•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

«Дедушки русского фашизма» свое дело сделали. Что дальше?

Сергей Кургинян, теоретикСергей Кургинян, теоретикНедавно захожу в книжный магазин и глазам не верю! Новая книга, сочинение господина Кургиняна С.Е. «Россия: власть и оппозиция». На обложке, как положено, — горящий «Белый дом», а в конце — вполне традиционное: «Мы знаем: что огонь справа и слева будет и впредь вестись... Интенсивность этого огня — это индикатор того, что мы на верном пути». Кто их поймет, где я там, на их карте, — справа или слева, — но поддержать человека надо. Доброе слово и кошке приятно. Надо лишний раз подсказать: вы на верном пути, ребята! Если мы друг друга огнем не поддержим — кто нас поддержит?
В свое время я написал про Сергеевы штуки статью. Попались в архиве ЦК КПСС какие-то его льстивые письма Горбачеву, где он объяснял президенту СССР, как бы получше распустить этот самый Союз, поизящнее, так сказать. Конечно, в 1992 году, когда статья вышла, это Кургиняну было читать не очень приятно — ведь к тому моменту он уже был одним из патриотов — восстановителей СССР. Но и ответил же он мне! Назвал «дятлом», «агентом по кличке «Леня»... Ох-хо-хо, грехи наши тяжкие... Да-с, а агентом я был — не КГБ, не ЦРУ, не Моссада, а «господина Я.». Г-н Я. — Яковлев А.Н., на котором в то время просто сдвинулись лучшие патриотические умы. Как, однако же, Кургинян меня расколол! Системный аналитик, одно слово... Яковлев, мечтая уничтожить ужасного Кургиняна, заказал мне статью, в архиве ЦК агенты Я. подобрали материал, другие агенты — напечатали. Ничто в мире не происходит случайно, все — результат тайных действий зловещих сил, этих мрачных «кротов истории», роющих, роющих, роющих под Кургиняна. Все — результат мирового заговора против России и Кургиняна, а агенты — кругом, рядом, даже внутри...
Занятно было читать, следить за полетом мысли, ощущать свои связи с «г-ном Я.», а дальше нити идут далеко — о, как далеко! «Ну, брат, кстати, какое, однако, у тебя самолюбие! Я так хохотал».
Книжку Кургиняна я читал с тем же спокойным, тихим, сонным удовольствием, с каким читаю всегда газету «Завтра». В нашей беспокойной, нервной, злой жизни нужна хоть какая-то разрядка. Не знаю, получают ли коллеги-заединщики такую же разрядку, листая на сон грядущий сионо-масонскую прессу? Если не получают — искренно жаль. Ведь в сущности все мы коллеги. Все мы сегодня стали пикейными жилетами. Только цвета разные — красно-коричневый или бело-сине-красный. А про патриотическую прессу можно сказать словами известного анекдота. Врача спрашивают, почему он выбрал такую специализацию — кожник-дерматолог? Потому, отвечает он, что мои клиенты никогда не умирают, никогда не выздоравливают и никогда не будят меня по ночам. Точь-в-точь наша «духовная оппозиция».


Александр Проханов, беллетристАлександр Проханов, беллетристКонечно, мне сразу могут гневно возразить — что за легкомыслие, что за цинизм? Они еще разбудят вас ночью, пожалуй, так разбудят, что уже не уснете или даже уснете навсегда.
На это я отвечу так. Возможно. Но только зависеть это будет не от «духовной оппозиции» типа Кургиняна (даже Проханова), а от их вполне бездушных «соратников». Патриотические писатели изо всех сил делают вид, будто они могут погонять бичами огненных строк своих читателей. На самом деле они разбудили своих читателей — и сразу отстали от них безнадежно. Орлы со свастикой в когтях взмыли в небо синее — не увидишь, а уж о «догнать» и речи быть не может.
«И наши внуки в добрый час из мира вытеснят и нас». С одной стороны, приятно, что воспитали себе достойную смену, а с другой — слишком уж достойную...
«Дедушки русского фашизма» свое дело сделалм: посеяли зерна, сказали первые слова про «всемирный заговор», евреев, «г-на Я.». Снимать урожай будут не они. Да и на самом деле — о чем речь?
«Так вот — забудьте на время, что на носу у вас очки, а в душе осень. Перестаньте скандалить за вашим письменным столом и заикаться на людях. Представьте себе на мгновение, что вы скандалите на площадях и заикаетесь на бумаге».
Так говорил мудрый ребе Арье-Лейб Исааку Бабелю. Если бы Кургинян и Проханов послушали старого умного еврея, им бы он, покачивая головой, сказал то же самое. Не только «математический политолог» Кургинян, «алгебраический патриот» Шафаревич или зануда Кожи-нов, бесконечно жующий жвачку про то, что, мол-де, евреи сами провоцировали погромы в начале века, но даже и борзой Проханов, воробушком скачущий по митингам и пытающийся-таки скандалить на площадях, все равно никому из «настоящих ребят» даром не нужны. Начитался трухи, каких-то ильиных-розановых, прочих достоевских... «Вы знаете все. Но что пользы, если на носу у вас по-прежнему очки, а в душе осень?..» Если же русскоязычный Бабель для Кургиняна и Проханова не указ, то обратимся к истинному арийцу Гете:
Пергаменты не утоляют жажды.
Ключ мудрости не на страницах книг.
Кто к тайнам жизни рвется мыслью каждой,
В своей душе находит их родник.

Да, «крутые ребята» не в пергаментах Розанова и даже не в стишках Т.Глушковой, а в глубине своей души нашли ключ и клич мудрости: бей жидов — спасай Россию! Что все вы, писателишки, дедушки русского фашизма, своим квохтаньем можете добавить к этой философии, ясной как Солнце? Ни черта вы не можете, кроме как толочь ту же самую воду в ступе. Ну так и п-пошли вы к едрене фене!
Итак, «настоящая жизнь пролетела мимо, радостно трубя и сверкая лаковыми крыльями». Пролетела — резать, громить, насиловать. Настоящая, фашистская жизнь. Если нацисты придут — обойдутся без кургинян-прохановых. Если — что более вероятно — так и не придут, «ребята» останутся честными рэкетирами, предпочтут и дальше облегчать ларьки, а не спасать Родину-мать, то тогда судьба «духовных отцов» и вовсе жалкая. Отцы абортированного русского нацизма.
В общем, расчетец разумный. Чтоб быть интеллектуальными вождями «непримиримых», особо великого ума не нужно. Сгодятся и режиссеры «На досках». Это Кургинян сообразил (хотя и тут напоролся на конкуренцию дугиных и К0). Другого он не сообразил. Им вообще интеллектуальные вожди не нужны — они сами себе сократы.
Александр Баркашов, лидерАлександр Баркашов, лидерВ любом случае — перед нами пикейные жилеты. Проханов, Кургинян и К0, коротают время, как положено, — по-старчески бранчливо высказывают друг дружке обиды.
Главная часть книги Кургиняна как раз этим «разборам полетов» и посвящена. Тут все по классическим образцам.
«— Где же ваши усы, уважаемый Ипполит Матвеевич? — с наивозможной язвительностью спросила духовная особа.
— А ваши локоны где? У вас ведь были локоны».
(Проханов — Кургинян у.) «Просвещенный патриотизм (Кургиняна. — Л.Р.) предполагает еще и непросвещенный, то есть наш с вами, голодный, холодный, уличный, баррикадный, митинговый. Он, этот сытый «просвещенный», — еще одна отвратительная маска, которую торопливо напяливают на себя демократы, под чьей демократической облупившейся личиной еще виден коммунистический подмалевок, а под ним — отвратительная природная рожа ренегата, предателя».
(Кургинян — Проханову.) «...я осмеливаюсь обратить его (Проханова) внимание на то, что в ресторане ЦДЛ пока еще кормят неплохо. И — относительно дешево.
Качество и количество пищевых продуктов на многочисленных презентациях, проводившихся патриотами, — вряд ли ниже, чем на демократических мероприятиях того же типа».
От нашего стола — вашему столу...
Обнюхавши тарелки друг друга и предъявив взаимные обвинения в жлобстве, переходят, разумеется, к следующему пункту, более естественному для лиц в таком возрасте: взаимным обвинениям в волевом и политическом бессилии.
(Проханов—Кургинян у.) «Какие непатологические формы сопротивления нам предлагает (Кургинян)? Письма в ЦК? Культурные программы в театре? Газетную публицистику? А может быть, здесь дело решит дубина?»
(Кургинян — Проханову.) «Но если этим массам все время обещать радикальное политическое действие, а вместо этого устраивать лекции по политэкономии социализма, вечера стихов, панихиды по убиенной России, то проку не будет. Но ведь именно это мы и наблюдали в течение последнего года (со стороны Проханова. — Л.Р.)».
«Тут Ипполит Матвеевич не выдержал и с воплем «может быть?» смачно плюнул в доброе лицо отца Федора. Отец Федор немедленно плюнул в лицо Ипполита Матвеевича и тоже попал. Стереть слюну было нечем: руки были заняты стулом».
Смешно, хотя, будем честными, разборки среди демократов часто идут почти на таком же уровне. Дело человеческое, а для отставников — особенно понятное.
Ну а собственно теоретический, мате-матико-политологический спор имеется? Имеется и такой.
Кургинян довольно робко позволил себе заметить, что зря патриоты так уж открыто поднимают над головой свастику. Это штука в России невыгодная: войну еще помнят, к сожалению... А объяснить широким массам, что вот Гитлер был против жидов и мы тоже, — это, конечно, можно, но последует резонный вопрос: ну и ладно, дело хорошее, но нельзя ли без Гитлера все-таки, да и без вас, пожалуй?
«Я могу понять и в чем-то даже принять национализм Баркашова....Каждый волен иметь свои симпатии и антипатии. Но мои предки служили России столетиями, и марать слово «русский», сопрягая его с именами, ненавистными для России... не позволю». Вон как приходится вертеться Кургиняну — правда не позавидуешь!
Назвать Баркашова фашистом — и думать не моги! Националист — и точка.
Выразить возмущение, что нацисты открыто говорят «мало ИХ отправляли в газовые камеры», — ни в коем случае! Это уже было бы кощунством, тут бы тебе любой уважаемый патриот руки не подал. «Сочувствие» ИМ — такого простить нельзя!
Зато не забудь раз сто подчеркнуть свое арийское происхождение. Все равно будут ухмыляться? А я все равно подчеркну. И вот, стоя на этой кочке, с ужасным пафосом провозглашаю, что «не позволю» (ух ты!) сопрягать имя русского патриота с именами, «ненавистными для России».
Да, поистине нужна вся мощь этой самой «системно-математической политологии», чтобы не уставая объяснять, что никакого там нравственного, человеческого, физиологического отвращения к нацизму, расизму, не дай Бог, антисемитизму я, конечно же, не испытываю и испытывать не могу, что в этом я вам, друзья, не враг, но я все-таки с позиций чисто русского национализма и дела национально-государственного строительства (так можно? можно?) свастику отвергаю, ибо, став под знамена свастики и перечеркнув тем самым победу в войне, что же мы, националисты, сможем «противопоставлять умалению роли России, проводимому последовательным русофобом А.Н.Яковлевым?» А если бы было «что противопоставить», — то и свастика годится; «я не ханжа, и мне достаточно было бы безразлично, кто там кого любит».
Н-да, работка... И на фашистский предмет не сесть и националистическую рыбку съесть.
Ну, что же. На словах все гладко вышло. А на деле? А на деле — на деле даже Проханов отвечает: да пошел бы ты куда подальше! Со своим хитромудрым «не антифашистским», а «национально-государственно-русским» антифашизмом... Избави нас, Господи, от таких друзей-националистов, а с врагами-сионистами мы уж сами разберемся...
Впрочем, ведь и сам Проханов точно так же проходит по разряду пикейных жилетов непримиримой оппозиции.
Ну а уж что сказали нашему политологу баркашовцы, предположить и вовсе не трудно — трудно напечатать.
Это фиаско естественно. «Государственное строительство» методом погрома и с опорой на погромщиков — вот что в основе программы Кургиняна. Согласитесь, идея немного странная...
...Да, уж и не знаю, что подумает обо мне Кургинян, найдет ли какую тайную всемирную интригу, стоящую за этой вот статьей. Я же, со своей стороны, хотел только поддержать его, в доступной мне форме дать понять, что у него пока еще есть благодарный читатель. Хотя бы один.
Леонид РАДЗИХОВСКИЙ
Журнал «Столица», номер 46 за 1994 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 2
Номер Столицы: 1994-46
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?