•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Белые пятна на карте ГУЛАГа

Белые пятна на карте ГУЛАГа

В «Столице» № 16/91 опубликована созданная Рижским Мемориалом «Карта ГУЛАГа». Это замечательное пособие по истории самого звериного в мире тоталитаризма - красного фашизма.
Но карта ГУЛАГа нуждается в дополнительной корректировке, для чего необходимо, чтобы тот, кто побывал за колючей проволокой и дожил до наших дней, поднапряг память.
Зная по личному опыту, что такое камеры СМЕРШа и советский концлагерь, хочу предложить свои дополнения и уточнения по Ростовской области.



Белые пятна на карте ГУЛАГа

Прежде всего в вашем материале нет такого понятия, как «спецлагерь государственной проверки». Между тем система спецлагерей расцвела со второй половины войны на освобождаемых от немецко-фашистских оккупантов советских территориях как продолжение тотального террора населения. Организационно эта палаческая система была симбиозом усердий военной контрразведки СМЕРШ в их подвалах и камерах (обычно при штабах дивизий, бригад, округов) с дальнейшей «фильтрацией» (если сразу не вышли на «доказательства» с помощью шантажа, пыток и подсадных уток-провокаторов) в концлагерях НКВД СССР. В частности - при шахтах Донбасса, Кривбасса и других объектах горнодобывающей промышленности, где использовался бесплатный, рабский труд граждан, именуемых не зэками, а спецконтингентом.
На вашей карте Ростов-на-Дону означен как место лагуправления, Новочеркасск (с пометкой «сведения недостоверны») - как тюрьма особого назначения. Полагаю, что в Ростове-на-Дону находилось не лаг- управление, а высшее на Северном Кавказе соединение этого симбиоза - СМЕРШ Северо-Кавказского военного округа. Это здание типа тюрьмы на Буденновском проспекте, или на Энгельса, 31, где ныне пребывает УКГБ СССР по Ростовской области, представляет собой замкнутое кирпичное каре с зарешеченными окнами из камер и подвалов, выходящими во внутренний квадратный мощеный двор, куда извне вели железные транспортные двойные ворота В Новочеркасске располагался СМЕРШ 26-й запасной стрелковой бригады с таким же устройством здания. Учитывая, что обычно в камерах содержалось по сорок и больше подследственных, в обоих СМЕРШевских казематах содержалось одновременно по нескольку тысяч человек.

И, наконец, на карте недостает города Шахты. В нем располагалось лагуправление НКВД СССР № 048 (тогда во главе с полковником Хохловым), осуществлявшее руководство не менее чем одиннадцатью отделениями - в каждом случае с концлагерем при шахте, спецконтингент которого, пока его «фильтровали», хлеб даром не ел - работал под конвоем в угольных забоях.
Много ли было этого спецконтингента в лагуправлении № 048? Попробуем подсчитать. Я находился в спецлагере № 048/05, где цифры понимаются так: первая - номер управления гнезда лагерей (в данном случае вокруг города Шахты), вторая - конкретный спецлагерь. Таких спецлагерей в подчинении лагуправления № 048 было одиннадцать.

В нашем 05-м было одновременно от 800 до 1000 человек. Как охранники, так и бывалые люди из спецконтингента говорили, что и в каждом из одиннадцати содержалось примерно столько же. Следовательно, одновременно во всех отделениях при лагуправлении № 048 находилось около 10.000 «фильтруемых»! Если считать, что лагуправлений было минимум 48 (исходя из порядкового номера нашего лагуправления), то число одновременно содержащихся в спецлагерях в 1944-1945 годах составляло не менее полумиллиона человек.
Оглядываясь сейчас на десятилетия назад, я понял, что «фильтрация» каждого подозреваемого продолжалась примерно год. Затем - или освобождение (РВК и армия; списание по «белому билету» на инвалидность), или какой-то большой срок заключения - 10 и более лет с отбыванием его уже в другой системе лагерей и в других местах - Север, Средняя Азия, Сибирь, Дальний Восток.

Спецконтингент состоял из бывших военнопленных; из бывших участников антифашистского подполья и партизанских отрядов, организованных самостоятельно, а не чекистами и их агентурой; из призывников с Западной Украины, среди которых доискивались если не бандеровцев, то любых самостийников.
Это были многонациональные, я бы сказал - интернациональные лагеря. Там я встречал не только советских славян или представителей тюркских народов, но впервые увидел аварца, талыша, ассирийца, мордвина.

В спецлагере № 048/05 оказались также бывшие легионеры СС из числа советских мусульман, собранные по немецким лагерям для военнопленных в единое антисоветское соединение. Когда представилась им возможность бежать, они в Карпатах всем соединением оставили линию фронта и подались в Словакию, где влились в антифашистские партизанские отряды. Рассказывали, что в каждой роте их легиона был штатный палач, который рубил голову дезертиру или отказавшемуся вступить в легион мусульманину.
Один из бессменных палачей - Шафиров - оказался в нашем лагере. Он вместе со всеми работал под конвоем в шахте, но, в отличие от всех нас, был расконвоирован в остальное время дня, разгуливая за проволокой в поселке Нежданная, а то и в самом городе Шахты. Держался он надменно, если не сказать вызывающе. А когда освободился из лагеря, говорили, что был переведен на работу в НКВД!..

Встречалась и другая «экзотика». В апреле 1945 года в лагерь прислали пол дюжины юных, 16-18-летних украинок, которых немецкие и румынские оккупанты за пару лет до этого вывезли в офицерский дом терпимости в румынском городе Галаце. После «проверки» в подвалах СМЕРШа в Одессе их прислали для «фильтрации» в наш спецлагерь.
«Фильтровали» и иностранцев. Я каждого из них помню в лицо, до недавнего времени помнил по имени и фамилии, поскольку по их просьбам часто писал за них заявления, просьбы, протесты начальнику лагеря (сами они по-русски объяснялись с трудом).
Из «Букурешти» доставили двух еврейских миллионеров - владельцев фабрик амуниции и обуви Штетнера и Фридмана, которые якобы сотрудничали с фашистами, поставляя им продукцию своих фирм. До сих пор в ушах звучат жалобные слова Фридмана, диктующего мне «заяву» на смешанном украинско-русском языке с местечковым акцентом: «Прошу послаты мини до фронту добровольцем Красной Армии, алэ учитаты, што в мэнэ лева нога на десять сантикметриков коротше правой...»

Румынка Василиса Шушук-Казакэу училась в Бухаресте где-то в высшем учебном заведении вместе с будущим королем Румынии Михаем, владела английским, немецким и французским языками. Что и послужило основанием для энкавэдистов утверждать, что она - шпионка. Вывезенная для сбора урожая в подсобное хозяйство лагуправления № 8, она была там коллективно изнасилована охранниками. Позже я слышал, как рыжий и вечно пьяный старшина-энкавэдист хвалился другому этой их удачей...


Но самой трагичной оказалась судьба пяти польских солдат взвода армии Андерса, состоявших в качестве охраны при штабе Иосипа Броз Тито. Попав в окружение, Тито смог со своим штабом улететь на самолете, а они, помогшие ему в этом, попали сначала в немецкий лагерь военнопленных, а затем к нам. Так же, как и все мы, они считали себя совершенно безвинными. Не могли выносить унижений, оскорблений и угроз. (У нас не пытали, как в СМЕРШе, но рукоприкладство и оскорбления процветали.)
Однажды, не дождавшись мая 1945 года, в коренном штреке шахты «Нежданная» все пятеро поляков намочили руки в воде, стали ногами на рельсы, по которым электровозы гоняют вагонетки с углем, и по команде одного из них сжали обеими руками высоковольтный троллей. Где-то возле шахты Володарского должно быть массовое захоронение, в том числе и тел этих пяти вольнолюбивых польских воинов.

...Когда я 45 лет спустя после войны оформлял инвалидность второй группы и пенсию, то обратился в КГБ с просьбой выдать мне справку, чем же я был занят с 27 августа 1944 года по 5 июля 1945 года: почему был схвачен (именно схвачен, а не арестован, ибо это юридически никогда не оформлялось) и на каких работах использован во время так называемой государственной проверки. И с удивлением прочел в ответе за подписью начальника подразделения Управления по Ростовской области КГБ СССР А.М.Лапикова, что вся система тех спецлагерей теперь называется совсем иначе - ПФЛ (по-видимому, «профилактически-фильтрационный лагерь»), а запрашиваемых мною данных у КГБ нет. Даже время пребывания в ПФЛ грубо переврано: «В лагерь прибыл 19.09.1944 года, освобожден из лагеря как прошедший фильтрацию 16 января 1945 года в распоряжение РВК. Никаких других данных р Вас не имеется, нет сведений о характере выполняемых в ПФЛ работ». Полковник Н.Д.Сухоруков из информационного центра УВД Ростовской области тоже уверяет, что «по неполным данным имеющихся документов ПФЛ-048 НКВД сведений о работе гр.Анохина Г.И. нет».
Попробуйте с таким документом доказать, что вас использовали на тяжелейших, так называемых оборонных работах - навалоотбойщиком в мокрых забоях шахты «Южная» (она же «10 лет ЗИ»; аббревиатура расшифровывается как «За индустриализацию», но черный лагерный юмор толковал иначе - «За измену»). Мало того: до этого ответа КГБ я не подозревал, что, согласно их бумагам, значился освобожденным почти за полгода до фактического освобождения и что был «направлен в распоряжение РВК».

В действительности тем, кому посчастливилось получить свободу, а не перевод в лагерь № 048/11, требовалось еще неделями жить за проволокой, «кормясь» лишь водопроводной бесплатной водицей из- под рычага в поселке Нежданная (уехать-то без всяких документов невозможно!) - ждать, пока откомиссуют, выдадут «белый билет» негодности по здоровью к воинской службе и бумажку, заменяющую паспорт, с которой полагалось быть под надзором местной милиции.
Но еще до получения этих бумаг, погибая от голода, освобожденный должен был явиться в контору шахты, чтобы устроиться на работу и получить хоть какие-то деньги, - а тем самым закабалиться на неопределенное время.
Среди других всегда помню и такой эпизод за неделю до первого мая 1945 года. Начальник лагеря Бадь, бывший начальник томской тюрьмы, не имевший офицерского звания и потому носивший погоны с одним просветом без звездочек, во время одной из своих чекистских инициатив приказал дать сигнал срочного построения. Рассчитались на первый - шестой, образовав на плацу как бы шахматное поле примерно с 600-ми пешками. А затем -- «Смирно!», и этот маленький фюрер (все фюреры и бонапарты - маломерки, таков, наверное, закон природы!) пошел вдоль строя, заглядывая ошеломленным людям в глаза, в то время как парикмахер по его приказу браво выстригал машинкой полоску волос от лба к макушке.
Когда этот лакей занес машинку над моим лбом, я сбил парикмахера с ног, успев выхватить машинку и забросить ее за задние ряды проволоки лагеря - как раз на высокий склон дымящегося там террикона. Меня избили, кинули на гауптвахту. Я объявил голодовку. На десятый день ее, когда я мог лишь лежать, меня вернули в барак. Охранники грозили, что меня будет судить трибунал «за оскорбление чести офицера», имея в виду Бадя, «мероприятие» которого я сорвал. Но чести-то не было ни у него, ни у всей этой армии костоправов, даже если они носили погоны со звездочками!..
Генрих АНОХИН
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1991-31-32
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?