывать все на чужой злой умысел. Любой знает, как легко индуцировать, навести на себя все беды и напасти, если на секунду допустить, что они кому-то выгодны. У меня была знакомая сумасшедшая — ездила в троллейбусах и всем, кто не уступал место, говорила внятно: «У тебя будет плохой день». Убежден, что он в большинстве случаев и бывал плохим.
...И все-таки тайная надежда, подогреваемая любопытством, не девается никуда. Не то чтобы я совсем уж ни на что не надеялся: краем сознания всегда молишь о чудесном вмешательстве в жизнь; но надежды мои сильно поколебались под действием квазифизической терминологии. Когда я слышу слова «сгусток энергии», мне ни в какие чудеса не верится. Однако взялся за гуж — полезай в кузов.
Она долго шептала над иголкой. Что-то в этом было — но опять-таки жалкое, бедное, а не страшное, древнее, вроде наговоров времен Грозного: «Шикалу, ликалу! Слеталися вороны на богатый пир!» Или: «Не точись, руда, обернись, вода». Нет, то, что она шептала, было даже не в рифму. Иголка, иголка, верни любовь — что-то вроде.
Сто штук перекочевали в фонд самообразования местных оккультистов. Может, книжек купит, терминологию подчитает.
В церковь я, как и было сказано, пойти по такому поводу не решился, но, стиснув зубы, сделал в квартире влажную уборку, пропылесосив все ковры и покрывала, не говоря уж о натирании паркета. Это, как мне кажется, было самым ценным результатом происшедшего. И все равно смутное беспокойство томило меня — так что все три недели я добросовестно клал иголку на фотографию, а у кровати установил зеркало. В зеркале я видел себя, но вообразить пытался любимую. Я говорил ей ласковые слова.
Никто, конечно, не появился. И не позвонил.
Как там было у поэта — «все ушли, и никто не вернулся»?
Но бросить все это на таком предсказуемом результате было бы слишком пресно. Я позвонил ей в Штаты — у ее родителей был телефон.
Она обрадовалась.
— Ой! А я всю последнюю неделю о тебе думаю!
— С чего бы? — глупо скрывать, я похолодел.
— Так. Ни с чего. Я вообще часто о тебе думаю.
— Я о тебе тоже. Вернулась бы, что ли.
— Никогда в жизни. Зачем? Не возвращайтесь к былым возлюбленным.
— Слушай! А тебе не казалось, что в последний месяц... какие-нибудь там аномальные явления, напоминания?
— Нет. А что? Мне про тебя многое напоминает.
— Мне про тебя тоже. Получишь, бывало, по морде...
— Ладно тебе. Все же хорошо было.
— Что, ты обо мне действительно помнишь?
— Конечно. Это же гораздо лучше, чем возвращаться.
— А чего не звонишь?
— А зачем? Ты же тоже про меня думаешь.
— Ну, в общем, да, думаю... Ты замужем?
— Вроде того. А ты?
— Я не замужем. Но тоже вроде. Она засмеялась.
— Ну, звони.
— Позвоню.
...И тут я понял, что возвращать былых возлюбленных нельзя, потому что это не нужно. В жизни вообще ничего не следует менять — тут привороты только портят. Пусть все идет, как идет. И на том спасибо.
— Слушай, Катька! А если бы мне стало очень плохо — ты бы приехала?
— Обязательно.
— Ну, я тогда дам знать, в случае не дай Бог чего...
— А не надо. Я почувствую.
— Просто так и почувствуешь?
— Просто так. ...Удачи вам, Марина!
Журнал «Столица», номер 46 за 1994 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1994-46
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?