•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Илья Заславский: «Система, которую они защищали, была дерьмом»

Илья Заславский

Илья Заславский. Народный депутат СССР и Октябрьского райсовета Москвы. Член Межрегиональной депутатской группы. Полномочный представитель мэра города Москвы.

- Итак, правый путч позади. Кажется, последние полтора-два года все - по крайней мере публицисты и политики - только и муссировали тему переворота: будет - не будет, возможно в принципе - невозможно, кто его вероятный инициатор?.. Илья Иосифович, как вы восприняли известие о начале путча? Было ли оно для вас неожиданным? Не предвещало ли что-нибудь подобное, скажем, накануне?
- Накануне - точно нет! Знаете, самое удивительное - то, что тот день, 18 августа, воскресенье, я вспоминаю как один из глубоко мирных дней, которых за всю мою депутатскую жизнь у меня было, может быть, всего-то пять или шесть, не больше. С самого утра я решил навестить свою маленькую дочь, что делал в последнее время, каюсь, нечасто. Она в эти дни отдыхала за городом, и меня просто каким-то магнитом потянуло туда. Вообще день этот для меня оказался абсолютно нетипичным: в этой всегдашней, плотно забитой заседаниями, переговорами, встречами, бумагами суматохе - непривычно тихим. Позвонил одному нашему бывшему исполкомовцу, договорился о встрече... Набрал номер Киры* Прошутинской, из авторского ТВ, выразил ей свое расположение, сказал всякие хорошие слова, а она мне говорит. «А ты знаешь, Илюша, уезжаем завтра отдыхать, а сегодня мы устраиваем перманентный прощальный обед с утра до вечера, приезжай!» Сказал, что вот съезжу к ребенку, а оттуда - к вам.
То есть это был тот редчайший день, когда я не занимался никакой политикой, никакими общественными делами, уникально спокойный день... Все так и получилось: съездили с женой к ребенку, потом заскочили к Кире, а по дороге домой встретились с тем самым бывшим исполкомовцем, переговорили с ним в машине. И вот его лицо, как вскоре выяснилось, было последним мирным лицом, которое я видел в то воскресенье, 18 августа...
А наутро... Знаете, до этого в течение нескольких дней мне ни разу не удавалось как следует выспаться, так как почти каждый раз около половины восьмого раздавался какой-то дурацкий телефонный звонок, приходилось вскакивать, брать трубку и т.д. И в это утро, представьте, в то же самое время опять раздался нелепый телефонный звонок, но на этот раз я твердо решил: не буду брать трубку. Буду спать. Не хочу подходить... А он все звонит и звонит, как назло! Спросонья подхожу, снимаю трубку с единственной целью отругать звонившего, но...
- Илья Иосифович, - очень хладнокровно, как только он это умеет, говорит в трубку Дмитрий Иванович Катаев, депутат Моссовета, в прошлом координатор моей выборной кампании. - Военный переворот...
- Какой еще переворот?! Где?
- У нас, Илья Иосифович, где же еще. Включите телевизор.
Включаю. А там - муть какая-то: мы, мол, решили взять власть, чтобы предотвратить анархию в стране, и прочее. Список фамилий меня, мягко говоря, не вдохновил. И сам собой возник вопрос - что делать?.. Еще звонок: активист нашего движения, «ДемРоссии», предлагает срочно ехать к Попову, а оттуда - на радио «Эхо Москвы», чтоб призвать народ к неповиновению. Ну, как же, думаю, жди-дожидайся. Попов наверняка уже арестован, радио, естественно, закрыто, а за мной еще просто не успели прийти. Поэтому на «Эхо Москвы» решил не ехать, до Попова не дозвонился А когда стали один за другим раздаваться звонки от нашего актива, я стал диктовать им директивы о призыве всех трудящихся-москвичей к забастовке. Это первое и самое естественное, что пришло мне в голову. Я еще не знал, что происходит в «Белом доме», где Ельцин, на свободе ли он...
Пытаюсь вызвать машину, как обычно, из гаража Верховного Совета, чтобы срочно ехать в «Белый дом», машин, оказывается, нет... Звоню своему знакомому, медику (звоню, естественно, не со своего, а с другого телефона, чтоб его не подводить), прошу немедленно приехать. А он, разумеется, еще спит, ничего не понимает: «А что случилось-то?» Я ему так конспиративно, прямо как в плохом детективе: «Дело в том, что заболел главный начальник»... Ну, он, как я узнал потом, решил, что заболел Гавриил Харитонович Попов и надо его срочно лечить. Поэтому, чертыхаясь, отправился в душ, а потом уже, узнав по радио о перевороте, тут же прикатил ко мне. Пока он ехал, я набрал номер «Эха Москвы», так, на всякий случай, просто чтобы узнать, что там происходит. Было это в 8.05, услышав, что буквально до 8.00 они были в эфире, я стал проклинать себя за такой досадный «прокол»: вместо того, чтобы давать эти директивы по телефону, я ж мог, оказывается, выйти в прямой эфир!..
Тем временем подъехал медик, я забрал с собой из дома компьютерные диски (не хватало еще, чтоб они попали в руки путчистов), мы вывезли их в относительно безопасное место. Узнаем, что по Ленинскому проспекту нельзя проехать: он перекрыт, идут, дескать, воинские колонны. То ли вранье, то ли правда, пока неизвестно... Делаю тогда глупейшую вещь: звоню из автомата в гараж Моссовета, прошу машину, и она.. приезжает! На этой машине мы благополучно прорываемся в «Белый дом». И первое, что я вижу: у «Белого дома» стоят иностранные машины с флажками посольств: значит, думаю, Ельцин жив. Уже огромное облегчение и моральная поддержка Разумеется, все понимают, что это единственный сейчас человек, способный повлиять на общественное мнение. Так начались эти три дня и три ночи... И все это время рядом со мной была Алла, моя жена.

- И все же - насколько неожиданным был путч? Для вас лично?
- Расскажу вам одну совершенно иррациональную историю. За несколько дней до 19 августа я давал интервью моему старому знакомому, журналисту Владимиру Станцо. На прощание уже, выключая магнитофон, Станцо говорит: «Слушай, а вот интересно, как ты себя будешь вести, если, не дай Бог, в стране случится переворот и к власти придут Лукьянов, Янаев, Крючков, Павлов?»... То есть, представляете, называет поименно всю эту компанию! А я ему отвечаю: «Ну, Владимир Витальевич, ты ж понимаешь, что это просто смешно: они же страну не накормят! Лукьянов, конечно, враг, но умный же человек. Крючков тоже враг, и тоже умный... Они же не могут пойти на такую заведомую глупость!»
И тут - на тебе! Все наяву: у власти, как и перечислено, - те самые Янаев, Крючков, Пуго... Ну и еще Стародубцев! Мой друг Станцо этого предсказать не мог, и я, признаться, тоже. А вот Олега Бакланова, конечно, предсказать вполне можно было бы...
Так что путч неожиданным назвать нельзя. Взрыв просто не м о г не произойти! Либо взрыв справа, либо взрыв неуправляемых масс слева, либо обязан был измениться Горбачев: нельзя было постоянно искать компромисс, пытаться совместить две несовместимые системы. Это реально приводило к совершенно трагическим событиям. Это не могло длиться вечно. Переживаемое нами время было какой-то естественной стадией (и, может быть, разумной) перехода от коммунизма к капитализму, но, когда ситуация оказалась такой подвешенной, это рано или поздно должно было кончиться катастрофой. Как в случае с космическим кораблем, который висит над землей, не взлетает и не садится. Либо двигатель взорвется от перегрева, либо горючее кончится, он упадет и разобьется. Это понимали и левые, и правые. И последние по-своему были правы и логичны, когда устроили этот путч: они пришли к выводу, что административная система, модифицируемая Горбачевым, априори работать не может. Просто не способна. Впереди - гибель и хаос. Значит, выбор у них был один: либо переходить к другой системе, что было для них принципиально неприемлемым, либо попытаться сохранить прежнюю. Они сыграли свою карту. И - проиграли. Слава Богу!
Потому что система, которую они защищали, была дерьмом.. Потому что она сама по себе разваливалась и не могла накормить страну. Если бы ее удалось восстановить, страна бы рассыпалась и нам уже грозила просто-напросто утрата национальной независимости. Но, повторюсь, по-своему, с позиции своей идеологии, они были правы. Они поступили логично. Это Горбачев поступал нелогично, говоря, с одной стороны, о социалистическом выборе и коммунистической перспективе, а с другой - о всех этих рыночных вкладышах в старую систему. Это же несовместимо! Либо - туда, либо - сюда. Третьего действительно не дано.

- То, что сейчас Горбачев говорит уже, так сказать, на совершенно другом, «демократическом», языке, высказывает мысли, от которых совсем недавно, до переворота, шарахался и отрекался, что это, по-вашему? Кардинальный пересмотр своей позиции, ломка его сознания или что-то иное? Может, капитуляция?.. Маневр?..
- Не знаю! Здесь может оказаться все, что угодно: такой уж Горбачев человек... Я, кстати, абсолютно солидарен с Юрием Карякиным, который, помните, задал свой прямой вопрос Михаилу Сергеевичу с трибуны последнего съезда: «Что это: тактика, вынужденный ход в политической борьбе или действительное прозрение, вызванное потрясением? Если так - одно, если нет - совершенно другое. У меня сегодня на этот вопрос ответа нет»... Вот и у меня тоже нет ответа Меня это очень тревожит. И если окажется, что он был неискренним сейчас, то вновь придется требовать его отставки.

- Член МДГ Александр Оболенский, если помните, и на этом съезде потребовал отставки президента...
- И сделал глупость. И даже не столько потому, что требовал отставки Горбачева, сколько потому, что потребовал сохранения Съезда народных депутатов СССР. Такой съезд никому не нужен.

- На съезде вы сказали: «...неправильно говорить, что съезд поставили на колени. Он с них никогда не вставал. Уважение не дается свыше, его надо завоевывать». Что вы имели в виду?
- Понимаете, съезд за все эти годы отчетливо показал свое ничтожество. Прав, тысячу раз прав Карякин, который в том же своем выступлении сказал, что убежден: «будь не так, как произошло за те три дня, этот съезд проголосовал бы за хунту». И я тоже думаю, что депутаты послушно проштемпелевали бы все решения путчистов. На что они, между прочим, стопроцентно и рассчитывали: на съезд, который голосует так, как ему велит Главный Начальник. А если Главный Начальник заболел, то им для них автоматически становится тот, кто вместо Главного Начальника.. Ведь, посмотрите, какой стыд: они, депутаты съезда, голосовали дружно за те решения, которые при Лукьянове на дух бы к себе не подпустили, отвергли бы с порога!.. Они в душе-то были против! Это просто показывает, что громадное большинство народных избранников вообще никакой позиции не имело и не имеет. А действуют по той знаменитой простейшей формуле, которую сформулировал мой сантехник: «Ты начальник - я дурак, я начальник - ты дурак»...

- Но, может быть, они тоже решили искать с демократами компромисс и именно оттого так голосовали?
- О чем вы говорите, какой там компромисс! Это элементарная беспринципность, тот самый «сантехнический» принцип о начальнике и дураке, больше ничего. Это ж позор: они в свое время голосовали за выбор президентом Горбачева (а я, кстати, не голосовал за него, просто ушел из зала) и не смогли защитить того, за кого голосовали! Впрочем, вся эта компания - как и сами путчисты - поступила вполне по- коммунистически, а значит, по- преступному.
Я, кстати, полгода назад написал такую фразу, что с коммунистами не может быть никакого компромисса, как не может быть компромисса с дьяволом, поскольку компромисс-то - это всегда сделка, а цена сделки с дьяволом известна всем. И тогда на всех углах пинали меня за эту фразу: «Вот, мол, Заславский демократ, а не хочет идти на компромисс с коммунистами...» Но мысль оказалась совершенно правильной: достаточно вспомнить кровь Тбилиси, Баку, Вильнюса и Сумгаита и, наконец, кровь в Москве, у «Белого дома»...
И я убежден, что если по- настоящему расследовать эти преступления, то их нельзя рассматривать как отдельные преступления. Их надо расследовать как эпизоды в деятельности преступной группы, в которую - очень может быть - входят не только путчисты, но и те, кто в том августовском путче и не участвовал, а участвовал в предыдущих эпизодах. Ведь за все эти «эпизоды» никто не понес никакого наказания! Что совершенно необходимо не из соображений мести, а во имя справедливости, чтоб никому впредь не повадно было совершать подобное. Безнаказанность рождает новое преступление. Это мы увидели на примере последнего путча.

- Я слышал, что вы тоже пытались вылететь в Крым, вызволять президента Горбачева. Это так?
- Да, было такое. Я действительно предложил свои услуги и считаю, что поступил правильно. Да, я идейный противник Горбачева, это так, все прекрасно знают мою позицию. Но Горбачев, президент, да просто гражданин, был незаконно захвачен, подвергнут аресту. Это же мой избиратель был незаконно захвачен, понимаете? Кто бы он ни был, как бы я ни был с ним не согласен в чем-то, но он мой избиратель! Мой долг был - освободить его. И мне очень жаль, что вместо депутата в тот самолет взяли военных. Хотя понимаю, что они могли в сложившейся ситуации оказаться полезнее...

- И последнее, Илья Иосифович. Как вы оценили решения съезда в части образования новых органов власти?
- Что ж... Эти органы власти ведь временные, на переходный период. Они и будут действовать, по-моему, полгода примерно. И думаю, что они вряд ли окажутся очень жизнеспособными: трудно сейчас из того же депутатского состава, из тех же самых 2250 человек, набрать полноценно работающий парламент, да еще на несколько месяцев... Они ведь должны будут бросить свою основную работу.

- Видимо, теперь республики, в частности Россия, получают возможность тщательно подбирать своих депутатов в новый Верховный Совет?
- Конечно. Теперь может произойти поляризация сил как бы в обратную сторону: если раньше из парламента путем разных манипуляций (в том числе и с помощью ротации) «вымывали» всех левых, то сейчас, Бог даст, будут «вымыты» все реакционеры и парламент будет более соответствовать позиции республик, позиции народа.

- То есть вы ожидали этих решений съезда?

- Да, в общем-то ожидал. Хорошо, что они приняты съездом, в противном случае их пришлось бы принимать все равно, но уже более сложным путем. Без этого, я убежден, нельзя было выжить. Что я, как вы помните, и сказал уважаемому съезду.
Григорий КРОШИН
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1991-36
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?