•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Как писатель-фантаст Иван Ефремов был записан в английские шпионы

Как писатель-фантаст Иван Ефремов был записан в английские шпионы

...Вскоре после распределения из Высшей школы КГБ СССР во Вторую службу Московского управления мне пришлось временно поработать на линии противодействия спецслужбам Великобритании. По причине высокого уровня работы английской разведки оперативных дел на них практически не было, и она считалась «гнилой» как у нас, так и во Втором главке, ведущем контрразведывательном органе страны.
Но руководитель нашего управления был не из тех, кто пасует перед обстоятельствами. У генерал- лейтенанта В.Алидина было «ярко выраженное стремление выделиться». В данном случае оно выражалось в форме его неустанной работы по состоявшему из нескольких десятков томов явно надуманному делу оперативной разработки с окраской «шпионаж в пользу Англии» на всемирно известного палеонтолога, геолога, основателя тафономии, историка, естествоиспытателя, автора научно-фантастических и социально-философских романов Ивана Антоновича Ефремова (1907-1972). «Дело» было раздуто настолько, что нормативные сроки оперативной разработки были превышены в несколько раз. Более того, даже после кончины «объекта» генерал продолжал «изобличать» покойника еще целых восемь лет.
Приклеенный контрразведкой к имени Ивана Антоновича секретный ярлык британского резидента- нелегала не мог не отразиться на отношении к нему со стороны некоторых академических и издательских кругов, напичканных офицерами так называемого действующего резерва КГБ и агентами 5-го управления (борьба с идеологическими диверсиями). Поэтому подробная биография И. А. Ефремова не публиковалась ни разу, а научная ее сторона наиболее полно отражена лишь в некоторых книгах.
Насколько я помню, главный «идеологический контрразведчик» страны начальник 5-го управления Ф. Д. Бобков был единственным чекистом, поощрявшим титанический труд Алидина. Второй главк, курировавший наши дела по шпионажу, к материалам на И. А. Ефремова относился, мягко говоря, скептически. Однако никто не рисковал открыто возражать Алидину, поскольку всему Комитету он был известен как доверенное лицо Брежнева и Гришина.
«Липа» была настолько очевидной, что над разработчиками потешались все, кому приходилось знакомиться с материалами. Именно потешались, но не удивлялись и, тем более, не возмущались, поскольку сляпанных наподобие этого «дел» в КГБ в те годы было немало в силу плановости в работе и необходимости постоянно доказывать «делами» целесообразность существования все возраставшего числа подразделений и должностей «коммунистов-руководителей».


Как писатель-фантаст Иван Ефремов был записан в английские шпионы

Основанием для заведения «дела» послужили данные о том, что в 1924 году английским резидентом в Турции был некий белоэмигрант Ефремов. Никаких других сведений о нем не имелось - ни возраста, ни примет, ни биографических данных - ничего. Возможно, эта весьма распространенная фамилия использовалась действительным резидентом в качестве псевдонима. Однако за основу было взято предположение о подлинности фамилии злоумышленника против Советской власти. Ефремовых на Руси - хоть пруд пруди. Более других чекистам был известен Иван Антонович, поскольку, по крайней мере в те годы, в стране не было ни одного мальчишки, не прочитавшего хотя бы одного из его научно-фантастических романов. И искать его не надо было - жил под самым боком. К тому же поддерживал контакты с иностранцами (какой же ученый или писатель их не имеет?), знал английский язык (пожалуй, лучше выпускника Высшей школы КГБ), говорил медленно и с легким заиканием (якобы за много лет жизни в Союзе даже не удосужился научиться как следует говорить по-русски в силу присущего англичанам высокомерия по отношению к чужеземным аборигенам). И это еще не все.
В деле имелась справка, согласно которой у Ивана Антоновича в детстве был приемный брат (помимо девяти родных братьев и сестер), которого отец будущего «объекта» КГБ взял в семью после смерти своего друга и напарника по купеческому делу, обрусевшего вдовца-англичанина. Узнать что-либо о послереволюционной судьбе этого мальчика, одногодка Ивана, «не представилось возможным». Сей таинственный факт стал роковым в судьбе ничего не подозревавшего Ивана Антоновича.

Была выдвинута смелая версия о том, что Иван Ефремов - это не Иван Ефремов, а тот самый мальчик, сын друга купца Антипа Харитоновича Ефремова. Вы обратили внимание на то, что купца звали Антип, а не Антон? Просто впоследствии при оформлении документов мальчик забыл имя своего приемного отца и стал называться не Иваном Антиповичем, а Иваном Антоновичем. Или, что не менее вероятно, хотел тем самым затруднить работу советским чекистам. Но это еще не версия, а то, что ее подпирает.
А версия звучала так: сын купца- англичанина, как и его отец (?!), являлся агентом английской разведки, каковым и попал в семью Ефремовых (правда, без ее уведомления в этом). После Великой Октябрьской... он убил (!) подлинного Ивана Ефремова с целью воспользоваться именем честного русского человека для прикрытия своей черной шпионской деятельности на территории молодой Советской республики. Однако судьба забросила его в Турцию, где он получил повышение по службе, став резидентом английских спецслужб на территории этого сопредельного государства. В скобках заметим то, что скрылось от внимания московских чекистов: мальчику в то время было не более 17 лет от роду. Но если Аркадий Гайдар командовал полком в 16 лет, то почему бы коварной английской разведке не перенять сей положительный опыт, перенеся его на поприще плаща и кинжала? Всю эту абракадабру венчала мысль о том, что впоследствии лже-Ефремов был заброшен англичанами в нашу страну, где с их же помощью приобрел вышеупомянутую мировую известность и получил, таким образом, возможность легально встречаться с сотрудниками и агентами британских спецслужб, прятавшихся под личинами иностранных ученых, специалистов, а также честных советских граждан. Но и это еще не все.

В «деле» имелись сведения о том, что в 1961 году И.А.Ефремов вместе со своим сыном вышел на лодке в открытое море и развеял там по ветру прах своей первой жены. По вполне понятным причинам ни воздушной, ни космической разведкой этот скорбный акт зафиксирован не был. К примеру, на похоронах Индиры Ганди соответствующая траурная церемония была заснята на кинопленку, и мы скорбили вместе с Индией, наблюдая ее на экранах наших телевизоров. Но приверженец той же религии И.А.Ефремов, проживавший в сугубо атеистическом государстве, на которое «возлагало свои лучшие надежды все передовое человечество», такой возможности не имел. Более того, он был вынужден скрывать свою веру, поскольку, являясь советским ученым, имел право верить только в марксизм-ленинизм и предложенное им «светлое будущее». Это соображение было само собой разумеющимся и потому не нашло отражения в материалах «дела», что и позволило «товарищам» выдвинуть дополнительную версию, легко вписывавшуюся в основную. Для этого им пришлось всего лишь повесить еще один «липовый» ярлык - теперь уже на сына Ивана Антоновича. Итак, по версии Алидина, сын ученого также являлся агентом английской разведки. Жена Ефремова, узнав о шпионской деятельности мужа и сына, намеревалась сообщить о своем случайном и ужасном открытии органам КГБ. Как полагали разработчики, не найдя возможным убить в ней этот благородный порыв, отец и сын убили ее саму, после чего вышеуказанным способом замели следы своего преступления.
* * *
Повторная женитьба И. А. Ефремова лишь подлила масла в пламень воображения бывшего крупного партийного работника, каковым, как и положено истинному генералу КГБ, ранее был В. Алидин. Дело в том, что в биографии Таисии Иосифовны было несколько месяцев, которые никак не поддавались оперативной проверке. Это было время ее пребывания на временно оккупированной немцами территории в период второй мировой войны. Ну, не нашлось, хоть ты лопни, ни одного живого агента, который смог бы подтвердить ее любовь к Родине в те разнесчастные месяцы! Поэтому предположили, что там могла действовать английская резидентура. Из этого предположения логически вытекало еще одно: именно там и в то время Таисия Иосифовна была завербована англичанами и оставлена затем на освобожденной советской территории для проведения шпионской деятельности. Однако тайники, радиосвязь и прочие шпионские штучки - дело хлопотное и чреватое попаданием в поле зрения местной контрразведки. В связи с этим англичане, по мнению У КГБ, приняли решение о спаривании резидента с агентессой. На чекистском языке «спаривание» означает вовсе не половую связь, а взаимную расшифровку двух агентов друг перед другом. Но, согласно версии Алидина, в данном конкретном случае изобретательность и наглость англичан превзошли все границы, а именно: они реализовали на практике оба значения указанного слова - контрразведывательное и животноводческое, - сочетав двух шпионов брачными узами. Для этого пришлось убрать первую жену резидента. Так появилась вторая версия мотивации убийства, которая лишь утвердила уверенность наших профессионалов в его достоверности. Теперь о естественной смерти женщины никакой речи и быть не могло. Тем более, что практически не бывает детективных сюжетов, где иностранные агенты не проявили бы свою звериную сущность. Это известно всякому чекисту, даже не читающему книг.

Количество томов «дела» уже перевалило за четвертый десяток, когда контрразведка сочла-таки целесообразным предъявить фотокарточку И. А. Ефремова для оперативного опознания здравствовавшим до того времени трем сестрам ученого, проживавшим на периферии - две в одном, а третья в другом городе. Эта единственная трезвая во всем многолетнем «деле» мысль прозвучала из уст генерала в его служебном кабинете в присутствии двух чекистов. Произошло это незадолго до смерти Ивана Антоновича. (Казалось бы, и ежу понятно, что опознание следовало провести еще на стадии проверки сигнала, т.е. до заведения «дела», но Виктор Иванович был из партийных работников, а поэтому либо вовремя не догадался, либо умышленно этого не сделал раньше по причинам, о которых мы можем только догадываться.)
И вдруг (ох, уж эти детективы!) в течение последующей со дня рокового совещания недели умирает та сестра, которая проживала отдельно, а еще через несколько дней - обе другие. Никто никаких фотографий им, как следует из материалов дела, так и не предъявил. В связи с этим был сделан однозначный вывод о том, что Ефремов, узнав о намерений оперработников провести оперативное опознание, убил всех троих, тем самым еще раз подтвердив свою причастность к шпионской деятельности. Даже если поверить в этот абсурд, возникает вопрос: кто из троих присутствовавших на совещании в кабинете Алидина проинформировал Ефремова о предстоявшем опознании? Но этот вопрос ни у кого не возник. Не появилось мысли и о том, что сначала могла естественной смертью умереть одна старушка, после чего, не перенеся тяжелого известия, скончались обе другие, проживавшие в другом городе. Разрыв между этими кончинами соответствовал времени прохождения почтового отправления - 2-4 дня (точно уже не помню). Впрочем, действительно может иметь право на существование и версия о том, что старушек «убрали», Другой вопрос - кто и зачем?
Иван Антонович скончался за столом в своем домашнем кабинете 5 октября 1972 года на глазах у оперработника, который «осуществлял за ним негласный визуальный контроль с помощью специальных оперативно-технических средств». Последний в соответствующей справке сообщал, что смерть наступила в тот момент, когда «объект» вскрыл письмо, полученное им якобы из какого-то иностранного посольства. На основании этой справки Алидин сделал следующее заключение: английская разведка, установив, что чекистское кольцо вокруг ее резидента замкнулось, убрала его, направив Ефремову письмо, обработанное сильнодействующим ядом.
Как утверждали в дальнейшем разработчики, труп А. И. Ефремова патологоанатомами не вскрывался, что, естественно, было списано на «козни» его жены, которая якобы знала об этом убийстве от своих хозяев (вы еще не забыли, что она английский агент?) и таким образом помогла им спрятать концы в воду. Труп был кремирован. Оперработники не успели вовремя предотвратить акт кремации. Они прибыли в крематорий тогда, когда траурная церемония уже закончилась. Особо подчеркивалось, что присутствовавший на ней иностранец, увидев чекистов, поздоровался с ними приподнятием шляпы и улыбнулся, как старым знакомым, хотя никогда ранее с ними не встречался. Московская контрразведка расценила это как акт издевательства над ней: дескать, вот вам кукиш, а не тело для вскрытия!
Одним словом, после ознакомления с «делом Ефремова» у меня сложилось впечатление, что его разработка преследовала отнюдь не контрразведывательные цели, ведь в противном случае невольно склоняешься к мысли о том, что КГБ - это сумасшедший дом. Скорее всего, были круги, заинтересованные в ограждении общества от Человека, мировоззренческие позиции которого находились в стороне от окопов отцов «развитого социализма». И не в фантастических ли романах Ивана Антоновича теперь следует искать его видение будущего цивилизации и путей Разума, ведущих к нему?

P.S.: Полагаю, что ответить на многие возникшие у читателя вопросы смогла бы независимая депутатская комиссия, которая добилась бы выдачи ей для тщательного изучения этого многотомного «труда» московских чекистов, расследования сопутствовавших ему обстоятельств и защиты честного имени Ивана Антоновича от слухов, которые без этого разбирательства еще долго будут бродить по лубянским коридорам вседозволенности и бездарности, периодически просачиваясь наружу.
В постановлении о сдаче «дела» в архив указано, что выдавать его для ознакомления можно только с разрешения начальника Московского управления КГБ. Эта фраза была вписана туда для того, чтобы никто не имел возможности убедиться в том, что «дело» - чистейшей воды «липа».

Валентин КОРОЛЕВ
рейтинг: 
  • Нравится
  • 2
Номер Столицы: 1991-16
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?