•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Авиаконструктор Акишин: «Самолеты сделают и без меня...»

Авиаконструктор Акишин: «Самолеты сделают и без меня...»Тридцать три года он проработал в Туполевской КБ. А потом один из ведущих инженеров знаменитой фирмы ушел в СП. Нет, не за большими деньгами он погнался.
Просто оказалось, что самое важное, долгие годы мучительно не дававшееся дело своей жизни он может довести до конца только здесь.

Жизнь Саши Акишина начиналась трудно, как и у всех, чье детство пришлось на военные годы. Рос в старом московском районе - на Таганке. Большая семья бедствовала. В 42-м инвалидом вернулся с фронта отец, на работу его, как «психического», не брали. Чтобы хоть как-то подкормиться, пацаны совершали набеги на колхозные огороды в Кузьминках, воровали мороженую картошку и морковь. Если сторожа ловили, безжалостно лупили нагайками. Дома же, заметив рубцы, добавляли еще.
В школу Саша пошел в 43-м босиком, но зато с собственной чернильницей (казенных на всех не хватало)...
Одно из сильных впечатлений детства, запомнившееся на всю жизнь (а потом больно аукнувшееся), - военный госпиталь рядом с домом, безногие, безрукие калеки те, кто еще недавно были молодцеватыми летчиками... И - злобно покрикивавшие на вчерашних героев няньки и санитарки.
Эти детские воспоминания всплыли в памяти через много лет, когда Александр Васильевич с ужасом узнал, что его новорожденный первенец в результате родовой травмы стал инвалидом и никогда не сможет не только ходить, но даже сидеть. Позднее, поневоле сделавшись специалистом в этой области, Акишин узнает, что это одна из самых тяжелых категорий инвалидов.
Мальчика держали дома, пока хватало сил. Но в конце концов жена не выдержала (и, зная нашу жизнь, можно ли ее упрекать?). Сережу отдали в интернат для калек, правда, навещали чуть не каждый день. Вот тогда-то, насмотревшись на быт этих интернатов, ведущий конструктор Туполевской фирмы не выдержал.
«Техника - нулевая, все делается «вручную», в лучшем случае используют обыкновенную детскую коляску. Я понял: что-то надо делать».
И сделал - специальную тележку для сына. Это немного облегчило жизнь Сережи и обслуживающего персонала Однако довольно быстро Александру Васильевичу стало ясно, что конструкция получилась не слишком удачной. Но более удобную - а значит, более сложную - в одиночку не сделаешь.
Попросил помощи у себя в КБ и на своем опытном заводе. В ответ услышал: «Да пошел ты со своими телегами! Самолеты надо делать, а ты тут с какой-то глупостью!» Разве что чуть более вежливыми были отказы других организаций, куда в течение последующих пятнадцати лет обращался Акишин. «Кому у нас нужны инвалиды? Вы Заславского об этом спросите. Наше «самое гуманное» социалистическое общество на калек плюет. Ей-Богу, к собакам у нас лучше относятся Инвалиды ведь и на улицах не показываются не только потому, что колясок нет, а потому что боятся И не зря, вся культура большинства наших сограждан - что их писать да читать выучили».
... Цель была ясна: создать для инвалидов универсальную конструкцию коляски, которую с помощью различных модификаций легко можно было бы переделывать в соответствии с типом травмы или заболевания человека.


По вечерам он оставался в КБ и на опытном производстве разрабатывал эту конструкцию, а потом сам собирал ее. Правдами, а главным образом - неправдами (с рук, переплачивая) доставал колеса, пружины, гайки - то, что называется «комплектующими». Стоило это недешево. Уже в «перестройку» два года по вечерам бесплатно работал на один из кооперативов - за 4 колеса.
Впрочем, кооперативы со временем заинтересовались им. Узнав о разработках Акишина и решив, что на них можно заработать, стали его усиленно «кадрить» - штук двенадцать в общей сложности. Поначалу загорались, но позже, вникнув как следует, какие именно нужны Александру Васильевичу материалы и детали, теряли интерес. Доставать их у смежников даже по «бартеру» типа «носки на колбасу» - головная боль. К тому же - хлопот много, а прибыль «не светит». И Александр Васильевич отвечал им взаимностью - с какого-то момента кооперативы, СП, малые предприятия вообще перестал воспринимать всерьез, просто не желал с ними иметь дело.
Примерно так же встретил он и генерального директора СП «Интер-юнити» А.С.Гордона. Два года уговоров и весомое подтверждение слов делом понадобились, чтобы Акишин поверил: на этот раз все всерьез, люди, работающие здесь, действительно хотят помочь инвалидам, а не стремятся на этом заработать. Поверив, Александр Васильевич сделал решительный шаг - ушел из Туполевской фирмы. И не жалеет об этом.
За год работы в «Интерюнити» была не только разработана усовершенствованная конструкция колясок, но и налажен их серийный выпуск. Распределяются коляски бесплатно, хотя для СП это довольно дорогое «удовольствие». До конца года их будет роздано около 300. К этому же времени «ИнтерюниТи» собирается запустить в экспериментальное производство конструкцию самоходной коляски с малогабаритным, легким и мощным приводом. «Такой и на Западе нет», - с гордостью говорит Акишин.
- Александр Васильевич, скажите честно, ну а в зарплате-то вы все-таки выиграли, перейдя в СП?
- Выиграл. 150 рэ. Плюс ненормированный рабочий день - с утра до ночи. А еще говорят - кооперативы, кооперативы...
Дмитрий СИНЦОВ
Фото В.Шишова
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1991-33
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?