•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Александр Руцкой. Полковник, которого выбрал Ельцин

Александр Руцкой

РУЦКОЙ Александр Владимирович (43 года), Герой Советского Союза, полковник Советской Армии. Широкую общественную известность получил после выступления на третьем внеочередном Съезде народных депутатов России. Являясь председателем комитета Верховного Совета РСФСР, он заявил о создании парламентской группы «Коммунисты за демократию», чем фактически снял непримиримое противостояние между депутатами демократической и коммунистической ориентации. Баллотируясь в президенты России, Борис Ельцин пригласил Александра Руцкого стать вице-президентом. Наша беседа состоялась накануне выборов. Гадать Александр Владимирович не любит. Поэтому он не стал размышлять о будущем. Но, думается, из ответов Руцкого достаточно ясно, каким вице-президентом он хочет стать.

- Александр Владимирович, еженедельник «Столица»...
- Это любимый журнал моей жены.

- А жена влияет на взгляды мужа?
- Ну, как она может влиять? Я вообще считаю, что взгляды у человека формируются независимо от окружения и занимаемых должностей. Убеждения, взгляды - это результат личного опыта, стержень характера. И если люди в зависимости от разговоров и обстоятельств так быстро расстаются с собственными представлениями, я считаю это недостатком характера Что же касается политических взглядов нашей семьи, то они во многом совпадают. Мои близкие и родные солидарны со мной в том, что безответственность на любом уровне, отсутствие именно системы управления государством и привели нашу страну к нынешнему тяжелейшему кризису.

- Возможно, в Центральном Комитете Российской коммунистической партии, членом которого вы являетесь, принципиальность, несгибаемость и убежденность как раз и считаются основными достоинствами любого политического деятеля. Но не станут ли эти качества главным недостатком для вице-президента республики?
- Мы говорим о разной принципиальности. Действительно, нежелание поступиться политическими принципами, как правило, приводит к догматизму. К чему, собственно, и пришло сейчас руководство Российской компартии. Такая убежденность не просто ошибочна, она даже социально опасна. Да можно верить и бороться за какие-то благородные общественные цели. Это право каждого человека. Но нельзя свои убеждения превращать в принцип, навязывать их другим людям и, что особенно недопустимо, пытаться с их помощью регулировать систему государственного управления
Государство - это сложнейший механизм, работающий по своим законам. И если у автомобиля сломались тормоза, то, согласитесь, глупо спорить о том, по какой дороге быстрее добраться до намеченной цели. Нужно срочно остановиться и устранить непосредственную поломку в механизме, а уже потом выбирать пути следования. В нашей стране вообще, и в России в частности, механизм государственного управления не просто сломан, он разрушен. И чтобы не произошло катастрофы, его необходимо срочно восстановить. Наладить строгую отчетность и ответственность в сфере государственного управления сверху донизу, установить жесткий контроль, спрос с руководителей всех рангов. Именно в этом как раз и необходима принципиальность.

- Но государство ведь не воинская часть, где жизнь подчинена иерархической дисциплине. Вы выступаете за возврат к жесткому администрированию?
- Понимаете, есть общие законы управления. И как бы мы их ни называли, как-бы мы к ним ни относились, без них не обойтись. Совершенно очевидно, для того чтобы наладить в обществе нормальную жизнь, нужно, чтобы кто-то принимал решения, кто-то их передавал и кто-то их выполнял. И причем каждый на своем участке персонально отвечал за порученное дело. Иначе в государстве воцарится хаос.
Мне, как военному, кажутся нелепыми и непонятными объяснения многих комиссий и специалистов относительно трагедий в Тбилиси, Баку, Вильнюсе. Если руководитель страны лично не отдавал приказ на расстрел мирных граждан, то он обязан установить, на каком уровне его установка была искажена, что привело к человеческим жертвам. И, соответственно, наказать виновных. Устранение сбоя в системе управления - это первейшая задача для того, кто хочет управлять дальше без повторения подобных катастроф. Но у нас, к сожалению, до сих пор не устранена причина этого сбоя. Не верю в то, что наш президент не знает, как и почему это произошло. В противном случае он бы уже не мог управлять государством. Но, вероятно, устранить этот сбой ему мешают какие-то идеологические причины. Вот в чем опасность вживления политических предрассудков в механизм государственного управления!
Нам вовсе не важно, каких политических взглядов придерживается человек, заступающий на дежурство перед пультом управления атомным реактором. Главное чтобы он имел соответствующую квалификацию и ответственность. И не дай Бог кому-то в такой ситуации спутать партийную ответственность с профессиональной.

- Но все-таки, согласитесь, что при руководстве страной, республикой политические взгляды первых лиц могут играть решающую роль. Эти взгляды, к примеру, определяют темп реформ. Тем более, вы являетесь членом такой организации, как Российская компартия, в которой человеку вообще не рекомендовано иметь собственные убеждения А нужно лишь придерживаться мнения большинства. Не случится ли так, что ваш Центральный Комитет заставит вас проводить ту политику, которая их устраивает?
- Президент и вице-президент должны выражать интересы всего народа, а не отдельной партии. И если потребуется на время своей работы в должности вице- президента я приостановлю членство в партии.

- Но в уставе КПСС нет такого понятия, как приостановление членства. Вас просто могут исключить из партии за неуплату членских взносов и отрыв от первичной организации. Что тогда будете делать?
- Государственные законы превыше уставов любых общественных организаций. И когда возникает подобное несоответствие, то именно партии должны привести свои уставы в соответствие с законами. И если сверху меня попытаются исключить из партии, то снизу товарищи не допустят этого.

- Как я понимаю, вы продолжаете считать себя коммунистом и не хотите окончательно порвать с партией, которая запятнала себя преступлениями перед народом?
- Вы считаете - так, я считаю - эдак. И никто не вправе укорять меня за мои убеждения. Другое дело, если это будет сказываться на выполнении служебных обязанностей. Но и тогда я буду отвечать, прежде всего, как вице-президент, а не как коммунист. Это во-первых. И во-вторых, выйти сейчас из КПСС было бы предательством с моей стороны по отношению к моим товарищам по партии. Ибо нельзя отождествлять партию с ее руководством. Среди рядовых коммунистов много честных, инициативных, умных людей. Собственно, это и заставило меня подняться на трибуну третьего Съезда народных депутатов России с заявлением о создании парламентской группы «Коммунисты за демократию». Теперь эта группа образовала общественно-политическое движение «Гражданское согласие». Наше движение находит поддержку не только среди коммунистов, но и среди беспартийных. Мы стремимся к созданию демократического общества с приоритетом общечеловеческих ценностей. Рядовые коммунисты были так же бесправны, как и беспартийные. Они никак не могли влиять на положение дел в партии. И поэтому за преступления партийного руководства они не могут нести ответственности.
Среди рядовых коммунистов немало тех, кто верит в то, что КПСС можно еще демократизировать. И мы будем стремиться так реформировать партию, чтобы ни при каких условиях она не могла превратиться в преступную организацию. Для этого необходимо, чтобы ответственные партийные работники, прежде всего секретари, действительно выбирались на партсобраниях, а не назначались сверху, как было раньше.
В нашей стране, к сожалению, партийная организация срослась с государственной властью. И потому так часто одно путается с другим. Я уже говорил, и хочу повторить, что одно дело мои политические воззрения и совершенно другое - мои государственные обязанности. Если не рассматривать коммунистическую партию как боевую организацию, то вопрос о внутренней дисциплине здесь вообще неуместен. Принадлежность к партии - это, скорее, вопрос личной веры. И никто не вправе осуждать человека за измену самому себе, ибо никто не может узнать причин, по которым меняются его взгляды.
И наоборот, находясь на государственной службе, человек не может давать волю своим личным пристрастиям. Существуют законы, которые он обязан неукоснительно выполнять независимо от настроения и своих убеждений. И нести личную ответственность за свой участок работы.
Меня, например, очень возмутило выступление против Ельцина шести членов Верховного Совета России, по инициативе которых, собственно, и был созван внеочередной съезд, где я сделал свое заявление. Не нравится вам политика Ельцина - уйдите из Верховного Совета, которым он руководит. Так поступают все депутаты в цивилизованных парламентах. Но если вы продолжаете занимать должности в его команде, извольте выполнять порученные обязанности. Мало ли какой путь не нравится стрелочнику? Но если он будет переводить стрелки по своему усмотрению, то катастрофа неизбежна
Руководство Коммунистической партии за годы Советской власти привыкло принимать решения, ни за что не отвечая. Такой безответственности впредь мы. не можем допустить. За любое решение будет отвечать тот, кто его принимает.

- Вы считаете, что возможно даже конструктивное сотрудничество с Иваном Кузьмичом Полозковым?
- А что, Иван Кузьмич, не человек?! Обратите внимание, как в последнее время изменился характер его политических заявлений. Он стал, мне кажется более лоялен к инакомыслию. И с ним тоже можно уже договориться. Чтобы диалог был конструктивен между людьми с разными политическими представлениями, им важно научиться уважать друг друга И не говорить один другому: мол, уходи, я все сделаю сам. Лучше будет, если они объединятся и будут работать вместе.

- Как вы думаете, почему Ельцин остановился на вашей кандидатуре в вице-президенты?
- Спросите об этом у Бориса Николаевича.

- В свое время вы баллотировались по Кунцевскому избирательному округу в народные депутаты СССР. И, помнится не прошли. Вас обвиняли в приверженности к жестким диктаторским методам руководства, недемократизме и даже в симпатиях к обществу «Память». Неужели за два с лишним года у вас так сильно изменились взгляды?
- Нет. По принципиальным вопросам моя позиция с тех пор почти не изменилась. Дело в том, что я баллотировался на тех выборах в группе кандидатов, уже хорошо известных своими демократическими убеждениями. Среди них были, например, Евгений Евтушенко, Юрий Черниченко... Рядом с ними я, мало кому известный «афганский» офицер, выпускник Академии Генерального штаба, естественно, выглядел ставленником номенклатуры. И мои разговоры о необходимости дисциплины на уровне государственного управления, которые сегодня воспринимаются как закономерные, тогда, два года назад, выглядели чуть ли не покушением на демократию.
Прибавьте к этому тогдашний ажиотаж предвыборной борьбы и порой не совсем честные методы, с помощью которых эта борьба велась. Причем, что интересно, не сами кандидаты боролись друг с другом, а скорее их избиратели. В ход пускались разные слухи, сплетни, чтобы дискредитировать неугодного кандидата. Вот избирательская молва и превратила меня в «черного полковника». Но я-то знаю, что таким полковником не являюсь. И с моей стороны было бы глупо затаить обиду как на демократически настроенных депутатов, так и на демократически настроенных избирателей. Более того, как человек, тяготеющий к демократии, я даже порадовался, что в нашем народе так велика жажда демократических преобразований, что по сравнению с ними мои взгляды представляются даже несколько консервативными.

- Но, согласитесь, укрепление государственной дисциплины, за которую вы продолжаете активно выступать, в нашем народе, к сожалению, ассоциируется по-прежнему с подавлением демократии?
- Действительно, к сожалению, дисциплину у нас часто путают с диктатурой. Но без дисциплины, увы, невозможна и демократия. Мыслимо ли такое, чтобы председатель облсовета отменял решение Верховного Совета республики, касающееся государственного устройства? Да это же должностной саботаж! И если Верховный Совет не может соответственно наказать такого председателя облсовета, то существующую структуру Советской власти нельзя считать органом государственного управления Систему управления в республике надо возрождать. Прежде всего, мы должны создать систему исполнительной власти на местах с прямыми выборами руководителей этой власти и их подотчетности президенту. Ибо если Россия и дальше будет оставаться в неуправляемом состоянии, приход диктатуры станет единственным результатом.

- Вы намерены распространять ваши дисциплинарные методы и на производство? Ведь укрепление дисциплины в государстве многие связывают с укреплением дисциплины в экономике в частности, с укреплением хозяйственных связей между предприятиями.
- Считать так, значит возвращаться к прежней административно-командной системе хозяйствования Время показало, что она крайне неэффективна. Восстановить экономику можно только с помощью рынка И ввести его как можно скорее - одна из основных задач нашего государственного управления И управлять рынком - это не значит командовать отдельными предприятиями. Армейская терминология здесь вообще неприемлема. Я знаю только один способ управления рынком - налоговая политика.

- В России складывается сейчас сложная межнациональная обстановка. Удастся ли нам избежать кровопролития на нашей земле?
- Во время войны в Афганистане я был командиром летного полка в котором не погиб ни один человек. Возможно, это не столько моя заслуга, сколько воля случая, но с тех пор я придаю особое значение функции управления. Уверен, что при правильном управлении государством можно избежать многих конфликтов и многих жертв. Ну а гарантией гражданского мира должен стать институт президентства Народ выбирает президента, а значит, президент должен нести персональную ответственность за жизнь и безопасность каждого гражданина Такую же ответственность несут и те лица которые работают в «команде» президента
Беседу вел Юрий БЫЧКОВ
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1991-21
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?