•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Дом, который построил МОМ

Дом, который построил МОМ

Дом - это образ мыслей. Потому что если человек имеет жилище хорошее и просторное, он рассуждает о красивом и вечном, жизнь его легка и независима. Существует даже количественное отношение жилых метров к полету мысли: чем площадь просторнее, тем охотнее думается о непростом, об отношении бытия к сознанию, и хочется возлюбить ближнего, и посадить дерево, и отдать что-нибудь в Фонд мира. Как ни крутите, не еда и не демократия делают человека человеком, а квадратные метры и собственная комната, раздельный санузел, вместительная кухня, большая прихожая... Вот они, чаяния совете- кого народа, вот она, сокровенная цель, которой посвящается большая часть жизни и здоровья, которая «съедает» невосстановимые нервные клетки почти без остатка Хорошая квартира! Это стоит игры по-крупному.

Вот такую игру начали несколько семей - очередников Фрунзенского района В очереди они стояли давно и безрезультатно, а жили в коммуналках «под снос». Жили плохо. Их существование было наполнено всеми прелестями' коммунального «рая», причем разрушающегося: от сырости отлетала штукатурка и росла плесень, все шаталось и отрывалось, а одна беременная женщина чуть не погибла, выходя из коммунального туалета: под ней целиком провалился пол. К счастью, будущая мать отделалась легким испугом.
Надежда на новую квартиру у этих людей была давней и почти несбыточной. Жилье в новостройках им давать не спешили, а в центре - сами знаете - если что и строится, то рассчитанное отнюдь не на очередников.
И вот, устав ждать милости от системы, измученные очередники решились на скандальный и дерзкий шаг. Они самовольно вселились в один подъезд достраивающегося дома №1 корпус Г на улице Александра Невского (напротив Фрунзенского райисполкома). Этот большой кирпичный дом оригинальной архитектуры строило специализированное монтажное управление Министерства общего машиностроения. Официальным заказчиком был сам МОМ, но существуют подозрения, что истинный заказчик - какая-то другая «контора». Кстати, неясно, и сколько стоит дом - в акте приемки здания против графы «сметная стоимость дома» - пустота. Много, много тайн и интриг кроется в этом - не побоюсь метафоры - дворце...
Так вот о заказчике. В любом случае он богат и не без выдумки. «Захватчики» прямо из своих хижин попали в роскошные апартаменты с двумя туалетами и балконами, с неимоверным количеством метров и огромными кладовками. Всех «добило» биде. Поначалу «захватчики» пребывали в состоянии эйфории и все бегали посмотреть на многочисленные казенные «членовозы», заполоняющие двор по утрам, на соседей - Ю. Лужкова, уезжающего на работу, Л.Смоктуновского, отдыхающего в собственном солярии в доме напротив, на легендарного генерала Родионова или на бывшего председателя Фрунзенского исполкома Фетисова (видимо, в своем районе он оказался самым нуждающимся, если поставил себя первым в очереди на жилье). К хорошему привыкаешь быстро. И вот «захватчики» отремонтировали новое жилье и даже перетащили вещи. И вот уже водят по квартирам, как по музею, родственников и сослуживцев, и шаги их гулко раздаются в неестественных просторах апартаментов... Но не забыли и о предосторожности: дверь подъезда открывали собственными ключами (в остальное время она была наглухо закрыта), из окна постоянно выглядывал «дежурный», который смотрел, не идет ли чужак.
Нельзя сказать, что власти обрадовались этому захвату. Первая попытка выселения случилась сразу после заселения, но была доблестно отражена. После чего собралась депутатская комиссия, постановившая, что вопрос должен решаться в судебном порядке, так как у каждого из захватчиков «особый случай» и вообще нарушили они не закон (по закону им давно были положены нормальные квартиры), а лишь положение о порядке предоставления и распределения жилой площади.
Настоящая борьба началась после сдачи дома, в начале июня. Правда, к этому времени десять семей прописали-таки в роскошном доме, а четырем дали хорошие квартиры в другом месте. Но после такой щедрости власти решили не отдавать захватчикам (а их осталось восемь семей) ни сантиметра элитарного дома.
Не буду описывать хождения дерзких очередников по инстанциям вплоть до Ельцина и Попова и содержание официальных и приватных бесед. Им то угрожали, то обещали войти в положение, то спрашивали, почему они сунулись именно в этот дом, а не в какую-нибудь бутовскую или ясеневскую новостройку. А они отвечали, что сунулись в хороший дом потому, что заслужили комфорт не меньше тех, на кого этот дом рассчитан. И потом, они фрунзенцы и хотят и дальше жить в своем районе.
В один прекрасный день «захватчики» даже получили бумагу, извещающую, что 9 июля состоится выселение. Дескать, просьба собрать вещи. Стало известно, что выселять будут с ОМОНом. Это ужасно взбудоражило «захватчиков». Они отправили женщин и детей к родственникам и решили биться до последнего. А один из них, инвалид афганской войны Коля Чуванов, запасся канистрой бензина с тем, чтобы поджечь ворвавшихся к нему омоновцев, себя и дом заодно. И, действительно, произошло бы нешуточное кровопролитие, но... ОМОН не приехал. И никто не приехал. «Административное выселение» решили приостановить. Людям трепали и без того уже сдавшие нервы.
И та и другая сторона решила идти до конца. «Захватчики» давно уже появлялись у себя на работе лишь эпизодически: надо сторожить дом. Без устали сидели они в своей штаб-квартире, тянули неимоверное количество сигарет и старались предугадать коварство властей. Не предугадали. Забегая вперед, скажу, что квартира в доме на Невского досталась только отчаянному Чуванову - и то потому, что «афганцы» подняли скандал. А остальным - увы, - как и следовало ожидать. Побеждает сильнейший.
Так вот, страсти накалялись. И тут очередники узнают, что Ю. Лужков, дабы погасить конфликт, распорядился дать им квартиры тоже в очень даже хорошем доме на улице Лесной.
Вечером, дождавшись Юрия Лужкова с работы, «захватчики» обступили его и запросто, по-соседски спросили, правда ли это - про Лесную. «Правда», - ответил Лужков и наполнил их сердца счастьем и благодарностью. Люди съездили на Лесную, обнаружили трехкомнатные и двухкомнатные квартиры общей площадью 110 и 80 метров. Там тоже было биде.
Но шло время, а ключей от квартиры никто не приносил.
Наконец изведенных очередников приглашают в райисполком на совещание по распределению жилой площади, где заместитель председателя райисполкома Перов сообщает, что для скандальных «захватчиков» с помощью Мосгорисполкома и Мосжилучета выделены квартиры на улице 800-летия Москвы. Не так далеко от центра. Хорошие квартиры, за валюту их рассчитывают продавать. Так что, дескать, кто из присутствующих желает - вот смотровые ордера.
И очередники согласились, предпочтя журавлю в небе синицу в руках.
Об отъезде из захваченного дома можно написать целую пьесу. Министерство общего машиностроения вызвалось помочь с переездом, пригнало разнокалиберные машины и своих инженеров в качестве грузчиков.
Но куда делись квартиры в доме на Лесной? И где документ за подписью Лужкова? В Мосжилучете говорят, что он есть, но чуть ли не для служебного пользования, и на руки не дается. Так не присвоил ли заветные квартиры тот, кто так милостиво предоставил захватчикам жилье на улице 800-летия Москвы?
Однако все прошло, каждый остался с «добычей».
И вот два глобальных результата всей этой нервозной и запутанной истории. Первый: очередникам Фрунзенского района теперь отдают не 10, а 50% новых квартир на территории района. Второй: вряд ли оставят несданные элитарные новостройки без вооруженной охраны. Так что путем их захвата обратить на себя внимание и месяцев через восемь получить нормальное, полагающееся тебе по закону жилье - вместе с нервным тиком и увольнением с работы - будет трудновато...
Елена АВЕРИНА
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1991-34
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?