•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Заграница нас подкормит, но очередей за молоком и хлебом не избежать. А за мясом они и так всегда были

Как Валентин Сергеевич чуть не переплюнул Николая Ивановича

За три дня до сенсационного выступления Рыжкова по телевидению (когда премьер задолго до повышения цен обосновал, почему они должны быть немедленно повышены) в пресс-центре МИД Абалкин, Янаев и Маслюков отвечали на вопросы журналистов.

- Леонид Иванович, - обратилась одна журналистка к Абалкину, - а вы не опасаетесь, что после публичного выступления премьера люди ринутся в магазины и скупят последние товары?
- Чисто женский вопрос, - рассмеялся идеолог экономической реформы.
Спустя три дня магазины были в прямом смысле слова опустошены. Хватали все подряд: макароны, муку, крупу, соль, спички... Раскупив продовольствие, жители переключились на промтовары - начали запасаться мылом, стиральными порошками, чулками-носками, топорами...
По данным Института потребительского рынка и маркетинга, ажиотажный спрос обошелся государству в 40 миллиардов рублей. (Счет бы Николаю Ивановичу предъявить.) Институт проводил в это время многочисленные социологические исследования по поводу ажиотажа покупок и однажды предложил «паникерам» самостоятельно оценить свои запасы. Заметьте, людям было предложено определить излишки, исходя не из абстрактных, как у нас говорят, научно обоснованных норм, а из соображений здравого смысла. Получилось, что у среднего покупателя чая дома вдвое больше, чем требуется, сахара - в два с половиной раза, рыбных и мясных консервов - в два раза больше. Мука, крупы, макароны приобретены на год вперед.
Анатолий Комин, тогда еще зампред Госкомцен СССР, прокомментировал ситуацию так: «Я предупреждал Рыжкова, что делать доклад нельзя. Потребительский рынок будет разрушен вмиг и до основания. А Николай Иванович настаивал - с народом надо быть честным...»
К чему, казалось бы, вспоминать эти события. Положение хоть на время, да стабилизировалось: появились макароны, крупы, мука без очереди. Но все это могло повториться вновь, и паника обошлась бы уже не в 40 миллиардов, а в 100 и более: цены-то новые. С середины лета бывший премьер Павлов начал настаивать на чрезвычайных мерах, обосновывая их необходимость надвигающейся разрухой, холодом, а главное - голодом. За несколько дней до 19 августа на пресс-конференции Валентин Сергеевич уже открыто стращал голодом. Правда, на вопрос - как будет выглядеть этот голод? - Павлов не ответил. Но изо дня в день повторял - голод, голод, голод... На широкую аудиторию, как Николай Иванович, он, слава богу, не вышел. Где-то промелькнули короткие сообщения, и граждане еще не успели проникнуться надвигающейся катастрофой. И как сразу поверить - в отличие от честного предшественника этот премьер, случалось, обманывал. Но в сознании где-то отложилось - голод возможен.
Теперь вроде бы стращать незачем, и пора спокойно разобраться - как на самом деле складывается ситуация с продовольствием? Прежде чем приводить цифры, надо честно признать - голодать мы начали не в последние годы. Магазины российских городов десять лет назад были так же пусты, как сейчас. «Колбасные» электрички в Москву - изобретение отнюдь не перестроечное. А на Украине, например, как покупали мясо на рынке, так и покупают по сей день. И оно даже сегодня по карману человеку со средними доходами. В разных республиках, областях и городах продовольственный кризис имеет совершенно разные очертания и глубину. И некорректно рассуждать о голоде, словно об Эпидемии холеры, которая валит с ног всех без разбору. К тому же статистика еще не научилась учитывать, сколько продуктов жители заготавливают на зиму сами, с личных огородов. Там ведь и кур разводят, и кроликов, и коз. Любопытный факт. социологи опрашивали в сентябре москвичей - как они представляют голод? Большинство участников опроса ответили: «Как в войну». Но на вопрос: «Допускают ли такое положение этой зимой?» - все только улыбались: «Нет, конечно!» Вот так: нас пугают, а нам не страшно.

ПОЧТИ ОФИЦИАЛЬНАЯ ХРОНИКА


В январе президент СССР утверждает Программу неотложных мер по улучшению продовольственного положения страны. Она рассчитана на один 1991 год. Цель - не допустить спада производства и душевого потребления продуктов питания. Выпуск продовольствия предполагалось увеличить на 10-11 миллиардов рублей (в розничных ценах 1990 года), а поставки в торговую сеть поднять на шесть-семь процентов.
Все союзные республики подписали соглашение, касающееся поставок продовольствия и сельскохозяйственного сырья. В документе были четко определены обязанности Союза ССР, с одной стороны, и союзных республик - с другой. Предусматривалось, в частности, что при недопоставке продукции виновная сторона уплачивает штраф в размере 50 процентов от ее стоимости. Но оплата штрафа не освобождала от самой поставки. И все-таки анархии в продовольственном снабжении избежать не удалось.
Пришла весна, и опасения - не будет ли сорвана посевная кампания - чуть не оправдались. В новый хозяйственный сезон колхозы и совхозы вступили ослабленными. В цифрах это выглядело так - тракторов они недополучили 63 тысячи, грузовиков - 29 тысяч, минеральных удобрений - почти на пять миллионов тонн, средств защиты растений более чем на 20 тысяч тонн и тому подобное... Вдобавок расцвел дикий бартер. С колхозов и совхозов промышленные предприятия стали, образно говоря, драть три шкуры вместо одной.
В апреле Верховный Совет СССР принимает постановление «О положении дел в сельском хозяйстве и неотложных мерах по подготовке к полевым работам». Президент СССР вдогонку издает Указ «О неотложных мерах в сельском хозяйстве». Поднажали, скомандовали, и ...помогло. Посевную провели. Погода, в основном, была благоприятной. «Подгорели» лишь некоторые районы Сибири, Урала, Среднего Поволжья, Северного Кавказа. Но до засухи не дошло. А то было бы на что свалить.

ЗЕМЛЮ - КРЕСТЬЯНАМ?


Прежде чем перейти от посевной к дням нынешним, позволю короткое отступление. Попробую проанализировать события последних лет. Ведь многие убеждены - еще недавно так плохо не было, значит, хозяйствовали лучше?
Чтобы хоть как-то простимулировать развитие села, в конце 1985 года в стране была проведена перестройка системы управления отраслями агропромышленного комплекса. И вроде бы даже появились результаты. В этом, по крайней мере, уверяют статистики. С 1986 по 1989 год увеличение производства мяса и молока составляло десять процентов! Ежегодно! Именно в это время зародились коллективный и семейный подряды, внутрихозяйственный расчет.
В начале 1989 года решено было коренным образом изменить экономические отношения в деревне. (Но земли крестьянам не давать.) Впервые у колхозника появилась возможность стать фермером. И за два года, преодолевая колоссальное сопротивление колхозных и совхозных аппаратчиков, все-таки было создано примерно 70 тысяч фермерских хозяйств. Много это или мало? Ничтожное количество. Вдобавок фермеры подчас вели борьбу за существование, а не работали. Поэтому перелома не произошло. По оценкам экономистов, в 1990 году неудовлетворенный спрос на продукты питания составил примерно 40 миллиардов рублей. А продано было продуктов на 136 миллиардов. Но, заметьте, никто с высоких трибун голодом не пугал. Нас вообще тогда не пугали, мы сами всего боялись.
Главная причина провала сельского хозяйства известна, давно, с семнадцатого года, -- крестьянин отчужден от земли. Вопреки историческому лозунгу он ее по сей день не получил. А тут еще нерациональная плановая и ценовая политика на протяжении семи десятилетий... Сельское хозяйство страдало и от административно-командных методов управления, и от монополизма производителей средств производства, и от заготовителей, от торговли тоже. А раньше крестьянин маялся разве что от непогоды да от ленивого помещика, когда такой попадался. Отсутствие здоровой конкуренции привело к безудержному росту затрат и низкому качеству продукции.
Отставание сельского хозяйства от мирового уровня по урожайности полей и продуктивное животноводства стало рекордным. Комплексной механизацией не охвачена ни одна подотрасль. Энергоемкость конечного продукта в полтора-два с половиной раза выше, чем в развитых государствах Созданная система машин для комплексной механизации производства и переработки продукции освоена промышленностью лишь на две трети. Поэтому вручную выполняется более трехсот технологических операций, на которых занято 12 миллионов человек. А это приводит к потерям .25-30 процентов зерна, 40-45 процентов картофеля и овощей. И даже то, что вырастили и собрали, тоже используется неразумно. Отсюда крайне скудный ассортимент. Он в десятки раз меньше, чем в развитых странах. Все эти перекосы рано или поздно должны были сработать. И они сработали сейчас.

ТАК БУДЕТ ЕДА ИЛИ НЕТ?


Вопрос почти из анекдота. Но задают его сегодня совершенно серьезно. Статистические сводки показывают - на грани срыва торговля сахаром, растительным маслом, маргарином... В Тверской области, например, уже несколько месяцев не выдают талоны на сливочное масло - масла нет. Хуже стало со снабжением молочными продуктами. Предприятия агропромышленного комплекса произвели в январе-июне продовольственных товаров почти на десять процентов меньше, чем за такой же период прошлого года. Сократились государственные закупки молока, скота, птицы в среднем на 13 процентов. Валовой сбор зерна, по оценкам специалистов, ожидается на уровне 180 миллионов тонн - на 38 миллионов меньше, чем в прошлый, урожайный, год. Зато сахарной свеклы, овощей, подсолнечника должно быть не меньше. Не все благополучно с импортом. Из запланированных в первое полугодие закупок на сумму семь миллиардов рублей завезено лишь на три.
Понимаю, миллиарды, миллионы тонн мало о чем говорят покупателям. Поэтому попытаюсь обрисовать ситуацию в более осязаемых цифрах В последние годы среднедушевое потребление мяса составляло 67 килограммов. Конечно, не каждая душа столько съедала за год, но в среднем это было примерно так. Если заготовки мяса снизятся на полтора 'миллиона тонн, как обещают, то среднестатистическая душа съест не 67 килограммов, а 62. Аналогичные расчеты сделаны по всем видам продуктов. Допустим, в прошлом году мы ели 13 яиц в неделю, в этом обойдемся дюжиной. Молока выпивали десять литров в месяц, теперь выпьем около восьми с половиной. Каждая семья в состоянии сама сделать расчет на ближайшее время - для этого нужно отнять от прошлогоднего набора продуктов примерно десятую часть. Судя по всему, именно это пропитание экс-премьер называл голодным.
Так что еда будет. Правда, повторяю, в меньшем по сравнению с прошлым годом количестве. Зато существенно возрастет продовольственная помощь с Запада. Уже названы конкретные суммы, отправлены первые контейнеры. Добавьте сюда такой немаловажный факт, как конец двоевластия. Ни райкомы, ни крайкомы уже не будут вмешиваться в продовольственное снабжение (или неснабжение). Плюс урожай с бурно развившихся за год огородно-дачных хозяйств. Подводя итог, можно предположить - зима будет примерно такой же «голодной», как и минувшая. Так что переживем.
Евгений СОСИН
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1991-38
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?