•   Последние или как я собирала новогодний стол 
  •   Эпитафия советскому року 
  •   Позвольте еще раз поправить Захарова 
  •   Я арестовал заместителя Власова 

Ушел ли поезд? Об итогах крымского референдума

Ушел ли поезд? Об итогах крымского референдумаПо воле обстоятельств название нашего полуострова несколько дней мелькало в прессе рядом с такими раздражающими, тревожными и даже опасными словами, как Прибалтика, Персидский залив. Судя по активности пропагандистского аппарата компартии, к референдуму о будущем статусе Крыма готовились так, будто он, этот референдум, и есть тот самый «последний нерешительный бой». На такой же лад настраивали и висевшие повсюду плакаты. Правда, невольно они выполняли и другое назначение: подобно фиговым листкам прикрывали абсолютную наготу витрин.
В воскресенье, 20 января, крымчанам предстояло ответить на вопрос: «Вы за воссоздание Крымской Автономной Советской Социалистической Республики как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора?»
Да или нет?
Несмотря на замысловатость вопроса (тут был свой резон), сомнений, что подавляющее большинство нынешнего населения Крыма скажет «да», не было. Беспокойство инициаторов референдума вызывало другое: придет ли на избирательные участки достаточное количество людей? В ходе прошлых выборов в Советы абсентеизм, который прежде считался явлением сугубо «ихним», западным, капиталистическим, стал и у нас фактором, которым нельзя пренебрегать.
Это беспокойство несомненно подогрелось заявлением Р.И.Хасбулатова во время одной из телепередач «Кто есть кто» по Центральному телевидению. Отвечая на вопросы, он выразился в том смысле, что в ходе переговоров России с Украиной речь о крымской автономии заходила и споров между сторонами не вызвала: автономию надо восстановить. Таким образом, как бы подтверждались и подкреплялись слова председателя украинского парламента Л.М.Кравчука на внеочередной сессии нашего областного Совета о готовности предоставить Крыму государственность без излишних дорогостоящих процедур, каким является референдум. У нас к этим словам отнеслись скептически и, думается, - зря.
Почему? Потому что договариваться, находить согласие - лучше, продуктивнее, чем перетягивать канат.


Однако поезд, как говорится, ушел. Референдум состоялся, и утром 21 января члены Центральной избирательной комиссии в Симферополе могли вздохнуть с облегчением: из 1770841 зарегистрированного избирателя 1343855, или 76 процентов, сказали «да». По отношению к тем, кто принял участие в голосовании, этот процент оказывается еще выше - более девяноста трех.
Воздержусь от комментирования итогов и хода голосования. К тому времени, когда эти слова будут напечатаны, уже состоится сессия областного Совета, на которой результаты референдума наверняка вызовут аплодисменты. Победителей можно понять. Дай Бог им - и всем нам, крымчанам, - увеличить крымский бюджет с 740 млн рублей до 1,3 миллиарда, поднять потребление продуктов питания и, в частности, мяса, уменьшить очереди, стабилизировать цены, взять в свою собственность все государственные предприятия, за исключением оборонных, и разумно всем этим распорядиться. Именно такой видится цель референдума, судя по выступлениям местной партийной печати.
Достижима ли она? Нас зовут: будем бороться! Победив на референдуме, будем бороться с утроенной силой. Зубами будем рвать каждый свой кусок. Благо, пример в этом подает город-герой Севастополь, который одновременно проводил еще один, параллельный референдум о собственном статусе. Он хочет быть и в Крымской АССР и в то же время оставаться закрытым городом, получать свою колбасу непосредственно из Киева, а еще лучше - из Москвы, чтобы не делиться ею ни с кем. Такие вот дела.
Я все думаю: не провести ли нам референдум в Ялте об исключительном праве пользования местными пляжами? А еще лучше - в Массандре: о собственности на здешние вина...

Тут все ясно, не правда ли? Непонятно только, куда девались в этом раскладе с бюджетом и колбасой еще недавно провозглашавшиеся высокие нравственные принципы, рассуждения о праве всех людей и народов говорить на родном языке, жить на родной земле, развивать свою культуру. Где-то в стороне никому не нужными оказались татары, из-за которых ведь изначально разгорелся весь сыр-бор, чей язык - татарский - был наряду с русским государственным языком прежней Крымской АССР.
Это ведь у них, татар, было когда-то здесь свое государство со столицей в Бахчисарае; в горных и предгорных районах (Алуштинском, Судакском, Бахчисарайском, Ялтинском, Севастопольском) они уже при Советской власти составляли более половины населения, а в целом по Крыму - более четверти; главным образом благодаря наличию татар (скажем так) Крым стал автономной республикой в составе РСФСР; выслали татар - ликвидировали республику. А теперь что же - можно ее восстановить и без них?
Наличие победителей предполагает побежденных. Неужели ими опять оказались татары?
Были ли они хотя бы зарегистрированы, внесены в избирательные списки? Как голосовали? Голосовали ли вообще? Ведь большинство народа находится все еще за пределами Крыма...
В ходе подготовки к референдуму тема восстановления справедливости по отношению к репрессированным народам звучала все глуше. А потом и вовсе заглохла. Выходит, поезд в самом деле ушел?
* * *
Читаю в законе о Союзном бюджете: выделить целевым назначением двести миллионов рублей специально на осуществление первоочередных мер, связанных с возвращением крымских татар на родину. Слава Богу!
Слушаю первое после референдума интервью, которое дал программе «Время» председатель облсовета и первый секретарь обкома партии Н.В.Багров: ни слова о восстановлении прав крымскотатарского народа.
Случайность? Хочется надеяться.
Станислав СЛАВИЧ, Ялта
рейтинг: 
  • Нравится
  • 0
Номер Столицы: 1991-09
Фото дня
Обложка дня
Опрос
Нужны ли на сайте статьи из других журналов?