•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Судьба туалета

Судьба туалетаВ Москве около 890 общественных туалетов. По одному на каждые 12 тысяч жителей и гостей столицы. Вы, конечно, и без этих цифр не раз по себе чувствовали, что мало. Теперь же, обогатив себя нехитрым знанием, обязательно согласитесь с Григорием Наумовичем Заволковским, мечтателем и подвижником, что не просто мало, а катастрофически не хватает.
Григорий же Наумович Заволковский придумал соорудить отечественную кабинку для нужды, по-современному автоматизированную и компьютеризированную.
— Наша кабинка будет стоить 50 тысяч долларов за серийную штуку, а иностранцы предлагают по 160 тысяч. Импортному нужен фундамент, а наш обойдется одной лишь канализационной трубой. Да на три зарубежных туалета мы сможем ответить десятью московскими. Повысим чистоту и порядок, — убедил Григорий Наумович городское управление жилищно-коммунального хозяйства.
А у них и повод нашелся. Управление, идя навстречу предстоящему 850-летию Москвы, решило сделать жильцам столицы, и опять же многочисленным гостям, подарок: установить к юбилею добрую сотню мест общественного пользования. Хороший и нужный подарок думали закупать за рубежом. Но появился Заволковский, энтузиаст нового московского туалетостроения, и стал претворять свою мечту и чаянья москвичей в жизнь.


Надо сказать, что Григорий Наумович никакой не туалетный работник и даже не сантехнический инженер. Более того, в прошлом знатный нефтяник, а ныне глава фирмы «Социальные программы». Полжизни он строил нефтепроводы в Сибири, дослужился до начальника треста и переехал в столицу.
За три года его фирма построила в Москве несколько домов для чернобыльцев, а в Калуге — жилой комплекс для возвращенцев с Севера. Дошла очередь и до туалетов. Сам Григорий Наумович объясняет это свое нужное и полезное для всего города увлечение так. Еще в молодости, в Сибири, на одной из бытовок, он увидел самодельный плакат: «Чистый сортир — здоровая нация».
Проникся мыслью. А потом шел однажды по Тверской пешком — вообще-то, у него «крайслер» — и понял, что нигде, кроме «Макдональдса », с неожиданно возникающим чувством внутри ни один горожанин не справится.
И тут с Заволковским согласится каждый честный москвич. Тем более многочисленный гость. Нет, лично я как человек, обладающий нормальной печенью и работящими почками, видел много уличных туалетов. На каждом своем шагу по их заграничной земле. Помню нежных тайских девушек в национальных костюмах, замерших у кабинок в мужском туалете и раскрывающих их с улыбкой и ласковыми словами перед утомленными посетителями. Никогда не забуду неожиданного ощущения тепла и влаги на собственном затылке во время простого человеческого занятия в бомбейском туалете. Это служитель компрессом на шею писающего зарабатывал свою трудовую индийскую рупию. Но так и не случилось за пределами Родины увидеть привычной для отечественного ландшафта фигуры стоящего спиной к жизни или ловко присевшего человека.
Даже на антарктической станции (не нашей, а аргентинской), где, кроме редких пингвинов и двух десятков мужчин, и стесняться некого, латиноамериканские мужики на моих глазах бежали по малой нужде к ароматизированному отверстию биотуалета. Тратили тяжело завозимый сюда сангигиенический химикат.
А ведь и не холодно тогда было.
Город наш не таков. До спасительного треугольника ГУМ-ЦУМ-«Детский мир» еще ж добежать надо было. Так что простите ошибки моей нестойкой и давно ушедшей молодости, дорогие земляки, проживавшие в близлежащих к моим поискам домах. Как никто другой, я понимаю сейчас, что пришла пора спасать экологию родного города.
Горячо одобряю и поддерживаю Григория Наумовича. Искренне с ним солидарен. Но я на словах.
А Заволковский собрал специалистов Московского лифтового завода и трех сантехнических институтов: калужского и двух московских. Поделился мечтой. Мечта в итоге обошлась в два года жизни и полмиллиарда рублей.
Что же мы за эти потраченные Заволковским полмиллиарда имеем? Имеем кабинку цвета хаки во дворе НИИ инженерных изысканий по соседству с гостиницей «Измайлово». Двери, видимо, с учетом давно сформировавшегося инстинкта, как в лифте. На серебристой панели правила пользования замечательным устройством и светофор.
Красный — стой, занято. Желтый — ждите, санобработка. Зеленый — свободно. Бросил в щель жетончик (годится от метро) — лифт открылся.
В принципе за одну нерусскую монетку аналогичные заведения индивидуального пользования открывали мне свои потаенные устройства на парижских, варшавских и гамбургских улицах.
Обычное дело. Но у детища Заволковского и его сподвижников наш, московский характер. Если в бразильском Сан-Сальвадоре, помнится, дно писсуара заботливо было уложено дольками свежего зеленого лимона, а парижане не скупились на всякую парфюмерную всячину, то наш образец отличался хирургическим блеском голого металла внутри и полным отсутствием выступающих деталей. Вместо кранов и ручек отверстие для мытья рук. То есть нет ничего, что можно бы оторвать с мясом для последующего личного пользования за пределами заведения. Все на фотоэлементах. Подставил руки — закапало мыло. Потом полилась вода. Убрал — все отключилось.
Просто чудо! Бумагу, правда, отматывать надо самому. Но захватить с собой весь рулон все равно никак не получится: он зарешечен. Если же попробуешь царапнуть стенку кабинки гвоздиком, откуда-то сверху сразу раздастся приятный женский голос:
«Штрафные санкции... административное задержание...» Если это не поможет, туалет примет радикальные меры. Заблокирует дверь и самостоятельно превратится в КПЗ. Так и сидеть нарушителю до прихода милиции.
Хороший туалет, правильный, наш. Это я понял сразу. Но для получения полноценного эффекта и удовлетворения побыл минутки две. Минуту пользовался. Минуту думал, куда же нажать, чтобы все сотворенное тут очистилось? Не догадался. А как там было в Париже, забыл. Приложил руку к нарисованной на стене ладони. Вышел. Лифтовая дверь захлопнулась автоматически. Оказалось, зря волновался. Идеальную чистоту туалет поддерживает сам.
После моего ухода он тут же отключился на двухминутную санобработку: из отверстий над унитазом полился дезраствор, помещение начало проветриваться.
«Порядок, — поблагодарил я Григория Наумовича. — С чувством глубокого удовлетворения». Он улыбнулся: «Всем нравится. Но никто не покупает».
Выяснилось. Мэрия заплатила за полумиллиардный образец всего 210 миллионов. Но даже этот опытный образец так и не удалось нигде поставить. Заволковский хотел это сделать у Большого театра. Но его директор наотрез отказался. «У дома своего, — посоветовал, — ставьте. А тут у нас люди ходят». Заволковский с этим в корне не согласен. Где ж еще туалеты ставить, если не там, где люди?
В общем, у детища отечественных инженеров и судьба отечественная. Родину не выбирают. В управлении капитального ремонта и строительства главный специалист Сергей Бурла разъяснил: «В московских условиях это изделие элементарно до весны не доживет. Посмотрите на все эти микропроцессоры и датчики присутствия. Они же уже при минус пяти все полетят. Или вот ситуация: отключение электричества. И все, конец туалету. К тому же, если туалет Заволковского и дешевле западных и не требует фундамента, это не значит, что можно обойтись без коммуникаций, подключения к канализации, водопроводу, электросети. И в итоге получается дорого. 700 миллионов за одну установку. Не окупится никогда. Так что детище Заволковского — туалет будущего. Там ему и место». А вот парижане, гамбургцы, варшавяне и даже жители достаточно северного Стокгольма нашли для таких туалетов другое место: на своих площадях и улицах. И ничего, пользуются. В Стокгольме, кстати, и минус пятнадцать не редкость.
Так что Заволковский верит в свой туалет. Не унывает. Договорился с Тульским моторным заводом и делает теперь упрощенную и дешевую модель. Еще разрабатывает систему автоматической очистки общественных туалетов. Может, и успеет к 850летию, а может, и нет. Ему ведь не важно, чтоб обязательно к юбилею. Важно, чтоб было куда ходить. Да и нам, собственно, тоже. Если приспичило...
РУСЛАН ОСТУРАХОВ
Журнал «Столица», номер 0 за 1997 год
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1997-00
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?