•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Проект «Не отдадим Петра на Север»

И на Запад не отдадим. На Северо-Запад тем более не отдадим. Вот Анатолий Собчак заявил, что не прочь был бы установить царя в Финском заливе. Собчак не дурак. Мы-то знаем, почему он хочет Петра в Питер перевезти. Потому что Петр — большой. Больше Носа, больше Чижика-Пыжика и уж точно больше Петра шемякинского.
Собчак считает, что Петр церетелиевский может стать символом Питера так же, как Статуя Свободы стала символом Нью-Йорка (тут нелишне вспомнить, что этот подарок французского народа пылился на нью-йоркских складах годами, пока благодарная общественность неблагодарного государства собирала буквально по центику средства на его монтаж). Анатолий Александрович абсолютно прав. И тут дело уже, конечно, не только в размере Петра. Тут дело в выдающемся архитектурно-композиционном потенциале памятника. Петр церетелиевский способен едино, так сказать лично, переоформить город Петербург, превратить его из неудавшегося памятника прошедшему времени в объект современного искусства. Гость, приплывший (или пришедший) в Петербург со стороны Финского залива и увидевший Петра церетелиевского прежде, чем, скажем, Казанский собор, будет воспринимать все последующие виды города в шутливо-историческом ключе.


Этого, разумеется, допустить нельзя. И не потому даже, что мы не желаем Питеру добра, не желаем ему процветать за счет роста туризма. А все потому, что Петр уже начал делать свое дело в Москве, и эта его инициатива заслуживает поощрения.
Никто, разумеется, не будет спорить с тем, что Петр церетелиевский — памятник сугубо московский. Эклектичность Петра, выраженная, в частности, в несоответствии головы (Петра) туловищу (Колумба), а также в несоответствии самого персонажа городу, уже делает Петра органичной частью московской архитектурной традиции. Но главное достоинство Петра — это его вклад в архитектурные композиции города. Отметим всего два из многочисленных ансамблей, в которые Петр уже успел вписаться.
Композиция первая, дорожно-монументальная. Представьте путь автомобилиста через Москву-реку по Крымскому мосту к Октябрьской площади. Взгляду водителя предстают: 1) Петр в воде; 2) памятники коммунистическим лидерам в сквере у ЦДХ; 3) и наконец Ленин с ансамблем на площади. Если раньше Октябрьская площадь вырывалась из тихого центра Москвы оглушительным залпом социалистическо-имперского стиля, загоняя сердца в пятки оторопевших автолюбителей, то теперь весь расширенный ансамбль от моста до площади можно рассматривать как памятник веку социал-монументализма. Что, по-нашему мнению, не только обеспечивает эстетическую целостность этой части Москвы, но и увеличивает безопасность дорожного движения.
Композиция вторая, с высоты полета стальной птицы (по образу и подобию планов несостоявшегося Дворца Советов, разработанных в масштабе города в целом). В данном случае мы предлагаем рассматривать Петра как звено следующего визуального ряда: ЦПКиО им. Горького с горками американскими—церковь на Якиманке—Петр—кран строительный—храм Христа Спасителя. Целостность этой композиции вне всяких сомнений.
Разумеется, композиционно-организационный потенциал Петра вышеизложенным не исчерпывается. Поэтому мы считаем целесообразным обеспечение мобильности памятника. Таким образом, Петр поможет обрамлению не только вышеуказанных архитектурных ансамблей, но и всего города. Наши разработки (см. эскизы) дополняются важнейшим техническим нововведением: мачта корабля Петра должна быть складной, как телескоп. Это позволит монументу беспрепятственно проходить под мостами (альтернативой, разумеется, было бы разведение мостов, но в сложившейся из-за Петра ситуации противостояния двух столиц такой шаг был бы неверным как с тактической, так и со стратегической точек зрения).
Наконец, в целях безопасности дорожного, речного и воздушного движения, а также повышения тонуса москвичей и гостей столицы Петру должна быть обеспечена подсветка и раскраска. Одновременно правильная яркая раскраска Петра при передвижении памятника по Москве-реке подчеркнет его принадлежность Замоскворечью (см. вышеупомянутую церковь на Якиманке). И, наконец, живая, радостная расцветка поможет превратить Петра церетелиевского из уныло-грозной имперской реликвии (каковым памятник рискует стать при перемещении в Финский залив) в символ, то есть статую, свободы (см. например, западную — цветную — сторону Берлинской стены). Эскизы прилагаются.
Т. М И Л Л Е Р , М . М И Н К И Н А , а р х и т е к т о р ы по о б р а з о в а н и ю
Журнал «Столица», номер 3 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-03
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?