•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Дворец Советов

Дворец Советов. Чудовищная фантазия, так и не ставшая, к счастью, реальностью. Легендами окутано рождение этого замысла. Легенды складывались о том, каким будет «самое большое в мире здание». И легенды же звучат, когда речь заходит о бесследном исчезновении с лица земли несостоявшегося исполина. Вот потому-то начать этот рассказ я хочу с документа:

«НКВД.
Управление Северного железнодорожного исправительного трудового лагеря СМ04.
11 августа 1942 г. N2 1/974.
КОМАНДИРОВОЧНОЕ
УДОСТОВЕРЕНИЕ
Выдано настоящее удостоверение инженеру Строительно-мостового отделения №4 Севжелдорлага НКВД СССР тов.Болохвитиновой Марии Сергеевне в том, что она командируется в гор.Москву на работы по демонтажу конструкций Дворца Советов для мостов Северо-Печерской магистрали.
Начальник Строительно-мостового отделения № 4 Янушевский».


Дворец Советов


...В один из дней января 1942 года председатель Госплана СССР Сабуров принимал у себя в кабинете заместителя наркома внутренних дел, комиссара госбезопасности III ранга Чернышова и начальника Главного управления лагерного железнодорожного строительства (ГУЛЖДС НКВД СССР) комкора Френкеля. Третьим в этой маленькой «делегации» был старший инженер отделения мостов ГУЛЖДС Борис Георгиевич Степанов... Теперь, полвека спустя, он вспоминает:
- Незадолго до войны началось строительство железной дороги Коноша-Котлас-Воркута, называемой Северо-Печерской магистралью. Все работы осуществлял наш главк - ГУЛЖДС. Уже в самые первые месяцы войны определилась срочность этой трассы - страна и ее армия, отрезанные от Донбасса и Бакинских месторождений, остро нуждались в угольных запасах Воркутинского бассейна и нефти Ухты. Строительство железной дороги, на котором трудились тысячи заключенных, шло буквально днем и ночью. Однако задержка могла получиться из-за отсутствия металлических ферм для мостов через многочисленные реки на участке от Котласа до Воркуты. Между тем металлического проката для этой цели найти никак не удавалось. Вот тогда наше начальство и отправилось в Госплан.
«Свободного металла сейчас нет, - отрезал Сабуров. - Единственное, что могу вам предложить, это металлические конструкции Дворца Советов...»
420-метровая громадина по проекту должна была опираться на мощный каркас, для которого в Днепропетровске катали даже особую сталь - марки ДС («Дворец Советов»). Однако к началу войны успели смонтировать лишь небольшую часть каркаса. На дне громадного котлована установили 32 «башмака», на которые должны были опираться гигантские колонны залов первого этажа. Кроме того, частично был собран каркас стилобата - нижнего яруса дворца. «Клетку» этого каркаса высотой почти с десятиэтажный дом успели возвести со стороны Волхонки и под прямым углом к ней на небольшом участке вдоль нынешнего Соймоновского проезда... Вес смонтированных конструкций составлял приблизительно 25 тысяч тонн.
- ...Вот этот металл нам и предложили в Госплане для постройки мостовых ферм на Северо-Печерской
магистрали. Вопрос благополучно решился буквально в два дня. Так что, я думаю, он был предварительно согласован «в верхах». Говорят, Сталин, одобрив постановление о передаче недостроенного Дворца Советов в ведение ГУЛЖДС, написал: «Выиграем войну, построим заново».
Как бы то ни было, уже через несколько дней в Котласе организовали мостоучасток, где было несколько вольнонаемных инженеров и техников и приблизительно человек двести заключенных. Затем всех их отправили в Москву, на площадку строительства Дворца Советов.
«Зеков» устроили в бараках, где раньше размещались рабочие этой стройки. «Новоселы» сами же и обнесли эти бараки колючей проволокой, оборудовав в самом центре столицы «зону»... Кстати, такой любопытный штрих: все заключенные, трудившиеся на демонтаже Дворца Советов, получали красноармейский паек. А руководившим ими инженерам мостоучастка полагалась только лишь карточка служащего!
Непосредственно к разборке конструкций приступили летом 1942 года. Никакой специальной техники не было. Заклепки срезали автогеном, бетонные заделки крушили ломами. Вместо подъемных кранов использовали сколоченные из бревен и досок укосины. Снятые металлоконструкции на грузовиках везли в Лужники, на бывшую базу строительства Дворца Советов, и там на специальных погрузочных эстакадах перекладывали на железнодорожные платформы.
Мостоучасток ГУЛЖДС работал на площадке Дворца Советов вплоть до весны 1943 года. Были демонтированы все конструкции, за исключением «башмаков» центральной части - их приказали не трогать (видимо, все- таки тогда еще действительно надеялись после победы возобновить строительство).
Около половины «добытого» из Дворца Советов металла передали в НКПС СССР для восстановления разрушенных железнодорожных мостов на освобожденных от немцев территориях. А другая половина демонтированного каркаса - около 10 тысяч тонн - была использована при строительстве мостовых ферм для Северо-Печерской магистрали. И до сих пор стоят эти железнодорожные мосты через Северную Двину, Вычегду, Усу, Вилядь, Вымь - прекрасный металл марки ДС гарантирует им долгую рабочую жизнь...
Александр ДОБРОВОЛЬСКИЙ
Иллюстрации из домашнего архива Якова ХАМКИНА
рейтинг: 
  • Нравится
  • 1
Номер Столицы: 1991-17
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?