•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Музей дождевого червя

Музей дождевого червяСтоличная общественность долгое время ждала этого события.
Усиленно курсировавшие по городу слухи, наконец, подтвердились.
Все позади. В нашем городе теперь есть Музей дождевого червя.
Автор проекта и создатель музея — биолог и почвовед Юлия Саяпина. Музей расположен в однокомнатной двадцатиметровой квартире блочной девятиэтажки по адресу: Москва, ул. Фомичевой, 14, кор. 2, кв. 228. Это Юдина квартира. Наверное, уже бывшая, поскольку теперь большая ее часть принадлежит червю. В квартире помещаются четыре витрины, каждая размером 70 см в высоту и 45 — в ширину. А одна витрина — это крутящаяся книга на подставке, чтобы можно было рассмотреть червя как следует, со всех сторон. В витринах помещаются экспонаты: фотоматериалы, земля с ходами жилищ червя, осенняя листва. Вскоре сюда переедет сам червь. Его будет тут много.
Внимание директора музея Юлии Саяпиной к червю приковано давно и прочно.
— Тут года два назад один человек мне попался, — говорит она. — Его директором Музея Вернадского тогда назначили. Музей не работал, а ему срочно надо было что-то сделать и быстро открыть. Вот он мне и сказал, чтобы я со своими знакомыми придумала неожиданную экспозицию и чтобы это можно было по-настоящему потрогать руками. Я сразу подумала про червя. Не вышло. Человека этого уволили.
Все и заглохло. А шикарные разработки были...
Про червя незаслуженно забыли, но тут Юлины знакомые-орнитологи сделали Музей журавля недалеко от Москвы, в Талдоме. Там журавли ночуют три недели в году. Для иностранцев, а также сельских и городских школьников орнитологи устраивают журавлиные фестивали. Журавли летают, а люди за ними в автобусах ездят полдня, наблюдают. И на прощание под руководством орнитологов делают модель журавля и увозят с собой на память.
Юля подумала: Музей журавля есть, а Музея червя нет. Несправедливость какая! И взялась за дело.
— Это неправда, — считает Юля, — что природу и жизнь можно изучать только научными методами. Природу можно изучать ненаучно. И Музей червя должен быть... типа песни, поэмы. И все экспонаты можно будет щупать, вертеть, разглядывать. Я даже готова часть просто отдать на растерзание, на рыбалку например. В ящике какомнибудь. Ведь все легко восстанавливается. Выйду в лес, наберу еще. Я покажу в музее то, что каждый может увидеть в природе, расскажу, что с этим нужно делать и как правильно спасать. Экспозиция уже сейчас красивая, привлекательная. И эта привлекательность ассоциируется с червем.


Юля уверена, что московский червь этого достоин. В России он водится в 97 разновидностях, а в столице их только 15. Но каких! Московский дождевой червь не любит дождя. Ему не нравится, когда вода заливает его жилье. Тогда он спасается на поверхности.
Входы в норки московский червь закрывает не собственными экскрементами, как любой другой, а пользуется пробками, кусками пленки и обрывками столичных газет. Московский червь сильный. Он передвигает камни, окурки, пробки от шампанского и другие грузы, крепко присасываясь к ним.
Любовь московского червя красива. В страстном брачном контакте наши червяки долго и нежно целуют друг друга, крутят головами, широко разевая и выворачивая наружу глотки, похожие на цветы.
Московский червь пластичен и невероятно чувствителен к прикосновениям. Московский червь любит лук и капусту. Жир предпочитает мясу. Также роет и ест землю.
И, наконец, самое главное. Червь сохраняет жизнь москвичу. Он умеет переваривать органику, нейтрализует органические кислоты известью из своих пищеварительных желез: перемешивает выделяемое вещество с минеральной частью почвы, обволакивает слизью и выдает маленькие водопрочные после высыхания почвенные агрегаты — основу плодородия. Если все идет по плану, то за десять лет черви перелопачивают и известкуют слой почвы в 7-10 см. И земля как новая.
Под конец разговора директор музея Юлия Саяпина сделала сенсационное признание. Юле очень хочется, чтоб музей как можно скорее покинул ее квартиру. Он должен путешествовать по конференциям, собраниям, школам, библиотекам. Чтобы была программа изучения и наблюдения за дождевыми червями. Чтоб возникло Общество друзей дождевого червя. Чтоб москвич посмотрел музей и завел себе своего червя в качестве домашнего животного.
Поэтому пока основная задача единственной смотрительницы музея Юлии Саяпиной — не дать разрушить с таким трудом созданный музей кошке Соле. Соле 14 лет. Она сиамская, бело-палевая с черной мордочкой. Голубоглазая и целеустремленная, загадочная и говорящая. На оскорбительное «брысь!» забивается в темный угол, кричит и ругается человеческим словом «сволочи!». Артикулирует правильно, с малозаметным кошачьим акцентом. Потом везде писает. Потом снова ругается. Потом опять писает.
А Юле в это время хочется стать червем. Она говорит: «У меня меняется ощущение тела. Я чувствую, как медленно и неправильно двигаются люди. А я как поползу!.. И еще мне хочется попасть внутрь червяковых ходов. Там ведь у них тоже свой город. Столица.
Москва».
ЕЛЕНА ПЕНСКАЯ
Журнал «Столица», номер 2 за 1997 год
рейтинг: 
  • Нравится
  • 1
Номер Столицы: 1997-02
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?