•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Остров Москва

Как и положено шовинисту, люблю возвращаться в мою страну по старинке, через «Шереметьево-2», а то в «Шереметьево-3» чересчур света и блеска, лишку шума от этих лопастей такси-геликоптеров. До площадки на «Пекине» лету всего каких-то жалких четверть часа. Нет, я предпочитаю взять на парковке старенький шестисотый мерс доброй коломенской сборки, вдавить акселератор в пол на пятой полосе шереметьевского тракта: встречай, Московия! Что нового? На ипподроме в Планерном европейские скачки, еще успею поставить на нашего ахалтекинца Калиту. Окунуся в термический бассейн при канале. По верхнему ярусу без капли эмоций пройду последний жандармский патруль — когда-то здесь был грозный пост ГАИ с БТРом и капитан Зеленцов драл мзду со всех проезжих иномарок, а теперь здесь — турникеты платного шоссе.
Хорошо после бумажного Запада вернуться в режим металлических денег, в края оттягивающих финансов! Монетный вес усиливает притяжение Родины. С таким балластом в панталонах далеко от нее не уплывешь, не сыграв в Чапаева! Да и куда от нее, от такой? Прежде чем уйти в подземный тоннель от «Сокола» до родного Замоскворечья, притормаживаю подышать чистейшим московским воздухом. Два года как установили экологические фильтры, а уже как в заповедной зоне. Лоси с Оки приходят продышаться. Пушные зверюги гуляют по тротуарам. С тех пор как запретили производство вдоль подмосковных рек, флора и фауна взяли Москву по самый шпиль МГУ, теперь там аисты гнездятся. «Роллинг стоунз» застрял на второй месяц с гастролями, релаксируют дедушки. Мадонна приехала к нам рожать восьмого ребенка. Босой Тарантино ловит на Манежной площади бабочек Hibemia defoliate. Внучка канцлера Колля учится в Московском пищевом институте, потому что престижно, комфортно и сухо.
Идиллия.


А ведь пяток каких-нибудь лет тому, в 1997 году, на осеннем референдуме, сомневались еще москвитяне: надо ли Москве отделяться? Справимся ли, мол, в одиночку? Но уже через год под Подольском, в Малявинских ручьях, намыли первое золото. В Орехово-Зуево расконсервировали заваленные еще при Андропове алмазные штольни. Опять же экономика прояснилась — прозрачно, как под рентгеном, видать, куда средства пошли: вот новый курятник отстроен, вот новый порт пяти морей.
Выяснилось, что государство в границах Великого княжества московского (то есть по Золотое кольцо) вполне созрело к самообслуживанию. Все свое: яйца, трактора, шампанское, голосистые и волосистые девчата, ракетно-ядерный щит, доблестные пограничники, розы «Колхозные», люберецкий космодром, нефть, лес, керамзит, чуингам, дом-музей Б. Л. Пастернака в Переделкино, библиотека Ивана Грозного, жостовская роспись, павлово-посадский платок, черкизовские жизнетворные сардельки, цигейка, си-ди-ромы, камыши, фольклор, березка в натуральную величину и, конечно, человеческий фактор. Потому-то Москва решила жить в обозримом пространстве и уступила без боя столичный статус. Теперь столица России — Пермь, а Москва — столица самой себя. Первое в истории отделение не по национальному признаку, а по темпераменту, по психологии, по модусу, соответственно, вивенди. Сколько нас укоряли: вы там в Москве живете, а настоящей жизни не знаете. Но в Москве, между прочим, тоже жизнь и накал страстей ого-го какой! Нам пока достаточно. Нам пока здесь интересно. Такое здесь место. Восемь веков кряду почему-то именно сюда, на эти холмы, приходят люди, остаются и расходиться не собираются.
Особенно сегодня, 1 апреля, в День независимости Москвы.
ИГОРЬ МАРТЫНОВ
Журнал «Столица», номер 3 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-03
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?