•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Станислав ГОВОРУХИН: «Будущее у России есть, только нам его не дождаться»

- После «Места встречи..,» вы стали классиком отечественного детектива и могли бы, я полагаю, эксплуатировать эту жилу и свои способности до конца жизни. И вдруг вы разразились серией статей, сделали один публицистический фильм, снимаете второй... Для вас это такая же неожиданность, как и для нас?
- Ну, не совсем... Если бы не конец хрущевской оттепели, я бы стал журналистом. Но понял, что говорить правду нельзя, а врать было противно.

- А что, в кино тогда можно было не врать?
- Можно было. Не врать, не вступать в партию, не предавать друзей... А те, кто врал, «наступая на горло собственной песне», пусть не валят теперь на режим.
Но и эзоповым языком не говорил - изъясняться намеками, прятать мысль в подтекст противно моей натуре. Поэтому брал темы, где можно было не насиловать себя и приносить пользу людям... Вместе с тем приход Горбачева значил в моей судьбе очень много. Я вспомнил, что я газетчик...
Станислав ГОВОРУХИН: «Будущее у России есть, только нам его не дождаться»


- И не забыли, что вы режиссер?
- Когда до меня дошло, что я одновременно приличный режиссер и приличный журналист, я решил, что надо попробовать совместить эти качества на экране.

- Фильм «Так жить нельзя», в сущности, и представляет собой речь публициста, иллюстрированную киноматериалами... А тот, что вы снимаете сейчас? Правда ли, что вы собираетесь показать, как надо жить?
- Хватит с нас учителей, которые точно знали, «как надо». Мой фильм - это впечатления человека, который в зрелом возрасте начал изучать историю своей страны. И эти впечатления ошеломляющие...

- Можете поделиться?
- Я знал о России то, что считали нужным сообщить советские учебники. Ну, скажем, что если бы не было революции, то не было бы Днепрогэса, Магнитки, Гагарина, что Россия была бы сермяжной и лапотной страной...

- Эту точку зрения излагают, увы, не только учебники, имеющие понятное предназначение любыми неправдами восхвалять коммунистический строй, но и мыслящие люди, доказывающие, что без диктаторских мер историческая задача индустриализации России не могла быть решена...
- Да чушь это! Доклад о строительстве каменной плотины на днепровских порогах был представлен еще в 1830 году полковником Шишовым. В начале века Россия построила восхитивший мир великий сибирский путь - втрое длиннее транс-американской магистрали, планировала соединить Дальний Восток с Северной Америкой, прорыв тоннель под Беринговым проливом. Что она, Днепр бы не перегородила, если б захотела погубить реку? Все бы сделала, притом с меньшим потом и без крови!

- Кровь потому и лилась, что задачи XX века коммунисты решали древнеегипетскими методами...
- Притом выдаваемыми за последнее слово прогресса. Недавно Алексей Герман привел прекрасную фразу Ходасевича: «Историю убиенных часто пишут их убийцы». Вы замечали, кстати, сколько улиц в наших городах названо именами убийц? Улица Желябова, улица Перовской, улица Халтурина, улица Урицкого... Давайте, коли такое дело, и улицу Каннегиссера - убийцы Урицкого, и улицу Конради - убийцы Воровского...

- Поддерживаю и вношу дополнение: во всех городах, где есть улица Ленина, одну из пересекающих ее переименовать в улицу Фанни Каплан...
- Слова Ходасевича относились к Павлу, но смысл их гораздо шире. Ведь кто такой Павел? Антидворянский царь, желавший наделить крестьян землей. Дав послабления крепостным, он вызвал ненависть душевладельцев, был ими убит и оболган. А Николай II, которого оболгали еще больше? Известно ли вам, к примеру, что он еще в 1898 году обратился ко всем государствам мира с призывом к разоружению? Горбачев должен бы помнить, кто его предшественник...

- С Николая публицистика нынче иконы пишет, а ведь этот миролюбец в 1914 году ввязался или дал себя ввязать в войну, которая в конечном счете стоила ему короны и жизни, потворствовал погромам... Да и расстрел 9 января 1905года на его совести, как расстрел 13 января 1991 года на совести столь же миролюбивого Горбачева. И как один, вместо того чтобы стравливать пар из перегретого российского котла, сидел на крышке и ждал взрыва, так и другой уселся на нее в расчете на свой вес...
- Конечно, вины с Николая снимать нельзя. Он не был готов к царствованию и не годился на эту роль. Но Кровавым его все же не назовешь. Бели кто и был кровавый диктатор, так это Ленин, с жестокостью которого не сравнится ни один Чингисхан и о котором до сих пор никто не может сказать правды...

- Кто же мешает?
- А вы попробуйте попасть в ленинский архив! Тогда поймете... Да и напечатать можно не все.

- Напечатать - в настоящий момент - можно все, только не в любом издании (естественно, «Правда» не напечатает правды о человеке, чей профиль изображен рядом с ее названием). А вот значимость архивных тайн, мне кажется, вы сильно преувеличиваете. Там много интересного, но, полагаю, ничего существенно нового, как и во всем, что появилось за последние годы. Тот, кто хотел знать общую картину российской истории XX века, мог ее узнать всегда - были очевидцы, был сам- и тамиздат. Но вы заговорили об убийцах, стало быть, в вашей новой ленте есть криминальный элемент?
- По жанру фильм исторический, а по форме - расследование запутанного дела об убийстве прекрасной страны...

- И последующей фальсификации этого дела? Красивый ход. Но неужели и здесь, как в классическом детективе, убийца обнаружится лишь в конце, притом из числа персонажей, которых никак нельзя было подозревать?
- Особых неожиданностей я вам не обещаю, но и выдавать тайн следствия не стану. Если всерьез, я убежден, что погубили Россию не жиды, как было бы приятно услышать антисемитам, и не только большевики, как было бы приятно услышать антикоммунистам, а гораздо более широкие слои, не исключая либерально-демократическую интеллигенцию и депутатов всех четырех Дум. Кстати, история повторяется...

- Тогда нельзя исключать ни царского правительства, ни тогдашней бюрократии, ни военных. А что вы скажете о роли его величества народа?
- В том-то и дело. Это еще Бунин спрашивал: вот, валят вину на тех, на этих - а народ? А народ не виноват?! Как мог этот христианский народ единодушно откликнуться на призыв к грабежам и убийствам? А потом кивать на соседа и на еврея - они, мол, подбили...

- Таким образом, не исключается и версия самоубийства?
- Пока следствие не закончено, не исключается ничто.
Кроме версии заговора темных сил, кого бы на эту роль ни сватали. Может, это сам Господь провел на нас эксперимент...

- Господь изощрен, но не злонамерен, говорил Эйнштейн. Стало быть, должен он дать нам шанс возродиться?
- Если бы я не надеялся, я не делал бы своего фильма. Мне кажется, этот шанс - в обретении прошлого. Помните» У Оруэлла: кто владеет прошлым, владеет и будущим. Люди без корней, без исторического опыта не способны встать на путь воскрешения из мертвых. Какое-то время я был очень оптимистично настроен насчет возвращения отнятой у нас истории, но сегодня, боюсь, этот процесс может остановиться...

- У многих создается впечатление, что вы-сторонник твердой руки и чуть ли не апологет диктатуры. И надо признать, что ваши резкие высказывания, непоколебимый вид и не в последнюю очередь усы и трубка это впечатление скорее поддерживают, чем опровергают...
- Да, я мечтал бы о твердой руке. Но не о кровавом тиране вроде Ленина или Сталина, а о гражданской диктатуре во главе с цивилизованным и культурным человеком, каким-нибудь новым Столыпиным.

- С одноименным «галстуком»?
- Если вас интересует, стою ли я за сохранение смертной казни, то да. И меня возмущала шумиха в прессе против смертных приговоров убийцам и против плохого обращения с преступниками. У нас же общество абсурда: преступность растет, а тюрьмы пустеют. Преступления ужесточаются - наказания смягчаются... В здоровом обществе, конечно, обязан возникнуть разговор о смягчении отношения к преступникам. Но в здоровом!

- Я тоже не против смертной казни за убийства, хотя нисколько не верю, что эта мера сдерживает их число. Просто в этих случаях смертная казнь удовлетворяет мое языческое чувство мести или справедливости. Соображения же о том, что своевременно, а что нет, вовсе не должны останавливать журналиста...
- Где же, интересно, были эти журналисты, когда в тюрьмах сидели невинные люди? Что-то я не помню, чтобы тогда писали о том, как плохо им живется. А когда в тюрьмах остались одни виновные - тут все засуетились!

- Ну, вы ведь тоже раньше не снимали фильмов о том, что КПСС-преступная партия, а ведь тогда она была куда опаснее и преступнее, чем теперь, когда опасна только ее агония...
- Можно спросить и с меня, я себя не выгораживаю. Конечно, КПСС теперь не та, что прежде. И тем удивительнее, с каким упорством она цепляется за дискредитировавшие себя в глазах народа идеи социализма и коммунизма. И зачем руководство КГБ упорно называет своих работников чекистами? Что оно, не знает, чем была ЧК? Впрочем, может, и не знает - в силу своей необразованности...

- Ну а кто, по-вашему, мог бы, получив соответствующий мандат, стать «гражданским диктатором»?
- Нет таких на горизонте. Горбачев человек сильный, но мягкий и обнаруживший свою несостоятельность. Кроме того, он и не имеет права быть президентом с неограниченными полномочиями, поскольку избран не народом, а кучкой депутатов...

- А никто больше его и не выбрал бы - даже тогда, а тем более сейчас. Ну а Ельцин?
-- При всем моем уважении к этому человеку я не верю в него. Как талантливый полководец ничего не может без армии, так и талантливый государственный деятель ничего не может без государства. А государства у Ельцина нет, и в ближайшее время, видимо, не будет - для этого нужно, чтобы Россия стала суверенной. Пока этого не в состоянии добиться даже Литва...

- Вы считаете для России нецелесообразным оставаться в СССР?
- Конечно. В СССР ей не возродиться. Когда летом мне предлагали войти в российское правительство министром культуры, я долго думал, но пришел к выводу, что это бессмысленно. Если уж Ельцин бессилен, что говорить о министре? Единственный путь для России - потеря колоний. Туркестан, Кавказ, о Прибалтике и речи нет - все это колонии. Зачем они нам? Да и не могут христианские нации ужиться с исламскими в одном государстве!

- Тем паче, что они и друг с другом не очень уживаются... Отчасти поэтому, кстати, коммунисты и стремились переплавить все нации в едином котле и отлить «новую историческую общность», но потерпели крах, потому что шли - как всегда - против человеческой природы...
- То, что сейчас в Средней Азии, - цветочки. Там будет мощное исламское государство...

- В чем вы видите несостоятельность Горбачева?
- Он недалекий человек и к тому же аппаратчик. Мы же знаем, как делается карьера в аппарате - ее не сделаешь не промолчав, когда надо кричать, не сподличав и не предав.

- Разве это не относится ко всем нынешним перестройщикам, сделавшим к началу реформ партийную карьеру, - к тем же Ельцину, Шеварднадзе, Яковлеву?
- Вероятно, это так, но дело в том, что Горбачев - и мы это уже видим - не способен переделать себя, перепрыгнуть «аппаратное» происхождение, хотя и разглагольствует о «новом мышлении». Как аппаратчик он наделен всеми отрицательными качествами аппаратных вождей. Ну не может он вынести возле себя талантливых людей. Не может назначить вице-президентом человека типа Яковлева или Шеварднадзе - ему надо назначить такого, который по всем качествам ниже его и никакой конкуренции ему не составит. И я подозреваю, что истинная причина роспуска Президентского совета именно в том, что Горбачева не устраивал совет людей более умных, чем он...

- А я вспоминаю его первое появление по ТВ - это было нечто невероятное: коммунист с почти что человеческим лицом... Тогда он был впереди страны и сдернул ее с места - теперь она его обогнала, а он застрял на социалистическом выборе, которого народ не делал, и на коммунистической перспективе, которую он в гробу видел. Ну а вы какую перспективу видите на ближайшее время?
- Я давно предвижу, что хаос и беспорядок приведут к тому, против чего боролись. И не нужен для этого никакой военный переворот, да я в него и не верю, так как знаю, на каком уровне организационной бездарности находятся те, кто был бы заинтересован его совершить. Все произойдет само собой и начнется с того, что встанет транспорт, парализовав страну. То, что выращивается, не собирается, что собирается - не вывозится, что вывозится - не разгружается, что разгружается - не довозится до магазинов. На повестку дня встанет милитаризация транспорта, затем милитаризация труда, ибо кто будет работать без принуждения, когда нет положительного стимула к работе?

- Похоже, что в возможностях демократии вы разочаровались...
- Я разочаровался в наших «демократах*, но не в демократических идеях. Случилось самое страшное - разительные перемены к худшему народ связывает с демократизацией, и демократии опять надо начинать с нуля, чтобы завоевать авторитет. Мы оказались недостойны ни свобод, ни демократии. Все случилось по предостережению Солженицына: «Если в нации иссякли духовные силы - никакое наилучшее государственное устройство ее не спасет... С гнилым дуплом дерево не стоит. Среди всевозможных свобод - на первое место все равно выйдет свобода бессовестности». Еще Столыпин говорил: свобода нужна, но сначала нужно создать граждан, достойных свободы... Другой разговор - демократы ли все это наделали? В том смысле, что люди, сегодня называющие себя демократами - Ландсбергис, Гамсахурдиа, Снегур, и те, кто помельче, - вряд ли истинные демократы. Скорее всего, это якобинцы. До настоящих демократов дело еще не дошло. Но они обязательно придут к власти. Вот тогда и поговорим.

- Как вы полагаете, Запад может нам помочь выбраться из кризиса и войти в цивилизацию?
- Запад помогает нам для того, чтобы иметь не просто бедного соседа, но соседа в долгах и чтобы мы продолжали экспериментировать со страной. Вы знаете, что моя картина вызвала на Западе жуткую злобу? Я предполагал, что она может не понравиться, но чтобы она спровоцировала такую ненависть к автору - не ждал.

- Что же им не понравилось, по-вашему?
- Как раз то, что я объявил преступными партию и ее эксперименты над обществом. Они, люди Запада, как бы говорят нам: прав ваш Горбачев, вы не тот социализм строили, попробуйте построить другой, гуманный, с человеческим лицом. Деньги мы вам на это дадим, а если и на этот раз не получится, то напишем на наших заборах: «Gorbachev – sorry!». Я натыкался на такой плакат в Западной Германии. Нарисован Карл Маркс, который говорит: «Пролетарии всех стран, простите меня!», а наискосок - эта надпись.

- Вы описываете реакцию лево-радикалов, которым интересно, чтобы мы довели вивисекцию до конца. Но ведь все реальные западные политики желали бы иметь дело с ССР, а не с СССР. А уж для банкиров ссужать деньги под социализм-все равно что выбрасывать их на свалку... Однако что же у нас получается? Социализм вам не мил, капитализм не симпатичен, демократия нынешняя отвратительна - но и возврата к старому вы не хотите...
- Так и есть. Но, видите ли, если бы Бог предложил мне выбрать для себя между раком и радикулитом, я бы выбрал радикулит, как меньшее из зол. По такому же принципу я выбираю капитализм, хотя предпочел бы, не употребляя идеологических клише, говорить об «обществе здравого смысла»...

- Как с точки зрения здравого смысла вы расцениваете советскую «челночную» дипломатию в районе Персидского залива?
- Горбачева звали в хорошую компанию - Миттеран, Тэтчер, Рейган, теперь вот Буш. Но его тянет к своим - Саддам, Арафат, Каддафи... А насчет советской дипломатии, об успехах которой вдруг затрещали, - что тут говорить? У нас и профессии-то такой не было. Знание языков, истории, культуры нашему дипломату не было нужно. Послами назначали проштрафившихся аппаратчиков! И вдруг - неслыханные успехи советской дипломатии?! Лучшие дипломаты мира не могли договориться с Хусейном. А нашим - удалось. Почему? Саддам Хусейн - убийца, садист, бандюга. Цивилизованного языка не понимает, говорит на своем - блатном. Ни американцы, ни англичане, ни французы по фене ботать не умеют. А мы умеем.
«Малина» с «малиной» всегда договорятся. Как Горбачев бросился защищать Хусейна! О гибели мирных жителей заговорил. Когда Саддам убивал курдов - он молчал. Когда вешал коммунистов - молчал. А тут, когда 100 самолетов, бомбя город, убили одного (!!!) штатского, он заговорил. Да как! Не мирных жителей ему жаль - убийцу...

- Как вы оцениваете итоги войны?
- Она обнажила для всего мира гнилость и глупость нашей системы и разрушила миф о могучей Советской Армии. По большому счету - это гипотетический сценарий войны между ней и НАТО (если без ОМП). Армия Саддама даже покрепче: есть дисциплина. У нас ее нет. Был у них и боевой дух. А у нас? Ну кто из наших солдат пошел бы воевать против французов, англичан, американцев? И стратегия Саддама - наша. Забросать противника своими трупами. Победа над Саддамом - победа над советским оружием, над устаревшей технологией.

- Выводы для нашей армии?
- Догнать армию США невозможно - в стране разрушена экономика. Значит, разоружаться к чертовой матери! Зачем держать многомиллионную армию, если - а это уже очевидно! - она будет разбита за несколько недель? Страшный урок! И Горбачев еще делает вид (правда, с трудом), что он лидер сверхдержавы. Никакой сверхдержавы уже нет. Есть нищая страна с огромной, но небоеспособной армией, во главе которой стоят далеко не самые талантливые полководцы.

- Похоже, что ВПК делает обратный вывод - вооружаться, несмотря ни на что. Парадокс - без реформ ему НАТО не догнать, а реформ он не хочет, ибо они ведут к уничтожению ВПК в нынешнем виде. Восторжествует ли тут здравый смысл?
- Восторжествует. Но боюсь, что прав Некрасов: «Жаль, только жить в эту пору прекрасную (...) уж не придется ни мне, ни тебе...»
Беседу вел Виктор МАТИЗЕН
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1991-13
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?