•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Замерзнем, вымерзнем или выживем

На этот вопрос не в состоянии ответить сегодня ни один специалист. Зато все пугают холодом.
Вот и вспомнились послевоенные популярные куплеты:

Мама, мама, что мы будем делать,
Когда настанут злые холода -
У тебя нет теплого платочка,
У меня нет зимнего пальта.


Правда, пальто сейчас наверняка у каждого имеется, от дома до работы добежать можно. Но как быть, если и в квартирах, и на службе столбик термометра не будет подниматься выше 5-10 градусов? Ведь именно так представляется холод городскому жителю, когда с мороза попадаешь опять в «мороз». А тут еще синоптики нагоняют страху, предсказывают, что нынешняя зима будет не такой мягкой, как прошлая. Так переживем ли мы ее? Ведь тепло не консервы, впрок не запасешься.
Судите сами - еще пару лет назад нефти и газа мы добывали 624 миллиона тонн. И этого хватало впритык, чтобы обогреться и не в самые холодные зимы. В 1991 году мы едва ли добудем 520 миллионов тонн. На сто миллионов меньше! Добыча угля за эти же два года сократилась на одну пятую. Впервые не ожидается прироста в добыче газа и выработке электроэнергии. Более того, и здесь заметна тенденция к спаду. Резерв мощностей в единой энергетической системе уже не единого Союза сократился до трех-четырех процентов. Это в несколько
раз меньше норматива, который позволяет свободно маневрировать мощностями. Например, перебрасывать электроэнергию из хорошо обеспеченных районов туда, где ее не хватает. И наконец, последняя цифра - из минувшей зимы народное хозяйство вышло с меньшими запасами топливных ресурсов, чем из предыдущей. Вроде бы надеяться не на что, впору буржуйку добывать, дрова в коридоре складывать. Но парадокс в том и состоит, что цифры эти НИ О ЧЕМ НЕ ГОВОРЯТ.
Замерзнем, вымерзнем или выживем


Специалисты, готовившие недавно аналитическую справку о состоянии топливно-энергетических ресурсов для президентов - союзного и российского, - так и заявили мне: цифры можно считать официальными, но они не достоверны. Где же тогда взять достоверные? А негде. Сведения, полученные во времена единого Союза, поныне кочуют из одного доклада в другой, хотя реалий не отражают. И все споры - будет холод или нет - строятся именно на этих, явно устаревших данных.
Отчего же нет цифр, отражающих реальное положение дел? Да оттого, что хаос, охвативший общество, не обошел стороной и статистику, и те ведомства, которые прежде исправно сообщали - какими энергоресурсами и в каком количестве мы располагаем.

- Вы знаете, что автотранспорт в нашей стране сжигает почти вдвое больше бензина, чем его производят на нефтеперерабатывающих заводах? - ошеломил меня вопросом опытный энергетик. (Он один из тех, кто пишет справки для президентов. Но ссылаться на себя запретил. Вот так и живем после 19 августа.)
- Помилуйте, - пытался я возразить ему, - ведь бензин не самогон, его гнать на любой кухне не станешь!
- Наивно рассуждаете. Можно поменять режим транспортировки газа, и в трубах осядет конденсат. В сущности это бензин, только низкого качества. Его подмешивают к обычному, излишки продают налево. Уверяю, если тут копнуть, получится дело не менее громкое, чем «хлопковое».


Это лишь один пример того, как часть, и немалая, энергоресурсов через теневые структуры уплывает в неизвестном направлении. Оказывается, их крадут так же, как все и вся в родном Отечестве. Могут отцепить пару вагонов с углем и продать в какой-нибудь станице, где уже, кстати, напуганы холодом. Через биржи теперь легко реализовать топливо, украденное с производства. Никто не проверяет, откуда товар. Проще говоря, «черный» рынок черных ресурсов действует, набирает обороты, но ресурсы эти никто и нигде не учитывает. Хотя в конце концов они доберутся до наших домов, но по другим ценам.
Объяснять читателю, куда смотрят правоохранительные органы, нет нужды - все и так знают, что им не до этого. Добавьте к подобным махинациям элементарное разгильдяйство, скверный учет и почти полное отсутствие контроля, и вы поймете - почему сами специалисты скептически относятся к статистике. Все тот же анонимный эксперт мне прямо заявил - НЕ ВЕРЮ в падение производства. К тому же на некоторых предприятиях запасов топлива хватит года на два, а на других - шаром покати. Но понять, кто чем богат, возможен ли маневр энергоресурсами, крайне трудно. Административных способов контроля уже нет, экономических - еще нет. Зато есть свежие сведения - некоторые предприятия намеренно сдерживают добычу топлива, чтобы взвинтить цены на него.
Тем не менее выход уже найден. Точнее, разработана стратегия - как следует поступить, если энергии не хватит, а холода все-таки грянут. Если зима будет сносной, то промышленным предприятиям ограничат отпуск энергии на 10-15 процентов, если лютой - то на 15-20. Короче, придется топить и освещать жилье, школы, детские сады, как и прежде, а вот предприятия поочередно отключать. Понятно - это горькая неизбежность, это - очередной спад производства, но другого не дано. Руководители страны должны твердо и определенно сказать людям,' что не допустят пониженного потребления энергии в социальной сфере, а в производственной придется затянуть энергетический ремень.

Разумеется, нет необходимости отключать все фабрики и заводы без разбору - надо будет учитывать и энергоемкость производства, и значение продукции для народного хозяйства Но, право же, есть вещи, которые и вообще выгоднее не выпускать - от этого все только выиграют. И, конечно, необходимо разработать систему компенсационных выплат трудящимся, потеряющим в заработке из-за вынужденных простоев. Поэтому в республиках надо немедленно разработать режимы ограничения для различных ситуаций и разных регионов. Тогда - перезимуем. С потерями, возможно, большими, но до весны доживем.


А следующим летом опять начнем гадать - замерзнем или вымерзнем? Наш топливно-энергетический комплекс изнурен до чрезвычайности. Известно это всем руководителям высшего ранга. Вот лишь две, на этот раз достоверные, цифры - две трети нефтеперерабатывающего оборудования устарело, его нужно модернизировать, а то и просто менять. Почти треть энергетического оборудования отработало свой расчетный ресурс. Комплекс еще стоит на ногах, но уже едва ковыляет и спотыкается, как загнанная кляча. Ему нужны крупные инвестиции - по некоторым оценкам, более 40 миллиардов рублей. Нужны серьезные реформы, которые дали бы возможность войти в новый год с иной системой управления. Нужна программа поэтапного перехода к мировому уровню цен и многое другое. Но это уже тема отдельного разговора. Нет резона, говоря о труднейших проблемах, бежать галопом по Европам. Но убежден надо напоминать и напоминать - если мы не вытащим из ямы топливно-энергетический комплекс, мы никогда и ничего не сделаем в экономике.
Герман ЛОМАНОВ
Фото Г. Бодрова
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1991-38
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?