•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Почтамт

Почтамт

Наше государство оказалось на удивление легко продаваемым... История здания московского почтамта интересна ухе одним тем, что оно строилось как почтамт - и до сих пор стоит на своем месте. Это можно считать особым везеньем. Например, другое историческое здание, то, в котором помещалась редакция газеты «Труд» на Тверской, передвинули с его законного места, редакцию выселили, а почтамт, представьте, пощадили.
Что ни говорите, а пока в Москве есть почтамт, чувствуется стабильность жизни.
Даже когда улицу Кирова переименовали в Мясницкую, москвичам это, в общем-то, понравилось. Почтамт и строился на Мясницкой, а не на Кирова. Но еще раньше почтамт закрыли на ремонт. И москвичи немного растерялись: а как же без почтамта! Всю жизнь туда ходили, там можно было купить все, что имеет хоть малое 6т- ношение к почте, телеграфу и телефону. Почтамт, естественно, работал круглосуточно. Еще Ленин говорил, что социализм без почты и телеграфа - пустейшая фраза... И вдруг закрыли!..
Уже даже улицу успели переименовать, а почтамт отремонтировать не было никакой возможности. «Столица» неоднократно интересовалась, как идет ремонт почтамта. Разговор об этом затевался и в Моссовете, и при личных встречах с руководством почтамта и Министерства связи СССР...
В Моссовете мы в полный голос возмущались тем, что в закрытом якобы на ремонт отдельном здании главного операционного зала почтамта руководство настелило искусственную траву, на которой загадочная избранная публика... играла в теннис. Как можно играть в теннис, когда операционный зал закрыли из-за аварийного состояния? Не опасна ли игра в теннис в здании, которое разрушается? - такие вопросы задавали мы на широком совещании в Моссовете. Нет, тогда нам не сказали, что почтамту нужны деньги, и он готов продаться кому угодно, - заложить хоть по отдельности красивый мозаичный пол, стеклянный потолок, заменяющий там крышу и по-научному называемый фонарем, или балконы. Нам только указали на невоспитанность: как, дескать, можно прилюдно поднимать частные вопросы? Совещание же все-таки идет, деловые люди за столом, постыдились бы...


ПРОДОЛЖАТЬ разговор о теперь уже непонятно почему закрытом от людей почтамте нас заставили читатели: звонили встревоженные женщины, мужчины и уверяли, что они точно знают, что почтамт уже никогда не будет почтамтом, что его продали. Читатели говорили, что именно «Столица» должна заступиться за московскую историческую достопримечательность - название журнала обязывает. Поэтому, когда в редакцию приехал заместитель министра связи СССР Евгений Алексеевич Манякин в сопровождении заместителя начальника московского почтамта Константина Васильевича Шаталова, мы не преминули спросить: что же делается с почтамтом? Когда закончат ремонт? И кому его, старенького, продали?
На наших глазах заместитель министра поссорился с заместителем начальника почтамта. Заместитель министра связи доказывал, что такая мысль - абсурдна, что почтамт не продан, что он лично подписывал все документы по капитальному ремонту дома N 26 по Кирова (теперь по Мясницкой), лично ездил утверждать проект к начальнику Главмосархитектуры Леониду Васильевичу Вавакину. А заместитель начальника почтамта отпарировал, что заместитель министра связи в своем министерстве не все знает, что делается в Москве. Почтамт - нищий! Он закрыт на ремонт ввиду его опасности для посетителей! А что касается травяного покрова, то он для рабочих почтамта, которые там проводят свои обеденные перерывы!
Одно с другим как-то не сходилось: если почтамт нищий, то при чем же тут обеденные услады для сортировщиков посылок и бандеролей! И еще заместитель начальника московского почтамта сгоряча сказал, что почтамт сдали, сдали. За деньги. Потому что почтамт - нищий! Кому сдали? - откинулся на спинку редакционного стула пораженный заместитель министра. Сдали, был ответ. Потому что деньги нужны.
- Ну вот видите, - сказал заместитель министра связи всей страны, - Минсвязи уже никем не командует, нас никто не слушает...
Этим признанием завершилась беседа о никудышной работе московского почтамта, из-за которого письма по Москве ходят больше месяца и потому учреждения вместо того, чтобы ужиматься, вынуждены заводить курьеров, курьеров, тридцать пять тысяч или даже уже больше курьеров... А частные лица, бросая письмо в почтовый ящик, совсем не уверены, что письмо дойдет.

МОСКОВСКИЙ ПОЧТАМТ

заложили гораздо раньше, чем об этом сообщила местная печать. В роли ростовщика выступила Российская товарно-сырьевая биржа. Два года в главном операционном зале московского почтамта она будет вести торговлю на пальцах - продавать то, чего в магазинах нет и в помине: мясо, муку, древесину и прочие прелести. Дело, конечно, очень хорошее: возвращение к западному образу жизни, дай бог, сделает нас снова похожими на людей. Но в Москве, разрешите напомнить, от старых времен осталось великолепное здание настоящей Биржи - гигантское, просторное, в чем-то похожее на почтамт. Это здание находится прямо напротив редакции «Столицы»: окна редакции смотрят в окна Биржи. Правда, в тех окнах торчат... кульманы. В необъятном здании, предназначенном для крикливых биржевых операций, расположился какой-то тихий институт. На первом этаже - столовая, куда иногда ходят наши сотрудники. И, кроме вывески столовой, другой на Бирже нет: тайна, что ли? На каждом шагу - тайны! И у новой биржи на Мясницкой уже есть своя тайна: никто не отвечает на вопрос, сколько Российская товарно-сырьевая биржа платит руководителям почтамта за аренду главного операционного зала? Почем продали почтамт?
Продать почтамт - одно удовольствие. Тогда деньги текут сами. Не нужно сортировать письма, продавать марки и вообще стремиться сделать как можно больше работы, чтобы как можно больше заработать. Сиди в своем кабинете начальника почтамта, а деньги на счет почтамта поступают. Словно бы продажа марок и конвертов идет с утра до утра и еще, знаете, суток не хватает. А в банке, как ни странно, в данном случае вовсе не интересуются: с чего это московский почтамт стал таким богатым? Перед банком почтамт не отчитывается, перед Министерством связи СССР не отчитывается, перед редакцией журнала «Столица» и перед москвичами - тем более. И получается, что все в жизни московского почтамта зависит от того, какой ему попадется начальник: попадется настоящий связист - закипит почтовая работа: сортировка писем, бандеролей, посылок, продажа марок, конвертов, предоставление междугородных телефонных разговоров, размен рублей на двушки, чтобы люди звонили как можно больше... А попадется не связист - и продаст здание почтамта бирже. Или колхозному рынку. Рынков в Москве тоже не хватает. Или бане. А какой отличный салон парикмахерских может получиться из главного операционного зала московского почтамта!.. Начали-то, как вы помните, с простенького теннисного корта. Кто мог подумать, что из почты может выйти отличное элитарное спортивное сооружение?..
Вполне возможно, однако, что начальника-связиста современные предприимчивые люди назовут глупым и недалеким, а начальника, продавшего почтамт, - предприимчивым и очень современным. Зарабатывать деньги нужно по-любому. Такой вульгарный взгляд на предприимчивость свойственен и гораздо более образованным людям. Кто бы мог подумать, что драгоценные страницы газеты иные главные редакторы отдадут вошедшей в моду рекламе? Такую роскошь могут себе позволить, во-первых, очень богатые владельцы газет, а во-вторых, газет очень толстых. Но за рекламу охотно продаются «Правда» и «Известия». Некрасивой, неинтересной рекламе они отдают целые страницы, целые вкладыши! Такое карикатурное подобие «западной печати» и смешит, и раздражает. «Правда» и «Известия» - издания не частные. Публикация реклам, которые большинству читателей абсолютно не нужны, потому что рекламируются не товары и не услуги, а какие-то станки и компьютеры, - это так прозрачно: за этим стоят деньги, деньги, деньги («мани! мани! мани!», как поется в знаменитой песенке). Причем если вникнуть в их рекламу, то окажется, что публикуется все без разбору. «Столица» как-то высмеяла одну рекламку, напечатанную в «Известиях»: в той рекламе все был сплошной обман.
ЕСЛИ ТАК легко отдаются за деньги наши центральные газеты и почта с телеграфом, то чего ждать от других государственных структур, которые, что ни говорите, находятся в основании общественного устройства? Это уже на государственных структурах вырастают частные заводы и фабрики. Во всяком случае в безусловно цивилизованных странах в частные руки отдают что угодно, только не транспорт и связь. Не потому, что жалко, а потому, что человек не может зависеть от прихоти частного владельца в вопросах переездов и заочной связи.
В Москве есть еще несколько хороших зданий, которые можно очень выгодно продать: например, здание, которое занимает Моссовет. Или Колонный зал в Доме союзов. Ну, раз продали московский почтамт, то на очереди только эти здания! Есть еще прекрасные здания Большого театра, театра имени Евг. Вахтангова: внутри там просторно, находятся они в самом центре города. Стоит ли думать о москвичах, которые - ей богу, это тонкости! - просто привыкли к своему городу и как-то теряют почву из- под ног, когда узнают о таких распродажах? Надо только захотеть продать, а покупатель найдется!
Вячеслав БАСКОВ
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1991-15
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?