•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Медаль нашла героя

Шеф-корреспондента Панюшкина журнал «Ом» признал лучшим журналистом года. Мы, конечно, ничего против не имели. Все Валерку даже поздравили от души. Но все-таки неприятный осадок остался.
Многие мучились, в чем секреты мастерства и вообще какого черта главным писателем планеты назначили именно Панюшкина? Правильный ответ нашелся, наконец, в азиатской голове Рустама Арифджанова: — Он же с неодушевленными предметами разговаривает! А мы нет, — объяснил коллегам представитель коварного нацменьшинства.
Подсчитали — прослезились. За два месяца существования журнала «Столица» Панюшкин успел переговорить на его страницах с загородкой, столиком, вареными креветками, воздухом, молотыми кофейными зернами и плюшевым медведем. Всем он говорил: «Здравствуйте, мои милые креветки (зерна, тапочки, ложки, носки)! Что вы думаете об устройстве жизни на территории моей многострадальной Родины?» Предметы временами отвечали Панюшкину. Все это, разумеется, было доложено руководству. Приняты меры. Панюшкину запрещено разговаривать с предметами. Теперь он поступает так. Обращаясь, предположим, к сосиске, Панюшкин говорит: «Здравствуй, моя милая сосиска! Руководство запретило мне говорить с тобой об устройстве жизни на территории моей многострадальной Родины...» Изобразительное искусство Подавляющее большинство сотрудников редакции постриглись налысо. Первым достригся, поговорив по привычке с ножницами, Панюшкин. Затем — художник Андрей Шаталов и шеф-корреспондент Олег Алямов. Обеспокоенные судьбой своих волосяных покровов Мостовщиков и Колесников допросили Алямова в коридоре.
— Чем вызвано облысение? — был строго спрошен Алям.


Алямов дал показания. Выяснилось: бритые сотрудники редакции в предрассветное время посещают Бу-До Па-Куа. От этих слов у Колесникова появилась перхоть. К счастью, выяснилось, что Бу-До Па-Куа означает какой-то вид спорта, которым владеет некто Евгений Атанов.
В спортивном зале «Коммерсанта» Атанов подговаривает всех своих последователей вставить в ухо серебряную серьгу, выколоть на левом плече круглую татуировку с мантрой и обриться наголо.
После случая с Вережаном (ушел из «Столицы» с деревянной саблей под пение мантр) восточные единоборства в редакции недолюбливают. Тем более что количество лысых растет. Решили провести с Атановым профилактическую беседу, но про Бу-До Па-Куа выяснилась еще одна подробность: у Атанова по этому делу черный пояс.
Профилактику отложили.
Путешествия Газетный магнат Яковлев уехал в отпуск.
— На кого же ты, Володя, нас покидаешь? — пролепетал Мартынов и стал выдавливать из себя слезу неподдельного горя. — Не рано ли? Мартынов, понятно, радовался, что в отсутствие Яковлева никто не станет по десять раз исправлять заметки, и вообще все уверены, что без магната журнал станет лучше.
И только Андрей Колесников, подвозя Панюшкина после ночного дежурства до дома, сказал мрачно: — Знаешь, Валера, почему Яковлев уезжает? — Почему? — заерзал Панюшкин.
— Потому что Мост научился, наконец, работать ночами напролет и терзать наши заметки.
— Так что же? Легкой жизни не будет? — Панюшкин с тоской вспомнил про запрет разговаривать с ножницами.
— И не надейся, — зло отрезал Колесников, проехав даже с горя на красный свет.
Досуг В ночь в седьмого на восьмое марта «Столица» отмечала известный всем праздник. Ранним утром Охлобыстин с Колесниковым выясняли друг у друга, что произошло после того, как начали отмечать.
Со слов очевидцев выяснилось: герои поехали в казино «Голден палас». Поначалу у них получалось все. Иван, без кровинки в лице, в течение часа прибрал к рукам тысяч американских долларов. Андрей холодно смотрел на фарт, сам играл мало и плохо, а только пучился завистью, да еще отметил наступление женского дня необдуманным поступком — вступился за честь девушки.
Девушка эта только что на его глазах проиграла деньги, но настаивала, что крупье ее надул. Держалась бодро. Андрей, подумав, стал поддакивать ей. Наверное, он знал, что делал, потому что предупредительные охранники вывели их из казино вместе. Но дальше случилось непоправимое: Колесников подвез девушку до ее дома, а сам поехал до своего.
А Иван остался и выиграл еще денег.
— Ну, — прокомментировал Иван свое дальнейшее поведение, когда к нему наконец-то вернулась память. — Пересел я с блэк-джека на рулю (американскую рулетку — «Столица»). Мне говорят: не надо, Ваня! А я говорю: надо. Все равно с такими деньгами на улице зарежут. Я ведь был тогда робок, поскольку периодически терял сознание. Так что сел за рулю и все и проиграл. И еще куртку. Такая голимая история. Эх, знать бы. Да поди знай! Терапия Мы теперь не сойдем с ума. У нас теперь есть психотерапевт. Зовут Алла Федоровна Радченко, она очень известна и говорит, что работа у нас нервная. Мы, если верить Алле Федоровне, сублимируем свою нервозность в разного рода зависимостях — от табака, от алкоголя, от еды, а главное — от работы. Мы — трудоголики. Пишем много заметок, не можем без этого жить, поэтому скоро умрем.
Первым на прием к Алле Федоровне записался Игорь Мартынов. У него в этих делах опыт. В бытность свою корреспондентом «Комсомольской правды» он обильно писал про психоанализ в России, в результате чего были навсегда разрушены несколько психоаналитических школ.
— Ты только не буйствуй, старик, — посоветовал Мартынову Александр Михайлович Мостовщиков-папа. — Психоаналитик нам нужен.
— Я знаю, — сказал Игорь Мартынов, взмахнул крыльями и улетел.
Журнал «Столица», номер 3 за 1997 год. Журнал «Столица», номер 3 за 1997 год. Интересный почин редакции За две недели мы получили 627 писем. Больше всего откликов пришло на публикацию «Долой царя!» — 496 писем и 1460 заполненных купонов.
ЕЗ Многие читатели присылали по несколько купонов в одном конверте. Непревзойденным рекордсменом в этом смысле стал учащийся 11-го класса историко-архивного факультета лицея № 1525 города Москвы Алексей Светайло — отчаянно прогуливая занятия в лицее, он умудрился собрать на улицах города и в учреждениях 55О(!) подписей и передал их в наш отдел писем вместе с гневным сопроводительным письмом в адрес скульптора и его работ. На собственноручно заполненном купоне Алексей сделал такую приписку: «Вынем из тела любимого города эту 60-метровую занозу, пока не началось заражение крови]» В Алексей — не одинок. 22 купона прислали нам из Государственного выставочного зала «Ковчег», где регулярно собираются члены Клуба московских живописцев — это в дополнение к 64 купонам, присланным художниками в феврале. Продолжает работать над сбором подписей Елена Ивановна Маслова, о которой мы упоминали в прошлом номере журнала, — в начале марта она прислала еще 22 купона. Подключаются к акции все новые организации — в письме от имени творческого коллектива и администрации Театра на Таганке, например, нам сообщают: «Мы горячо поддерживаем художественную интеллигенцию и жителей Москвы, выступающих за демонтаж памятников, установленных на территории города, автором которых является Зураб Церетели».
Впрочем, мы получили и несколько писем (всего их 9), в которых высказываются другие мнения. С. Н. Борисов, например, считает акцию журнала глупой, потому что перенос памятника в другое место «обойдется как минимум в 2,5 раза дороже, чем его возведение». А москвич П. Е. Соловьев пишет о том, что памятник должен быть достроен, а потом выкуплен у Церетели и демонтирован, потому что «кампанию травли скульптора можно рассматривать как косвенную рекламную кампанию, которая даст Церетели массу новых заказов по всему миру».
Некоторые читатели высказываются и в защиту работ скульптора. Например, профессор МГУ, участник Великой Отечественной войны Владимир Тихонович Фролов пишет: «С сооружением памятника Петру Первому в Москве стало теплее и интереснее жить, как и с возрожденным храмом Христа Спасителя, и с новой Манежной площадью рядом с моим старым МГУ, и с сооружениями в зоопарке. Я благодарен Зурабу Церетели за его работу для Москвы и России. Его работы скоро будут признаны всеми. Они воспитывают вкус, формируют новое восприятие искусства, и скульпторам-завистникам придется с этим смириться и учиться. Редакция «Столицы»! Не дайте совершиться на русской земле еще одному акту вандализма!» S3 О вандализме, кстати, пишет и доктор исторических наук, профессор В. М. Соловьев. Он, однако, придерживается другого мнения: «Вместе со страной наша Москва перенесла три полосы разрушения памятников. Сначала при большевизме сносили памятники „проклятого царизма" и храмы. Божьи. Потом была проведена компактная акция по уничтожению монументов Сталину. Третья волна — демонтаж памятников-монстров советской эпохи в постперестроечный период. Вообще-то, разрушение памятников — вандализм. Но ведь то, что нагромоздил г-н Зураб Церетели, памятником даже не назовешь. Поэтому вандализмом будет как раз допустить завершение работ по сооружению этого гигантского ублюдка, рождение которого на свет омрачит память Петра Великого и завершит превращение Москвы в город антиэстетики ».
Значительно увеличилось число поступающих материалов на конкурс «Что в Москве хорошего? » После того как в № 1 журнала мы сообщили о продлении срока приема материалов на конкурс, в редакцию пришло 106 писем — заметки, рассказы, воспоминания, открытки, архивные и современные фотографии, рисунки.
Некоторые материалы обстоятельные и серьезные — видно, что авторы над ними много работали и думали. Некоторые — в шутливой форме, типа «самое лучшее — это я». Три автора лучшим в Москве назвали «Столицу». Приятно... А один москвич просто заявил, чтобы ему выслали 10 тысяч долларов — тогда он и убедится, что в Москве все же есть хорошее. Особую активность проявляют дети. 11-летняя Катя Логутова за две недели прислала на конкурс три письма со своими стихами, открытками о Москве и фотографиями своей семьи.
Самой младшей участнице конкурса Савельевой Насте всего 4,5 года — она прислала фотографию своего кота.
В рубрику «Сдачи» нам прислали 10 писем. Некоторые из них (те, в которых высказываются конкретные критические замечания) мы публикуем в этом номере журнала на стр. 80-81. Кроме того, есть письма с общими замечаниями, связанными с тематикой публикаций и стилистикой. Некоторым читателям не нравится жизнерадостный тон «Столицы». Например, пенсионерка Полякова пишет: «Вы так одинаково бодро скачете по всем темам, что осталось впечатление, будто все написано одним равнодушным автором». «Мне непонятен ваш оптимизм, ведь так много в Москве несчастных и обездоленных!» — возмущается москвич А. Седаев...
Большой резонанс среди читателей вызвала объявленная подписка через банк. Два человека даже направили в редакцию свои комментарии, расценив подписку как насильственную. И это несмотря на то, что в журнале были даны подробные разъяснения по этому поводу: банк предлагает москвичам журнал за полцены, а первые два месяца подписки — вовсе бесплатно. Если это не нравится, отказаться проще простого — достаточно снять трубку и позвонить в банк по телефонам 00-гудок-1 или 00-гудок-3. И все!!! ЕЗ Продолжают поступать заметки, статьи, рассказы и даже стихи от журналистов и любителей. Некоторые читатели задают вопросы журналу, например: «Куда делись хрустальные люстры с Киевского вокзала.} Пусть вернут на место! » (Н. П. Щедрик).
А у жителей кооперативного дома № 79, корпус 5 на ул. Юных Ленинцев серьезная проблема: в связи с прокладкой подземных коммуникаций к новому дому, построенному рядом, у их дома «поехал» фундамент. Жильцы опасаются, что дом рухнет, а никому до них вроде и дела нет.
ЕЗ Сотрудники же Государственного музея-заповедника «Московский Кремль» рассказывают о приключившемся курьезе. В одной московской газете опубликовали неточную информацию по истории Кремля. И слушатели лектория теперь не верят москвоведам — говорят, в газете-то по-другому было.
ТАТЬЯНА САВЕЛЬЕВА, заведующая отделом писем

Такая почта за две недели... А вообще, хотим вам признаться, дорогие читатели, что мы очень любим, когда нам присылают письма. У нас ведь не просто авторский журнал, а городской авторский журнал. Разница... Так что мы с уважением относимся к редакционной почте. И вот что подумали. Вы же, наверное, написали нам письмо и теперь волнуетесь, получили ли мы его, дошло ли? Нет, правда, мы же не все письма упоминаем в обзорах (хотя читаем и стараемся учитывать, конечно, все). И непонятно, добралось ли письмо до редакции. Как эту проблему решить? Переверните, пожалуйста, страницу. Видите? Так теперь будет в каждом номере...
Журнал «Столица», номер 3 за 1997 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-03
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?