•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Необходимо расследовать деятельность КГБ

считает офицер Комитета госбезопасности и требует отставки председателя КГБ Владимира Крючкова.

Сложившаяся в органах КГБ СССР и вокруг них ситуация побудила меня выступить в печати. Предаидя неоднозначные суждения по этому поводу, осознавая всю меру ответственности и возможные для себя последствия, заявляю, что мои действия продиктованы исключительно убежденностью в необходимости скорейших коренных преобразований в органах госбезопасности, не преследуют никаких сугубо личных целей и не нарушают присягу. «Обиженным» и «ущемленным» не являюсь. Выступаю открыто, говорю откровенно, поэтому не намерен скрывать своего имени.
В органах КГБ 14 лет. Надеюсь дослужить до положенных 25. Подполковник. Занимаюсь проблемами организации и совершенствования контрразведывательной деятельности. 40 лет. Женат. Отец двух дочерей. Считаю более недопустимым спокойно наблюдать дальнейший развал органов КГБ и падение их авторитета, ибо подобное чревато серьезными осложнениями для всего советского общества, не говоря уже о преданных своему долгу чекистах.
Я требую отставки руководства Комитета во главе с его председателем генералом армии В.А. Крючковым. Аргументы в пользу этого вывода: неспособность руководителей КГБ СССР найти общий язык с народом, публично признать собственные ошибки, аргументированно разъяснить роль, место и задачи органов госбезопасности в системе государства, реализовать конструктивные изменения в структуре и организации их работы, дать объективную оценку внутри- и внешнеполитической ситуации, активно содействовать не мнимой, а истинной перестройке в стране, обществе и собственных рядах.
Закоренелый консерватизм, догматизм, приверженность практике слепого подчинения диктату КПСС (что уподобило Комитет бессловесному флюгеру, стоящему на страже абсурдных политических установок некоторых лидеров истерзанной проблемами страны, неспособных вывести ее из кризиса) привели к тому, что личный состав органов КГБ, большую часть которого составляют честные и преданные люди, в настоящее время деморализован, не уверен в своем будущем и не способен на должном уровне исполнять свой долг перед обществом. Многие сотрудники, особенно молодые, принимают решение об увольнении со службы, поскольку совершенно незаслуженно ощущают на себе негативное отношение граждан, вызванное преступлениями прошлых лет и неблаговидными поступками ряда нынешних коллег.


Именно нынешнее руководство КГБ СССР повинно в многочисленных нарушениях социалистической законности, прав человека, злоупотреблениях служебным положением, что вызвало резкую, во многом справедливую критику общественности в адрес ведомства, подорвало авторитет сотрудников КГБ в глазах народа, органичной частью которого они являются, интересы которого призваны защищать. В течение пяти лет перестройки руководство оказалось не в состоянии реформировать структуру и организацию деятельности КГБ, избавиться от застойных подходов к определению задач Комитета в принципиально новой политической ситуации.
Множество последних приказов и указаний, подписанных председателем и его первым заместителем Г.Е.Алексеевым свидетельствуют не о намерении добиться радикальных изменений в органах государственной безопасности, а о бессилии сделать что-либо в этом направлении. Более того, некоторыми приказами предусмотрены меры, подрывающие саму основу работы органов безопасности. Ни в одном из этих руководящих документов не дана объективная, принципиальная оценка сложившейся в мире обстановки, в первую очередь в отношениях с США и другими странами НАТО, еще во времена «холодной» войны получившими прочно закрепившийся за ними статус «потенциальных противников СССР». Без учета такой оценки строится работа разведывательных и контрразведывательных подразделений, оказывается определенное (не всегда оправданное) влияние на формирование внешней и внутренней политики СССР.
Руководство КГБ упорно не желает и судя по всему, не намерено сделать соответствующие выгоды из газетных публикаций, в ряде случаев содержащих справедливую критику в адрес отдельных сотрудников Комитета, раскрывающих неизвестные общественности, да и большинству сотрудников позорные факты. Вместо того чтобы привлечь к ответственности виновных и уведомить об этом советских людей, в недавнем обращении к личному составу члены коллегии КГБ СССР назвали развернувшееся в прессе обсуждение состояния дел в ведомстве «тщательно спланированной и осуществляемой противниками перестройки, другими деструктивными элементами клеветнической кампанией», призвали сотрудников КГБ сплотить свои ряды.

Содержание многих приказов наглядно свидетельствует об очевидном отрыве руководителей КГБ и их «команды» от повседневной оперативной практики, вызывает порой недоумение и непонимание даже у молодых сотрудников. В этих документах в изобилии лишь неконструктивная терминология застойных партийных материалов типа «усилить», «ускорить», «активизировать» и т.п. при почти полном отсутствии предложений, делающих понятным существо указаний и пути их реализации.
Наконец, именно руководство КГБ СССР, отстаивая несть мундира, побудило Президента СССР к изданию преждевременного и, как выяснилось, незаконного указа в отношении бывшего генерала О.Д Калугина, что в конечном счете обернулось дискредитацией М.С. Горбачева перед союзной и мировой общественностью, вызвало недоумение специалистов по поводу юридической обоснованности подобных действий лидера страны, особенно с учетом провозглашенного курса на построение правового государства. Если руководители КГБ убеждены в своей непогрешимости и «клеветническом характере измышлений бывшего генерала, то должны были последовать аргументированные, понятные людям, контрдоводы. Вместо этого на страницах «АиФ» появляется статья не известного почти никому из сотрудников человека, который от их имени сообщает читателям компрометирующие О.Д. Калугина факты, а по ведомственным каналам проходит подписанная первым заместителем председателя Г.Е.Агеевым телеграмма, разъясняющая ничего не знающим сотрудникам КГБ «порядок доведения аналогичной информации до общественности». Сам факт возбуждения в отношении Калугина О.Д. уголовного дела по признакам разглашения государственной тайны является чистейшей авантюрой. Не берусь судить о достоинствах и недостатках этого человека. Однако мне, как бывшему следователю, в принципе непонятно, как можно инкриминировать разглашение сведений, уже известных противнику. В итоге сегодня становится ясно, что игру против О.Д. Калугина руководство КГБ неизбежно проиграет, авторитет ведомства будет вновь подорван. Свидетельством тому – избрание О.Д. Калугина народным депутатом СССР.

Отставка руководства КГБ необходима еще и потому, что, имея в своем распоряжении хорошо подготовленные кадры, привыкшие, а иногда просто вынужденные подчиняться приказам, оно может стать инициатором чрезвычайных мер по защите интересов находящейся под огнем критики КПСС, отдельные функционеры которой ради сохранения своих позиций идут на все, вплоть до создания партийных банков и организаций чуть ли не частнопредпринимательской деятельности, не спросив на это согласия рядовых коммунистов, за счет которых они существуют и действуют.
Назначение В. А. Крючкова председателем КГБ СССР считаю серьезнейшей кадровой ошибкой, поскольку именно он лично ответствен за многочисленные провалы и нарушения в работе советской разведки и должен понести за это наказание.
Его заместителем до недавнего времени являлся бывший ответственный работник Алтайского крайкома КПСС, а ныне генерал-полковник В.П. Пирожков, большой «знаток» проблем контрразведки Алтая, распекавший одного из здешних руководителей за неудовлетворительное состояние работы в... Ростове- на-Дону!?
Другим заместителем председателя, тоже до недавнего времени, был генерал армии Ф.Д. Бобков - идейный руководитель всех печально известных теперь «акций» против инакомыслящих в СССР. Хотя Бобков и Пирожков в начале февраля и были отправлены в отставку, однако принципиальных изменений в связи с их уходом не произошло. Убираются «фигуры», а принципы остаются.
В мае прошлого года я имел возможность лично убедиться в деловых качествах заместителя начальника Инспекторского управления КГБ СССР генерал-майора Ю.В. Князева, который своими непродуманными действиями нарушил и без того заметно ослабевшие в последнее время связи наших сотрудников с населением Алтайского края.
Телезрители страны могли оценить уровень начальника Службы охраны КГБ СССР (бывшее 9-е Управление), не сумевшего без бумажки рассказать о задачах своего ведомства. В этой связи становится понятным нежелание Председателя Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцина пользоваться его услугами.

Не стану полемизировать с дилетантами и просто безответственными лицами, ратующими за расформирование органов КГБ. Ошибочность их мнения очевидна, ибо ни одно государство пока не считает для себя возможным существовать без аналогичной службы.
Что же нужно сделать для того, чтобы органы КГБ стали вооруженным отрядом не партии, а всего советского народа? В первую очередь они должны быть незамедлительно департизированы, несмотря на личное мнение председателя и явное противодействие других руководителей Комитета, а также подчинены, подотчетны и подконтрольны только и исключительно специальным комитетам Советов народных депутатов.
Необходимо провести в органах КГБ радикальные реформы по приведению их структуры, направлений деятельности и численности в соответствие с международной и внутриполитической обстановкой, исходя при этом из реальных потребностей и материальных возможностей страны.
Обсуждаемый недавно очередной вариант Закона о КГБ СССР не дает ответов на эти и другие вопросы. Новый закон обязан отражать конкретную позицию по поводу обоснованных мнений о необходимости создания республиканских служб национальной безопасности и ряду других диктуемых жизнью проблем.

Принятие Закона следует сочетать с обновлением руководства КГБ.


Следует серьезно разобраться с кадрами, определив их оптимальную численность, решительно избавиться от прежней номенклатуры, лодырей и приспособленцев, многочисленных отпрысков высокопоставленных должностных лиц. Прекратить порочную практику зачисления на службу в органы КГБ с одновременным назначением на руководящие должности по так называемым партийным и комсомольским наборам, отдав предпочтение лицам, решившим посвятить жизнь этому тяжкому труду не только ради загранкомандировок или по материальным соображениям. Снять существующие до настоящего времени негласные ограничения в компле1аовании кадров по национальному признаку и партийной принадлежности. Решительно покончить с уравниловкой в оплате труда оперативного состава, ставшей деморализующим фактором.
В обращении коллегии КГБ СССР к личному составу органов и войск Комитета говорится, что в условиях «клеветнической кампании по дискредитации органов госбезопасности» чекист не имеет права на пассивность и неопределенность собственной позиции. Думаю, что своим выступлением я ее вполне конкретно обозначил, и надеюсь, что хотя бы частично она совпадает с мнением моих коллег. И не нужно убеждать общественность, что отставка руководства КГБ в современных условиях не своевременна. Если общество действительно заинтересовано в дальнейшей демократической перестройке, то коренное изменение в руководстве, а значит, и в деятельности всего Комитета госбезопасности приобретает первостепенное значение.
Солидарен с требованием группы народных депутатов СССР о проведении расследования деятельности КГБ СССР и проверки соответствия его ведомственных приказов действующему законодательству. Призываю народных избранников к исключительно взвешенным, компетентным оценкам, соответствующим духу времени, законодательству и действующей Конституции.
Хочется верить, что Верховному Совету России удастся избежать многих ошибок прежних и нынешних руководителей КГБ СССР при формировании и организации деятельности вновь создаваемого Комитета государственной безопасности РСФСР.
Подполковник Владимир АЛАДКИН, сотрудник УКГБ по Алтайскому краю.
От редакции: Этот материал был подготовлен к печати еще до обсуждения Закона о КГБ в Верховном Совете страны. Казалось бы, такой серьезный законодательный акт должен был повлиять на позицию сотрудника Комитета госбезопасности. Однако уточнения формулировок от автора письма не последовало. Значит, закон по сути не изменит положения дел в КГБ? Тогда зачем же его принимать?
Журнал «Столица», №11-12, 1991 год.
рейтинг: 
  • Нравится
  • 1
Номер Столицы: 1991-11-12
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?