•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Наследство Шаляпина. Продано? Украдено?

Наследство Шаляпина. Продано? Украдено?Наследство Шаляпина. Продано? Украдено?

«Бриллианты Шаляпина» — так называлась почти детективная история, с которой примерно год назад познакомила своих читателей «Рабочая трибуна». Частное расследование писателя Александра Арцибашева касалось темной истории махинаций с наследством Федора Ивановича Шаляпина, которое завещала в дар России дочь великого певца. Напомним вкратце суть публикации. Душеприказчик Ирины Федоровны Шаляпиной-Бакшеевой П.П.Пашков должен был исполнить последнюю волю завещателя — проследить за передачей имущества в дар музеям страны, средней школе в Нижнем Новгороде, родственникам Шаляпиных, проживающим за границей. Но часть вещей пропала вообще, а часть была продана Музею музыкальной культуры имени М.И. Глинки и Всесоюзному художественно-производственному объединению имени Е.В.Вучетича.
Предоставляя сегодня слово А.АРЦИБАШЕВУ, мы далеки от того, чтобы утверждать, что по поводу этой истории не могут существовать и другие точки зрения, возможно, даже более обоснованные. Надеемся, что публикация вызовет отклики оппонентов А.Арцибашева, которые мы также готовы напечатать.


Состояние Шаляпина было огромным. Об этом можно судить уже по самому дому на Новинском бульваре (ул.Чайковского) — это большой особняк с двумя флигелями. Когда семью (жену и дочь певца) уплотнили и она переехала в двухкомнатную квартиру на Кутузовском проспекте, на новое место было взято только самое дорогое — маленькая квартирка не вместила бы всего. По свидетельству очевидцев, вещи в ней лежали штабелями, двинуться было негде. Дома у Ирины Федоровны бывали тогдашний министр культуры Демичев и его заместитель Кухарский. Они знали, какое богатство там находится. Бриллианты, которые бросали певцу на сцену состоятельные люди, множество серебряных произведений прикладного искусства... Картины Поленова, Остроу- хова, отца и сына Коровиных, Васнецова... Антикварные и мемориальные вещи — старинные иконы, посуда, скульптуры, хрустальные вазы, книги, мебель, помнившая Федора Ивановича... И тем не менее, как сказал мне Кухарский, никакого приказа по министерству о наследстве не существовало, хотя завещание уже было составлено и должностным лицам следовало бы поинтересоваться тем, что отойдет государству.
Приехав в Москву после смерти сестры (это было двенадцать лет назад), Федор Федорович и Татьяна Федоровна Шаляпины увидели, что квартира практически пуста. Все последующие годы они искали пропавшее наследство, обращались в самые разнообразные инстанции. Вот что писал Федор Федорович в апреле 1990 года:
«...Нигде в мире, ни в одной культурной стране такое безобразие случиться не может. Это было возможно только в Советской России. Так как твердых законов нет, и личность никак не защищена...

Умерла сестра Ирина. Нас вызывают в Москву принять наследство. Сестра оставила завещание и точно все указала, а также перечисляет свои драгоценности — кольца, браслеты, брошки и т.д. Приезжаем. Входим в квартиру. Совершенно пустая. «Где всё?» — спрашиваем. Ответ: «Всё в архиве!» (Мифического «архива» Шаляпины так и не нашли. — Ред.) «А мебель тоже?» Молчание. Кроме всего, и драгоценности исчезли...
Заявил о воровстве... Никакого следствия и результата» (цитируется по публикации в «Рабочей трибуне». — Н.М.).
Больше того, Шаляпины привезли в Москву для будущего музея певца его сценические костюмы, выполненные по эскизам крупных художников. Три из пяти тут же пропали.
Разве не стыдно за страну, когда читаешь далее в письме, Федора Федоровича: «...Итальянцы, которые имели какие- то дела в Москве, предупреждали: вам там или налгут, или вас обманут, или обокрадут...»

Кстати, такое положение вещей распространяется не только на иностранцев, приезжающих в Союз. Мы, живущие здесь, чувствуем это на себе ежедневно. Вот еще один маленький эпизод: долгое время мое расследование тормозилось отсутствием завещания — без него нельзя было документально доказать, что и куда собиралась передать Ирина Федоровна. Копию его, которая хранилась в нотариальной конторе № 1, затопило вместе со всем архивом, находившимся в подвале жилого дома, а не в сейфах и специально оборудованных помещениях. Сколько еще там погибло документов!
Только из моей публикации дети Шаляпина узнали о том, что Пашков долгие годы водил их за нос: продавал наследство Ирины Федоровны, а не передал его безвозмездно. Они тут же аннулировали доверенность на него и попросили меня представлять их интересы в нашей стране. Я бы никогда не взялся за это дело, поскольку это тяжело, отнимает много времени и вообще занятие не для писателя. Но Шаляпиным оказалось не к кому больше обратиться. Видя, что никому их дело не интересно, я принял предложение. И, как выяснилось, вовремя. Заявление Федора Федоровича, переправленное Прокуратурой СССР в прокуратуру Киевского района Москвы, списали в архив без разбирательства. Лишь сравнительно недавно благодаря содействию бывшего заместителя Генерального прокурора СССР И.П.Абрамова дело передали в московскую прокуратуру. Она занялась им, наконец-то нашелся юрист, увидевший в этой истории криминал. И я надеюсь, что хоть теперь что-то сдвинется с мертвой точки.
Занимаясь расследованием, готовя публикацию, посещая прокуратуру, я постоянно ощущал, что кто-то очень хочет замять дело. Это выразилось и в том, что редакция «Рабочей трибуны» не передала мне ни одного отклика на серию статей, которые выходили в течение месяца. На вопрос о письмах я получил невразумительный ответ. Но не может же быть, чтобы их не существовало!
Промолчал в ответ на публикацию и Советский фонд культуры. Я разговаривал с Г.В.Мясниковым — заместителем председателя фонда. К сказанному мной он отнесся очень прохладно.

Беседовал я и с Н.Н.Губенко, говорил о неблаговидных делах шаляпинского музея, музея имени Глинки, предупреждал о готовящейся публикации в «Рабочей трибуне». Федор Федорович тоже хотел встретиться с Николаем Николаевичем, но принял его лишь заместитель министра. И вновь никаких ответных действий. Может быть, все дело в том, что музеи — епархия министерства культуры? Не хочется копать под самих себя? Ведь при расследовании выяснились факты не только халатности музейных работников, не проверивших правомочность продажи им наследства, но и то, что все закупленное было оценено очень дешево, а это создавало прекрасные условия для кражи ценностей уже из самих музеев.
Не скрою, что моя настойчивость в обращении в прокуратуру была связана еще и с тем, что Пашков подал на меня и на «Рабочую трибуну» в суд. Причем не сразу после публикации, а спустя полгода. За причиненный ему ущерб он потребовал возмещение в 15 тысяч рублей. Думаю, полгода ему понадобилось на то, чтобы что-то прикрыть, просмотреть документацию, возможно — заменить копии проданных в музеи картин на оригиналы. А,иначе зачем ему вдруг стали нужны слайды этих картин? О них мне сообщила женщина. с работы Пашкова (так она представилась по телефону). Она сказала, что Пашков собирается в Америку и ему напечатали большой список картин, а также изготовили слайды, за которые, по ее словам, он заплатил четырехзначную сумму. Можно предположить, что Пашков растянул продажу наследства на 12 лет именно потому, что заказывал копии с вещей... Впрочем, это все пока что версии, нужна экспертиза всего поступившего в музеи, серьезное следствие, а потом уж суд квалифицирует вину всех участников этой истории.
Словом, расследование дела о пропавшем шаляпинском наследстве не закончено, в нем появляются новые детективные повороты. До установления истины еще далеко. Пока же ясно одно: теперь скорее всего бесполезно ждать даров из Рима и Америки, где живут родственники Шаляпина. Тем более, что им поступило много выгодных предложений из разных музеев мира. А ведь нам, в Россию, Федор Федорович и Ирина Федоровна готовы были отдать мемориальные ценности даром. Но, видно, наша страна в этом не очень-то нуждается...
Записала Нина МАКСАКОВА
На снимках: интерьеры квартиры И.Ф.Шаляпиной; пропавшие ценности Шаляпиных.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1991-48
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?