•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Казимера Прунскене: «Каждый народ имеет свой шанс»

Казимера Прунскене: «Каждый народ имеет свой шанс»

Казимера ПРУНСКЕНЕ - доктор экономических наук, депутат Верховного Совета Литовской Республики, бывший премьер-министр Литвы.
- Госпожа Прунскене, как-то грустно произносится это слово - «бывший» - применительно к вам, пользующейся таким авторитетом и у нас, и на Западе, к вам, к чьему мнению столь внимательно и до сего дня прислушиваются государственные мужи, экономисты и политики самого высокого ранга. Итак, ваше мнение - кто же сейчас Казимера Прунскене?
- Ну, знаете... Прежде всего я не считаю, что есть что-то грустное в словах «бывший премьер-министр». И я не чувствую ни в коей мере свое положение ущербным. Совсем нет. Скорее наоборот. я чувствую себя очень хорошо.
А если говорить о моем сегодняшнем положении, то я ведь являюсь депутатом нашего литовского парламента и самым приемлемым для себя считаю такой вот, как у меня сейчас, свободный статус. И в этом своем положении я вижу то неоспоримое преимущество, что не ощущаю в свой адрес каких-либо запретов, ограничений, которые, на мой взгляд, испытывают должностные лица

- Означает ли это, что вы в ближайшее время не собираетесь занимать какие-либо посты в государственных структурах Литвы?
- Именно так! Я полностью удовлетворена своим положением еще и в том смысле, что могу быть мобильной и свободно, например, вести любой диалог между Литвой и Востоком, Литвой и Западом, чтобы лучше подготовить новую ситуацию, которая, я убеждена ждет нас в недалеком будущем.

- Находите ли вы в этом смысле полное понимание со стороны тех, кто сегодня у власти в республике?
- Понимаете... у меня такое ощущение, что мне легче было бы сейчас договориться с человеком Литвы, например... 1993 года чем с нынешним... Но я, к сожалению, живу в 1991-м. Однако мне как экономисту уже приходится думать о том, какие произойдут в экономике процессы и как направить их в наиболее выгодное для Литвы направление. То есть мы ни в коем случае не должны застрять в стадии простого политического достижения независимости, когда она уже фактически у нас в руках. Кто-то ведь должен работать и думать дальше, правда?
Вот для этой работы и нужен мне мой нынешний довольно независимый статус. Кроме того, что я депутат литовского парламента, одновременно я исполняю обязанности члена коалиционного Совета «Форума будущего Литвы», который считает себя партнером демократического движения Советского Союза (и он тоже в свою очередь признает нас своим партнером). А движение это, мы считаем, играет сейчас очень большую роль в осуществлении реформ и стимулировании демократических процессов в рамках бывшего Советского Союза И в то же время я как частное лицо, как политик, которого приглашают западные политические сферы, хозяйственные структуры, отдельные предприниматели, представители прессы, участвую в международных процессах на довольно высоком уровне - в симпозиумах, дискуссиях, конгрессах - по вопросам создания открытой Европы. Эта тема с января является основной в моих занятиях. Дискуссии я веду, естественно, учитывая как интересы балтийских государств, так и думая одновременно о пространстве свободной Европы. Так вот, в коалиционном Совете «Форума будущего Литвы» я как раз и занимаюсь политическими и внешнеполитическими вопросами.

- Но вы еще - по крайней мере официально - народный депутат СССР?
- Нет. Я и тут уже, так сказать, «бывший» депутат, так как по нашим законам мы себя уже в прямом смысле к депутатам Союза отнести не можем. Закон не позволяет нам быть депутатами другого государства...

- Но мы с вами беседуем на Съезде народных депутатов СССР.
- Понимаю ваш вопрос. Своим участием в этом внеочередном Съезде я как бы отдаю дань коллегам, с которыми мы долгое время работали вместе и с которыми нас объединяют общедемократические ценности, в том числе совместные усилия по пресечению попытки государственного переворота, который, в частности, явился бы препятствием и к нашей независимости. Тут все взаимосвязано. Я очень рада, что приехала в Москву, так как за эти дни имела очень иного полезных встреч с такими людьми, как Шеварднадзе, Собчак, Яковлев и многими, многими другими яркими представителями демократических кругов.

- Вы сказали о партнерстве литовского и общесоюзного демократических движений. В чем вы его видите?
- Честно говоря, я считаю сейчас основной моей работой именно деятельность в демократическом движении - «Форуме будущего Литвы». Мы приняли предложение руководителей «Движения за демократические реформы» стать его партнерами. Во время путча я постоянно держала телефонную связь с Шеварднадзе и от имени всего нашего демократического движения призывала Запад не признавать путчистов в качестве партнеров на переговорах с СССР, много консультировала зарубежных политиков в отношении событий, происходящих здесь, у нас. Я вообще считаю, что сотрудничество наших двух демократических движений - Литвы и Союза - имеет большое значение как блок, как форма новых взаимоотношений для лучшего понимания друг друга, в результате чего могут возникнуть конкретные практические программы, проекты, потому что мы же никуда друг от друга в конечном итоге не денемся. Наоборот, надо надеяться, вольемся в новую, открытую Европу. Мы постоянно обмениваемся делегациями, обсуждаем программы совместных действий.
Например, 16 и 17 августа к нам приезжал Собчак для такой дискуссии, а потом он от нас, из Вильнюса - за сутки до путча! - уехал в Москву...

- А экономикой вам сейчас удается заниматься?
- Экономикой... Знаете, несмотря ни на что, все-таки удается! Вот только что я была в Германии. Главной моей целью было изучать реформы, происходящие в бывшей ГДР. Я получила важные экономические документы, встречалась там с министром, который ведет эту сферу, передала экспертам ФРГ некоторые литовские законы, чтобы они дали нам свои соображения или, может быть, замечания по этим законам. Намечена крупная дискуссия в Литве с участием ведущих немецких экономистов. Конечно, продолжаю изучать проблемы структуры хозяйства, а также возможность привлечения западных инвесторов в литовскую экономику.

- А как вы относитесь к идее сосуществования экономики Литвы в рамках единого экономического пространства с бывшими союзными республиками бывшего СССР? Известно, что вы всегда были приверженцем гибкой экономической политики в отношении Союза.
- Да, вы правы. Но, знаете, механизм нашего выхода из СССР означал для нас принятие решений независимо от центральных властей, то есть самостоятельных действий по всем вопросам, в том числе и экономическим. Но это не исключает торговых соглашений и вообще экономического сотрудничества между Литвой и СССР, совместных проектов, которые были бы выгодны для обеих сторон. Что ж тут плохого? Поэтому я не хочу, чтобы меня неправильно поняли, как часто у нас в республике это делают, причем искусственно искажая мои взгляды: мол, Прунскене призывает к сохранению в Литве союзных предприятий. Нет. Я не призываю к сохранению у нас предприятий союзного подчинения, но этот вопрос должен же решиться каким-то образом. Мы не претендуем, например, на БАМ или на отдельный уголок Съезда... Но в то же время это означает: с тем, что находится в Литве, нельзя поступить никак иначе, кроме как признать имуществом, принадлежащим Литве, И рано или поздно так, конечно, и будет. Другое дело, что процесс становления новых хозяйственных единиц может включать в себя сотрудничество как с западными, так и с восточными партнерами, а иногда, быть может, с теми и другими одновременно, т.е. некое трехстороннее сотрудничество. Если мы будем смотреть на это сотрудничество трезво, с точки зрения взаимных практических выгод, то все получится цивилизованно и эффективно. Без насильственных решений, без давления из какого-то отдаленного Центра.. Так, как было до сих пор.

- И все же, госпожа Прунскене, будет ли Литва, по вашему мнению, принимать участие, скажем, в Межреспубликанском экономическом комитете либо в какой-нибудь иной форме в общем экономическом процессе страны?

- Я думаю, что даже сейчас, когда государственная независимость Литвы официально признана, предстоит еще создать структуры, закрепляющие это признание на практике. До тех пор, пока это не будет для Литвы реальностью, вряд ли возможно какое-либо участие нашей республики в создаваемых после внеочередного 5-го Съезда структурах и органах. Потому что, жить-то нам придется по соседству с этими новыми структурами, а не с бывшими, уходящими как бы вместе с уходящим Союзом, верно? Поэтому я считаю, что на ваш вопрос можно было бы ответить в принципе позитивно, но при условии, что нам сначала надо обрести полное признание со стороны СССР (на правовой основе) независимости, а потом уже вместе обсуждать вопросы взаимоотношений. Насколько я знаю сегодняшнюю ситуацию в Литве и по причине того, что там сейчас у власти стоят сугубо правые силы...

- Извините, что перебиваю, но вы сказали «правые»? Не «левые»?
- ... ну... у вас здесь почему-то считается наоборот - левые. А мы их считаем правыми, то есть сугубо радикальными силами. Так вот, поскольку их лозунги сегодня созвучны настроениям большинства населения республики, то сегодня - до полного предоставления независимости - даже ставить вопрос о каком-то участии Литвы в создаваемых (хотя, может быть, и совершенно правильных с экономической точки зрения) структурах СССР было бы просто-напросто нереально. Общественное мнение Литовской Республики сегодня этого не примет. Это будет воспринято им просто как вызов по отношению к тому, в чем Литва уже прочно определилась. Но когда независимость Литвы станет свершившимся фактом (не хрупким, а вполне устоявшимся) и когда мы станем в Европейском экономическом сообществе ассоциированным членом (что уже вполне реально обсуждается), когда мы уже точно будем знать, что мы выиграем, а что проиграем при тех или иных вариантах своего статуса, тогда вопрос о нашем статусе в единой экономике нового Союза - будь то статус наблюдателя, или ассоциированного члена, или какой-то иной - уже можно обсуждать. То есть обсуждать все это для нас возможно только в состоянии, так сказать, нашей полноценности, не боясь потерять добытую с таким трудом независимость. Но в любом случае это должно отвечать настроениям нашего населения, общественному мнению Литовской Республики.

- Но известно, что общественное мнение формируется в большой степени и теми, кто у власти. И вы тоже можете на него как-то повлиять, не так ли?
- Не совсем так. Знаете... я же сейчас не у власти. Конечно, вы правы, что в принципе лидеры очень влияют на настроения населения. И поскольку в настоящее время лидерство в Литве почти оккупировано и монополизировано теми самыми «правыми» (по-вашему - «левыми») силами, которые довольно агрессивны по отношению к любому иному мнению, то сейчас, я считаю, самая неблагоприятная ситуация для такого рода обсуждений и дискуссий. Поэтому, я думаю, этот вопрос должен быть всесторонне обсужден внутри самой Литвы, да и то не ранее чем через несколько месяцев. Тогда, вероятно, будет уже подготовлена в достаточной степени психологическая почва для спокойного принятия тех или иных решений - об участии либо неучастии Литвы в общих экономических структурах. Сейчас же, как я могу наблюдать, население нашей республики в первую очередь отдает предпочтение лишь национально-политическим интересам и пока, может быть, оно не в состоянии посмотреть на проблему, так сказать, глубже, заглянуть в суть ее, то есть в чисто практических интересах.

- То есть подумать просто-напросто о том, что оно будет кушать, да?
- Точнее - насколько выгодно оно будет кушать... Кушать-то мы, я думаю, в конечном итоге что-то будем, с голоду все-таки не помрем, но вот как это сделать выгоднее -- в этом наша экономическая проблема

- Вы находитесь в оппозиции к правящему крылу в вашей республике?
- В определенной степени да.

- Насколько влиятельна эта ваша оппозиция на общественное мнение и на парламент?
- Я считаю, она станет более влиятельной, когда вопрос о независимости будет уже окончательно для нас решен, и тогда мои аргументы в пользу более гибкого поведения в отношении Востока, Советского Союза не будут восприниматься как «опасность для Литвы», на чем очень часто спекулируют наши республиканские власти сейчас. И тогда уже придется говорить о совершенно конкретных вещах, которые я всегда имею в виду, будучи экономистом.

- Вернемся чуть назад, в то время, когда вы, госпожа Прунскене, были у власти, являясь премьер-министром. Что внедрено в Литве из того, что вы предлагали по экономической программе?
- По крайней мере разработано много законов и делаются реальные шаги по пути приватизации нашего хозяйства. Уже сама собой решается проблема независимости нашего хозяйства от центральных властей. Есть несколько вопросов, находящихся, так сказать, на пол-пути к решению. Например, введение собственной валюты как признак, как составляющая часть независимого государства. Это долгое время сдерживалось трудностями ввоза-вывоза, отсутствием гарантии ввоза самих денежных знаков и даже оккупацией, т.е. занятием насильственным путем наших банковских структур и так далее. Но сейчас все эти трудности позади, и мы надеемся, что в ближайшее время это будет сделано.

- Целесообразность этого шага для вас как экономиста уже совершенно определена?
- Понимаете, даже если бы экономические аргументы говорили в пользу того, чтобы быть еще некоторое время в общей денежной системе, просто психологически и политически мы, Литва, перешли уже ту границу, когда это уже должно быть осуществлено. Другое дело, что, прежде чем вводить свою валюту, нам надо еще раз внимательно рассмотреть позитивные и негативные стороны этого мероприятия. В частности, и с учетом того обстоятельства, что мы намерены, о чем я уже говорила, в качестве ассоциированного члена войти в ЕЭС. И значит, мы наши валютные проблемы не можем уже рассматривать обособленно, не учитывая в том числе и интересов стран ЕЭС. Однако сейчас это для нас вопрос не только экономический, но и политический.

- Что конкретно, на ваш взгляд, надо будет вам предпринять для вхождения в ЕЭС?
- Я думаю, что нам, во-первых, придется привлечь ЕЭС к экспертизе и анализу нашей экономической модели, чтобы использовать западный опыт и одновременно учесть нашу сегодняшнюю ситуацию в экономике. В этой связи я как раз и занимаюсь изучением реформ в бывшей ГДР. Их опыт может быть удачно использован и в нашей экономике. С другой стороны, если само Европейское сообщество видит в нас ассоциированных членов, то и оно будет на нас смотреть уже тоже не со стороны, а как бы с прямым интересом создать модель, подходящую для будущего сотрудничества, то есть со стремлением иметь в нашем лице партнера, который будет работать как своеобразный мост между Востоком и Западом в новом экономическом пространстве. Значит, здесь нам придется искать приемлемые компромиссы между нашими намерениями, принципиальной позицией в части независимости и, с другой стороны, интересами наших будущих партнеров. А нам, Литве, придется эти компромиссы искать, как вы понимаете, не только на Западе, но и на Востоке...

- А вы уверены, что у Европы есть встречный экономический интерес к тому, чтобы Литва интегрировалась в общеевропейскую экономику?
- Да. Уверенность моя подкреплена тем, что за последний год, то есть уже даже не являясь премьер-министром, я имела прямое отношение к развитию этого европейского интереса к нам. Я очень подробно осведомлена о проектах и намерениях Европы по отношению к нам. Кроме всего прочего, я знаю, как на этот процесс смотрят другие бывшие союзные республики, отбирающие компетенцию у бывших центральных властей, как они смотрят в нашу сторону. Например, я имела длительную беседу с господином Назарбаевым и знаю теперь, в чем заключается интерес Казахстана относительно государств Балтии, в чем - наш к нему интерес. В частности, мы пришли к выводу, что наши интересы могут быть на определенное время удовлетворены через трехсторонние проекты «Казахстан - Литва - западные предприниматели». А если говорить о наших двусторонних отношениях с Западом, то тут весьма эффективной может оказаться наша сельскохозяйственная сырьевая база.

- Но ведь известно, что западный рынок уже и так сильно перегружен сельскохозяйственной продукцией...
- Правильно, перегружен. И тем не менее конкретный партнер, скажем, из сферы переработки сельхозпродукции, думает ведь о своей прибыли. Он думает не о балансе «Общего рынка» и других высоких материях. У него есть желание за счет, допустим, более дешевой рабочей силы получить у нас более (дешевую продукцию, а это совсем уже другое, верно? Это уже не глобальные экономические размышления и схемы, а конкретная сделка вполне конкретного предпринимателя, для которого выгодно именно то, что он сам решил предпринять. Каждая земля, каждый народ имеет свой шанс. Если исчезают какие-то искусственные ограничения, то каждый находит свой шанс!

- И последнее, госпожа Прунскене. Скажите, удовлетворены ли вы - политик, народный избранник, экономист - тем, что ваши идеи, провозглашенные еще на первом Съезде в 1989 году, наконец сейчас воплощаются в жизнь?
- Ну, конечно. Удовлетворена в том смысле, что основное препятствие - противостояние процессу суверенизации со стороны бывшего Советского Союза - отпадает сегодня. Что бывшие республики, даже члены будущего Союза, или федерации, или конфедерации, или чего-то еще, имеют похожие интересы, а это значит, что партнеры будут и впредь друг друга поддерживать, и хотя, по-моему, этот процесс будет проходить уже в совсем ином качестве, чем добивались мы в свое время, я рада, что нашим движением открыта, может быть, дверь для такого позитивного процесса. То есть мы, Балтия, как-то помогли ему. В этом, разумеется, есть определенное удовлетворение.
Григорий КРОШИН
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1991-39
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?