•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

«Я никуда тебя не отпущу» Шст.ВГИК, реж. Е.Тонунц

Всем хорошо известно, что такое женское кино. В этом «жанре» наравне с феминами-режиссерами успешно упражняются и режиссеры-мужчины. Но в случае с фильмом «Я никуда тебя не отпущу» можно быть уверенным: перед нами женское кино, которое никто, кроме дамы-режиссера, снять не мог. Так презирать мужское племя умеют только дамы, честь им и хвала. Мне неизвестны сюжетные перипетии того журнального очерка, из которого автор фильма извлекла свою героиню. Но ее горькая доля даст фору судьбам всех катерин, сонечек и катюш, вместе взятых. Познакомившись с юной и кроткой девушкой в самом начале фильма (мать умерла, отец в психушке либо в лечебно-трудовом профилактории) и вынужденно испытав к ней требуемое режиссером сострадание, мы далее последовательно участвуем в ее похождениях-злоключениях-бедах. Сюжеты меняются, как в калейдоскопе: путана районного значения; супруга начинающего бизнесмена; горемычная мать-одиночка; напарница таксиста, который с ее помощью «опускает» незадачливых окологостиничных кавалеров; фабричная девчонка; безработная — и так далее и тому подобное. Наворот несчастий таков, что теряешься и чувствуешь себя виноватым. Виноватым за гнусный мужской род, из-за которого все и происходит. Отец спился. Районный мент приходит под видом вызова на жалобы жильцов и тут же цинично трахнуть норовит. Муж не слушает совета оставить опасный бизнес и оказывается в местах не столь отдаленных, а она оказывается одна с ребенком на руках. Фабричный начальник, слегка облагодетельствовав, требует того же, чего требовал мент (см. выше). Деляга-таксист цинично отбирает совместный заработок. Короче, мерзавец на мерзавце сидит и мерзавцем погоняет. И все это на истерично отснятом фоне грязной,криминальной перестроечной Москвы, где героине нет ни покоя, ни жизни. Среда и мужики заели.

Правда, есть среди последних один весьма абстрактный, к которому героиня то и дело (мысленно) обращается, а в финале падает в ноги со словами: «Я сделала что-то ужасное...» Что именно она сделала, остается неясным. То ли ребенка собственного в отчаянии убила, то ли еще чего похуже. Неясно также, существует ли этот герой на самом деле, а если существует — где она была раньше? Но все вопросы снимаются финальной панорамой новостроек предутренней Москвы. Интересно было бы подсчитать на досуге, сколько отечественных фильмов ставили точку таким изысканным способом?
Дмитрий ЛИВАНОВ
Журнал «Столица», номер 46 за 1994 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1994-46
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?