•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Вздрогнули

Вздрогнули

Резкий звон разбитого стекла заставил обернуться всю «винную» очередь. Раздался один всеобщий выдох силой в несколько сотен легких. Люди с вытянутыми, как у испуганных птиц, шеями смотрели на величайшую трагедию, творящуюся у них на глазах. Мужик тихо лежал в луже портвейна, среди зеленоватых осколков. Лишь правая нога его совершала вялые сгибательные движения, пытаясь нащупать точку опоры. Он был пьян настолько, что последних сил хватило лишь на то, чтобы прорваться сквозь массу тел к прилавку, выложить деньги, сложить товар в сумку и выйти с ней на улицу. Свежий воздух так крепко ударил по насквозь проспиртовавшимся мозгам, что без стона он рухнул на асфальт. Силы его покинули. Равнодушная очередь продолжила свое вечное движение за «нектаром богов».

Пьют во всем мире, и мы, как одна шестая часть суши, разумеется, участвуем в этом процессе в гигантских масштабах, с присущим нам размахом. Кто кого перепьет - известная забава на Руси. Раньше, правда, в ней участвовали профессионалы-одиночки, сейчас счет пошел на миллионы. По крайней мере, шел еще в 1985 году. Вся страна разделилась на два враждующих лагеря. С одной стороны - члены Общества трезвости во главе с любимой партией и правительством, с другой - поклонники Бахуса. А так как вступали в добровольное общество селами, городами и областями, то силы в конце концов уравновесились и началось великое противостояние. Этот кретинский эксперимент на сегодняшний день закончился полной и окончательной победой ярых противников трезвости.
В магазине, после повышения цен, наконец-то появилось мясо. Но вместе с мясом к прилавку выполз в стельку пьяный мясник. В руках он крепко держал топор:
- Эй, мужик, стой! Я тебе не то мясо положил!
Испуганному покупателю уже не надо мяса, ему надо, чтобы невменяемый мясник не перевалился через витрину и не отрубил у него кусок руки или ноги. Он бежит прочь к выходу. Вослед несется рев:
- Стой, кому говорю! Я тебя обманул на четыре рубля!..
Цены, взвинченные последним правительством, сделали свое черное дело. Гражданин не в состоянии купить себе пальто или, страшно подумать, ковер. Зато он пока в силах приобрести бутылку водки. Если, разумеется, есть талон. Талонов пока хватает.
И почему-то психика устроена так, что от этого положения собственной беспомощности и безысходности выпить хочется еще больше. То есть вообще надраться в стельку, чтобы обо всем забыть. Народ считается с этим законом психики и успешно претворяет его в жизнь.
Указ от 1985 года, еще недавно сдерживающий гигантскую пружину дефицита алкоголя, исчез с лица земли. И пружина начала распрямляться с фантастической скоростью. И вот уже магазины и ларьки столицы полны всевозможных бутылок и бутылочек по коммерческим расценкам. Ошалелый народ от счастья выкладывает за них свои последние рубли.

Не уверен, что в любом другом языке найдется такое же великое множество аналогов слов и выражений, посвященных процессу пития. Хряпнуть, дерябнуть, бухнуть, залить глаза, быть под мухой, поддавать - этот ряд можно продолжать до бесконечности.
Советская экономика во все времена неусыпно следила за тем, чтобы потребителю было что пить, ничего более постоянного, кроме вина и водки, она предложить просто не могла. Наш гражданин был досыта накормлен обещаниями и до положения риз напоен сивухой. Такое изумительное меню заранее определяло физиологический эффект - неминуемую смерть. Но русский человек живуч до неприличия - он не умирал, а впадал в некую мало изученную биоформу - бытовое пьянство.
Кто пьет сильнее? Аграрий или горожанин, интеллигент или шахтер, партийный или сочувствующий, мужчина или женщина? Грань между социальными слоями стирается все быстрей, и, может быть, наконец-то свершится золотая мечта доморощенных идеологов - выродится на свет монолитная общность под чудным названием «советский народ». Вдруг тогда и наступит то самое светлое будущее? А если и наступит, то как его получше разглядеть? Может, сквозь грань знаменитого стакана?
Что мы там увидим, сказать трудно. А если и различим что-то, то скорее всего - вздрогнем.
Михаил МАСЛОВ
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1991-34
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?