•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Спасатель

СпасательУ нас всегда умели и любили награждать людей. Чаще за дело, иногда просто так — за усердие, проявленное в процессе общения с начальством. В результате у нас много героев, ударников, кавалеров, отличников и лауреатов. Все они принесли какую-нибудь пользу стране: защитили ее от врага, выточили ей сто деталей вместо пятнадцати, совершили научный или просто умственный подвиг. Страна заметила это и сказала гражданам свое большое «спасибо».
Но, по нашим наблюдениям, никогда официальные награждающие инстанции не интересовались таким бессмысленным с хозяйственной точки зрения и таким тем не менее важным для жизни понятием, как элементарная доброта.
Нет знака отличия за то, что человек перевел через дорогу бабушку. Нет медали за найденный и возвращенный владельцу кошелек с деньгами. Нет ордена за любую другую чистосердечную заботу о согражданах.
Журнал «Столица» — не наградной отдел ЦК партии. Но тем не менее мы решили сделать для настоящих москвичей особый городской знак отличия. Мы назвали его «Доброе сердце». Раз в месяц мы намерены присуждать его жителям нашего города, которые, по мнению редакции, достойны считаться благородными людьми. В первом же номере мы публикуем материал о человеке, которому будет вручено «Доброе сердце» № 1 . Что он такого сделал? Почти всем в Москве известно, что в городе уже год работает бесплатная Служба спасения, русский аналог американской службы 911. Недавно Юрий Лужков подписал специальное положение, в соответствии с которым финансировать деятельность этой службы будут городские власти. Однако почти никому не известно, что, до того как мэр подписал эту бумагу, целый год попавших в беду москвичей спасали на личные деньги одного человека.
Этот человек — 38-летний москвич Александр Павлович Шабалов, президент акционерного общества «Центр гибких технологий безопасности» (банковские охранные услуги). Именно он создал в городе Службу спасения и из своего собственного кармана в течение года оплачивал ее круглосуточные выезды к людям.


То есть будем корректны. Александр Павлович не любит такой формулировки, поскольку избегает саморекламы. Приводим его собственные слова: «Служба спасения существовала в городе на деньги АО „Центр гибких технологий безопасности"».
Впрочем, как бы ни формулировал Шабалов, суть проста: он заплатил за оборудование специального информационного центра, купил два автомобиля, инструмент и средства связи. Он, к тому же, нашел в городе неравнодушных людей, собрал их вместе, и они год подряд, не взяв у властей ни копейки, бесплатно спасали утопающих, снимали с крыш столичных самоубийц и вызволяли детей из-за захлопнувшихся дверей.
Александру Павловичу Шабалову журнал «Столица» намерен в знак благодарности вручить «Доброе сердце» № 1.

Много дел. Хороших и разных

Мне говорили, что Шабалов — человек занятой. Неизвестно, будет ли у него время со мной разговаривать. Вчера он приехал на работу в 10 утра, к полуночи собрался было домой, а потом случилось что-то срочное, и он просидел до утра. Что, обычный график? Я подумал: не бывает, чтобы человек был занят постоянно. Оказалось, бывает. На базу спасателей на Абельмановской улице я приехал рано утром. Там как раз отдыхали экипажи спасателей, вернувшиеся на базу. Их было 5 человек, экипаж под номером 201. Бог его знает, почему у него такой номер. Всего в Службе спасения работает шесть экипажей. 30 человек
«Рядовые» доедали пельмени в местной столовой «Командир» Михаил Шурчков курил. Миша здесь вроде как ветеран. В Службе спасения с первого дня, Как уволился из ВДВ, пришел к Шабалову.
Миша хорошо помнит, как и из-за чего все это началось, почему стали работать практически бесплатно. Дело было в октябре 1995 года, когда Шабалов предложил Лужкову создать на базе ЦГТБ единую городскую диспетчерскую службу.
— Это разумно, — говорит Миша Человек в критической ситуации теряется. Иногда не может сразу сообразить, куда звонить: пожарным, в «скорую» или, положим, в Мосэнерго. А тут позвонил в единую городскую диспетчерскую, а там уж сами решат, что делать и кого вызвать. Как на Западе.
Шабалов и хотел создать такую службу. Мэр с идеей познакомился и одобрил. Постановил создать рабочую группу. Пока группу создавали, в декабре 1995 года произошла авария на Чертановской АТС. Больше миллиона человек осталось без связи, не работали даже таксофоны. Первым обеспокоился департамент здравоохранения: в Чертаново резко сократилось количество вызовов «скорой помощи». Болеть-то меньше не стали. Просто людям позвонить было неоткуда.
И вот тогда официально еще не существовавшая Служба спасения обратилась к московским радиолюбителям. Те организовали в отрезанном от города Чертанове мобильные пункты связи. За две недели только по линии «скорой помощи» спасли 98 человек.

Спасатели

Чертановскую АТС тогда починили. Но телефоны Службы спасения уже стали известны в городе. И люди продолжали звонить. Плохо с сердцем. Ребенок обварился кипятком. Загорелась макулатура на балконе. В подъезде хулиганы бьют стекла.
С этими звонками служба справлялась легко — передавала всю информацию по 01, 02, 03... Но были и такие звонки, которые переадресовать было некому. А одних захлопнувшихся дверей по городу за день — штук 20-30.
Так они и попались. Чтобы остановиться, им надо было просто отказать. Отказать кому-то конкретному, в конкретной беде, сослаться на занятость, на отсутствие денег, на что-нибудь еще существенное. А они не смогли. Стали выезжать на места происшествий.
На своих собственных «Москвичах», на попутках, безо всякого оборудования, с отверткой в кармане. Чтобы хоть чем-нибудь помочь. Так случайный прохожий помогает человеку, оказавшемуся в беде.
Эмблемой Службы спасения стала летучая мышь. Она быстрая, неприхотливая и очень хорошо ориентируется в темноте. А Службе спасения так часто приходится работать ночью...
Миша ставит в видеомагнитофон кассету — оперативная съемка последних суток.
ДТП, попытка самоубийства, захлопнувшаяся дверь, дверь, дверь, пропал младенец, умирает старушка. В подъезде девятиэтажного дома между третьим и четвертым сидит приблудная овчарка. Аифт не работает, все жильцы поднимаются пешком. А она их кусает. Всех, без исключения. Спасатели приехали, успокоили овчарку и увезли с собой. На днях пристроили в хорошие руки.

Семейный подход

— Вот здесь, на базе, собственно, и живем, — рассказывает Леня Мерсов, пока ребята ставят еще одну кассету с записями их выездов.
Леня — фельдшер в экипаже. Раньше работал на «скорой ». Не сказать, чтоб было Лене плохо. Но почему-то здесь нравится больше. Все свои. Почти семья. Вот и Новый год будут встречать по-семейному, с экипажем, на дежурстве.
— А еще семья есть?
— Ребенок у бабушки. Жена фельдшер, тоже на дежурстве. В больнице.
Правильно, подумал я. Нечего женщине в спасателях делать. Но тут Мерсов раскинул руки, заулыбался и поднялся навстречу хорошенькой брюнетке с очень серьезным лицом:
— О, Мариша пришла!
Мариша закончила медтехникум, была анестезиологом в операционной. Потом у нее родился ребенок, сидела с ним дома. Потом еще работала в разных местах. А с апреля здесь.
— Ой, Мариш, ты такая сегодня красивая.
Выходи замуж за меня, — говорит сладким голосом женатый Леня.
Это шутка в рабочем порядке. Всем известно, что не выйдет. Уже была. А потом муж погиб.
— Убили. Заступился на улице за женщину, ну и ножом в сердце. Вот так. Ребят, ну вы докручивайте кассету, а то я тороплюсь. На телевидение надо отвезти.
На экране спасатель спускается на тросе к окну. Идет по карнизу панельного дома на высоте девятого этажа...
— Захлопнулась дверь, в кухне кипящий чайник. Решили залезть в окно с улицы с помощью альпинистского снаряжения и открыть дверь изнутри, — комментирует голос за кадром.
Почему дверь не сломали? Деревянная ведь была, не железная. Все просто. Бабушка, хозяйка квартиры, просила. Пенсия, сказала, маленькая, денег на новый замок не хватит. Вот и решили: по стене, в окно.

Спасатель по жизни

Экипаж уезжает и возвращается. Потом уезжает снова. Уже вечер. И тут наконец-то появляется сам Шабалов. 38-летний спасатель людей. Шабалов внешне похож на отставного боксера полутяжелого веса. Накачанные плечи, крепкая шея и жилистые грубоватые руки. Жесткие черты лица. Осанка.
— Обедали? Извините, что заставил ждать. Поговорим?
И мы говорим. Да, это он директор ЦГТБ.
Да, на деньги его фирмы содержали целый год Службу спасения. Из городского бюджета не брали ни рубля.
— ЦГТБ, фирма наша, неплохо зарабатывала. В том числе и на производстве оборудования для банковских хранилищ. Неплохо зарабатывала, да. Но год работы Службы спасения сильно подорвал наше финансовое положение. Не стану скрывать: мы приостановили все научные и производственные работы. Мы уже затянули пояс до последнего предела. Но что делать, люди-то звонят...
Денег со спасаемых служба не берет.
Единственный доход — «коммерческое открывание дверей». Это стоит клиенту от 150 до 500 тысяч рублей в зависимости от сложности работы.
Тут я попросил Шабалова рассказать хоть что-нибудь о себе самом. Шабалов рассказал, что как-то, еще в детстве, плавал с друзьями на лодке по Днепру. И вдруг увидел, как перевернулась яхта. Спортсменов накрыло мокрым парусом, и они стали тонуть. Шабалов с друзьями спасли их.
...Ночь. Идет дождь со снегом. На оперативной «газели » мы едем в Медведково на помощь пожилой женщине. Ей сделалось плохо.
— Хорошая машина «газель», — говорит спасатель Алексей Сарайкин между делом.
— Слушай, Сарайкин, — говорю я, — а чего это тебя в спасатели понесло? Миллионов тут не платят, работа нервная...
— Это не работа, — отвечает Сарайкин, — это образ жизни. Я же в Чечне был. Надо грехи замаливать.
Вообще к людям, произносящим правильные слова, я отношусь настороженно. Но я видел, как работают ребята. Их правильным словам я верю.
МИХАИЛ ТАРАСЕНКО
Журнал «Столица», номер 0 за 1997 год
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-00
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?